Гравитационные волны и материализм


Вопросы диаматики

Трудно стать приличным материалистом, но если руководствоваться теорией Эйнштейна, то сделать это невозможно. Заучив её, легче превратиться в субъективного идеалиста. Но дело спасает то обстоятельство, что каждому человеку дана суверенная объективная возможность видеть, слышать, осязать реальную окружающую действительность самому, относясь к существующим теориям, как к единичному опыту осмысления действительности, а не как к истине в окончательном варианте. Только самостоятельно осмысливая и сопоставляя результаты собственных наблюдений за реальными явлениями с логикой доказательств и выводами уже существующих теорий, проверяя на практике собственные выводы, можно выйти на путь адекватного материализма.

Знание предшествующих физических теорий, в некотором количестве случаев, позволяет исследователю несколько сократить путь к новым истинам, избежать повторения старых ошибок, но истину более высокого порядка в физике невозможно извлечь только из предшествующих субъективных теорий. Более высокую истину можно постичь лишь идя дальше своих предшественников в исследовании самой объективной реальности.

Но успех в исследованиях надёжно сопутствует лишь тому, кто владеет не только методом «тыка», вульгарным пониманием значения слова опыт, эксперимент, а научной методологией исследования. Однако поскольку большинство физиков, тем более, молодых, до сих пор воротят нос от философии, «брезгуют» диалектикой, не говоря уже о диаматике, постольку, как показала практика, подавляющее их большинство обречены на изучение и оппортунистическую пропаганду чужих физических теорий и полную личную бесплодность, вынуждающую многих из них идти… в политику, в качестве грантоедов.

А не изогнуть ли нам пространство?

Нет ничего проще, чем в земных условиях почувствовать силу тяжести, т.е., якобы, силу притяжения Земли. Но оказалось, что объяснить природу этой силы физикам было так сложно, что Эйнштейну пришлось выдумывать теорию «искривления пространства», чтобы, хоть как-то, объяснить причину, по которой тела с незначительной массой как бы притягиваются к поверхности планеты. Эйнштейн пытался физические явления объяснить мистическими, да ещё и субъективно «понятыми» свойствами пространства.

Проповедникам этой теории пришлось, для наглядности, изображать пространство с помощью плоской, горизонтально расположенной координатной сетки, затем помещать в эту сетку космический объект «большой массы» и графически, изгибая линии прямоугольной системы координат, убеждать себя и других, что точно так ведет себя и реальное пространство, искривляясь под воздействием тел с большой массой. Т.е., якобы, только пустое пространство таково, что его основные свойства можно отразить с помощью декартовых осей на плоскости, но, когда в это «пространство» внедряется тело с «большой» массой, то оси координат приобретают некий градиент и начинают растягиваться, как гуттаперча, уважительно прогибаясь. В этом случае даже геометрия Лобачевского становится окончательно беспомощной в мире оппортунистических осей системы координат.

Эйнштейнианцев не смущает использование такого диетологического понятия как «тело очень большой массы». Пока, не наблюдалось попытки объяснить, с какого значения массы тела, пространство, выраженное с помощью линий, начинает прогибаться, а так же, на каком удалении от тела линии пространства перестаёт извиваться и… ПОЧЕМУ? Ведь, если на каком-то расстоянии от тела оси координатной сетки перестают искривляться, то о каком законе всемирного тяготения может идти речь? Наверно, по мнению авторов схемы, если тело меньше размеров ячейки координатной сетки, то искривление пространства не происходит, а если габариты тела больше ячейки координатной сетки, то растяжение и искривление линий пространства происходит и градиент «притяжения» растёт. Шутка юмора.

Даже, если сделать абсурдное предположение, что бесконечное, в полном смысле этого слова, пространство само по себе имеет некую кривизну, то поверх этой сумбурной картины можно наложить прямоугольную трёхмерную систему декартовых осей, и любая точка сколь угодно изогнутого пространства вновь приобретет в глазах исследователя точные относительные координаты.

Если уже декартова система, как частный элемент методологии позволяет исследователям судить о содержании многих конкретных процессов и явлений, то методология вообще придаёт мышлению стройность и последовательность во всех случаях, когда мыслитель сталкивается с многофакторной объективной реальностью, производящей, при первом знакомстве, впечатление хаоса.

Но Эйнштейн и его адепты, обладая нижайшей методологической подготовкой, попав в плен своих же спекуляций об искривлении пространства, искривляют и систему координат. А поскольку на координатных осях, при решении задач, связанных с движением в пространстве и во времени, откладывались величины пройденного расстояния и затраченного времени, постольку растяжение этих осей вокруг тел с бо-о-ольшой массой, Эйнштейн отождествлял с растяжением или сокращением пространства, с замедлением или ускорением времени, тем более, что и тензорное исчисление предполагает изменение величин в зависимости друг от друга. Но Эйнштейн не понимал, что трудности измерения не влияют на объективное положение объектов, что реальное кратчайшее расстояние между двумя точками в космосе никак не зависит от времени, от наличия или отсутствия «кротовых нор», тем более, от скорости передвижения субъекта, что время, никак не зависит от кротчайшего расстояния между точками А и Б и, тем более, от замедления актов тиканья часов в кармане наблюдателя. Эйнштейн явно путал земные ощущения человека, опаздывающего на самолёт или томительное ожидание отложенного рейса со свойством реального времени, не нуждающегося в тиканье часов. Образно говоря, время часов не наблюдает, поскольку бессмертно. А если, кого-то волнуют погрешности в измерениях времени и расстояния, то пусть тщательно изучат теорию погрешностей Гаусса.

Таким образом, и идея искривления пространства, и идея замедления или ускорения времени есть следствие массового пренебрежения эйнштейнианцами науки об объективных законах субъективного мышления.

Ясно, что, решая механические задачи в земных условиях, Ньютон, не испытывал большой потребности в выявлении природы сил «притягивающих» яблоко и Землю друг к другу. Для первопроходца, Ньютона, было достаточно самого факта и ощущений от падения яблока на голову для решения некоторых количественных задач теоретической механики и космологии.

Кто читал труды Эйнштейна, тот знает, как он был неравнодушен к славе Ньютона и как часто он поминал Исаака, утверждая, что его теория устарела и уже непригодна для объяснения физических явлений макромира и механики микромира, тем более для процессов, идущих со скоростями близкими к скорости света. Но, чтобы приобрести славу, не меньшую, чем у Ньютона, Эйнштейну ничего не оставалось делать, как попытаться заполнить «пустующую клетку» в таблице открытий Ньютона.

Возможно, однажды, заметив вмятину на подушке, оставленную собственной головой относительно большой массы, Эйнштейн подумал: почему бы гравитацию не объяснить законом, по которому искривляется поверхность подушки, выдав искривление «пространства» подушки за причину скатывания легкой звезды к более тяжелой, с последующим их слиянием. Естественно, что любая мятая подушка, конечно же, в бытовом смысле, пространственна, но Эйнштейн не понимал, что бесконечное космическое пространство не подушкообразно, тем более по объёму. На бесконечное пространство невозможно надавить ни с «сверху», ни с «низу».

Скатывание мяча для игры в гольф в зачетную лунку, тоже можно объяснить воздействием пространства, искривленного лункой, хотя, если зачетную лунку разместить НАД травяным покрытием дном вверх, то далеко не факт, что мяч упадет в верхнюю лунку «искривленного пространства». Значит, в земных условиях, сколько не искривляй само пространство над поверхностью Земли, вполне материальными, а не нарисованными линиями, тело, в земных условиях, будет стремиться внутрь Земли, к её центру.

Осталась выяснить «мелочь», почему?

Эйнштейн утверждал, что «гравитационные эффекты обусловлены не силовым взаимодействием тел и полей, находящихся в пространстве-времени, а деформацией самого пространства-времени, которая связана, в частности, с присутствием массы-энергии». (Сборник Альберт Эйнштейн и теория гравитации: Сборник стат. / Под ред. Е. Куранского. — М.: Мир, 1979. 592 с. С. 146-196)

Одна из глупостей, приводящих к созданию графических иллюстраций теории гравитации за счёт «искривления пространства» Эйнштейном, состоит в том, что авторы игнорируют факт отсутствия в БЕСКОНЕЧНОМ мироздании верха или низа. Поэтому обидно, когда мастера тензорных уравнений, вдруг начинают пользоваться средствами детской мультипликации и изображать искривление пространства в виде бильярдной лузы, ориентированной по земному, точно вниз, по стенке которой тело с меньшей массой скатывается к телу с большей массой. Стенки сужающейся воронки искривленного пространства, обращенные вниз, по которым тело с относительно малой массы должно скатываться к телу с большой массой по спирали и объявляется эйнштейнианцами причиной гравитации.

Анекдоты тем смешнее, чем более абсурдно они кончаются.

Представьте, что любимые персонажи теории Эйнштейна, наблюдатели, ещё твёрдо стоят на ногах: один на Северном полюсе Земли, а другой на Южном полюсе и наблюдают за «черной дырой» расположившейся в плоскости земного экватора. Если, один наблюдатель, например, северный, увидит, как черная дыра «искривляет пространство» вниз, то другой наблюдатель увидит, как та же «черная дыра» искривляет пространство вверх и все материальное скользит по стенкам этой воронки, тоже, вверх. Если северный наблюдатель будет утверждать, что гравитация, т.е. воронка, делает тело тяжелым и потому оно двигается вниз, то южный наблюдатель будет утверждать, что гравитация придаёт телу легкость необыкновенную, и не нужно никакого ракетного топлива, можно, просто запускать ракеты с Южного полюса, поскольку наблюдатель убеждён, что пространство искривляется вверх. Наверняка, барон Мюнхгаузен, если бы у него не оказалось под рукой гороха, свои путешествия на Луну он начал бы с восхождения, цепляясь за нарисованную сетку гравитационной воронки, обращенной вверх.

Из чего сделано «искривление пространства»?

С бильярдной лузой всё почти понятно, и шар будет спокойно лежать в сетке лузы, если прочность нитей сетки лузы на разрыв больше веса шарика. Но, каким образом «черная дыра» со своей постоянно растущей массой, пожирающая всё, даже, свет, удерживается воронкой «искривлённого пространства»? Из чего сделаны стеночки воронки «искривленного пространства» по которой «вниз», как по спирали, катятся звезды и черные дыры, не нанося ущерба стенкам воронки?

Одно дело рисунок подростка на бумаге, а другое дело физическая сущность стенок «воронки искривленного пространства».

Поверив в эту мистическую конструкцию, придется признать, что «материал», из которой сделаны стенки воронки, абсолютно не поглощается «черной дырой», он не рвётся и не расплавляется движущимися звездами, и потому стенки воронки не изъедаются, как, например, стенки граненного стакана изъедаются плавиковой кислотой.

Найдутся физики, которые скажут, что стенки воронки пространства сильны святым духом. Но, тогда, при чём тут физика? Нужно начинать искать ответ на природу гравитации в древнеегипетских папирусах, в буддийских мантрах, в Библии и Коране. И ответ прост: так угодно богу.

Таким образом, если уподоблять пространство натяжному потолку, то эйнштейнианцам следует поискать материал, из которого сделан этот «потолок», способный противостоять всепоглощающим свойствам «черной дыры» и потому удерживать на орбите саму «черную дыру», масса которой, умноженная на скорость её движения, оказывается, не способна прорвать стенки лунки, образованной в пространстве самой «чёрной дырой». Они, даже, имеют моральное право называть этот материал «серой материей» или «мировым эфиром», но только не, просто, искривлённым пространством.

Если же поверить в теорию искривления бестелесного пространства, то можно сформулировать четвёртый закон Ньютона: тело сохраняет криволинейное равномерное движение в искривленном пространстве, независимо от направления вектора и величины силы, действующей на него.

Представление в виде искривленной координатной плоскости — не просто иллюстрация. Вот как в типичном учебнике по Общей теории относительности представлена эта аналогия: «Если запустить из двух близких точек два тела параллельно друг другу, то в гравитационном поле они постепенно начнут либо сближаться, либо удаляться друг от друга. Этот эффект называется девиацией геодезических линий. Аналогичный эффект можно наблюдать непосредственно, если запустить два шарика параллельно друг другу по резиновой мембране, на которую в центр положен массивный предмет. Шарики разойдутся: тот, который был ближе к предмету, продавливающему мембрану, будет стремиться к центру сильнее, чем более удалённый шарик. Это расхождение (девиация) обусловлено кривизной мембраны.» Т.е. они, действительно, отождествляют материальную мембрану и пространство.

И всё бы ничего, если бы большая «черная дыра» спокойно лежала и продавливала бы пространство лишь на определенную глубину, создавая воронку-ловушку, по стенке которой более легкие «черные дыры» и звёзды скользят в пасть большой «черной дыры». Но, ведь, «черная дыра», в теории, движется по своей орбите, если верить рисунку, просто, вниз, а потому неизбежно будет «искривлять пространство» не в форме воронок, а в форме «прямых кишок», «вертикальных тоннелей», «буровых скважин», которые должны «схлопываться» после пролета «черной дыры» и, следовательно, колебания, от беспрерывных «схлопываний» этих кишок, прочностные характеристики стенок которых превышает величину момента движения «черной дыры» любой массы, должны порождать перманентную какофонию волн, сродни кавитационным, идущих со всех концов космоса.

Но остается не доказанным утверждение, что шумы, возникающие в связи с поведением «кишок» искривленного пространства имеет смысл называть именно гравитационными шумами, проливающими свет на причину падения яблок по прямой, перпендикулярной к касательной плоскости, проведенной через точку падения яблока на поверхность Земли, т.е. вниз.

Одновременно, если исходить из того, что видимость «притяжения» космических тел друг к другу возникает лишь вследствие кривизны пространства, а не собственной способности тел притягиваться друг к другу, то придётся признать, что сами «черные дыры» никакой «ужасно гигантской» гравитацией не обладают и, следовательно, если, даже, внутри космических тел имеет место «ужасное» давление, то оно порождено не силой притяжения, а лишь кривизной пространства, и не некими «гравитонами», на которых работают гравицапы, т.е. двигатели папелацы.

Таким образом, все имеющие графические способы объяснения природы гравитации, которые изображают «очень тяжелое» тело, спокойно лежащее в лунке «искривленного пространства» и вращающееся вокруг своей оси, лишь иллюстрация одного из вариантов массового, в лучшем случае, ЗАБЛУЖДЕНИЯ.

Допустим, что яблоко и Земля притягиваются друг к другу. Ударившись о землю, яблоко вызывает колебания земной тверди со звуковой частотой, порожденной именно гравитационным взаимодействием. Но остается неясным, существуют ли научные основания для того, чтобы считать колебания почвы и воздушной среды, порожденные падением яблока, гравитационными, а не просто звуковыми? Ещё нагляднее «гравитационные» волны возникнут, если вылить в тазик стакан воды. Меньшая масса поглотится большей массой под воздействием именно «гравитации» и, при этом, породит волны, сняв которые на видео и ауди, можно будет претендовать на нобелевку, не тратя ни одного цента на дорогостоящее оборудование для фиксации, якобы, волн, порожденных именно гравитацией на расстоянии в 1,3 млрд, трудно поддающихся проверке, световых лет.

Однако почему колебания, вызванные падением капель дождя под воздействием гравитации и слияние их с океанской водой, диссертанты от теории Эйнштейна не называют гравитационными, а волны, возникшие от слияния невидимых «черных дыр», якобы зафиксированные аппаратурой за сотни миллионов долларов, бродившие в искривленном пространстве почти полтора миллиарда световых лет, называют безусловно, гравитационными?

Здесь уместен вопрос: а совесть у ловцов таких «гравитационных» волн есть, или у них с этим так же, как и у многих в «Роснано», есть, но в минус 13 степени?

Ничего, кроме материи

Для уяснения сущности гравитации, обратимся к истории вопроса. В своё время, не обладая в полной мере диалектическим мышлением, не говоря уже о диаматическом, например, Аристотель, не утруждая себя дискуссией с самим собой, а потому ошибочно «объяснил» себе причину, по которой камень падает на землю быстрее, чем комочек шерсти такого же диаметра, что и камень и, на глазок, вывел прямую зависимость между ощущением тяжести тела и ускорением его свободного падения, дескать, «чем тяжелее тело, тем быстрее оно летит к Земле». Т.е. Аристотель ещё не ставил вопрос о притяжении, а лишь руководствовался результатами осязания разности величин «тяжести», как «причины» падения разновесных тел вниз, как ему казалось, с разным ускорением. Он не замечал разницы между силой броска и силой «тяжести». Он не учел, что броски камня есть приложение разных импульсов силы к одному и тому же камню, а потому дальность броска у разных метателей — разная и, при этом движение камня — равнозамедленное. Что касается силы «тяжести», то она сопровождает тело в каждый момент его движения в свободном падении, а потому, порождает равноускоренное движение.

Осталось только понять, почему тела разной «тяжести», летят к Земле с одинаковым ускорением. Именно это Галилей в отличие от Аристотеля, доказал на практике но, тоже, не владея в полной мере диаматическим мышлением, он не пытался объяснить почему тела со сходными показателями плотности, давящие на ладонь, с ощутимо РАЗНОЙ силой, т.е. обладающие разной «тяжестью», тем не менее, летят к поверхности Земли, практически, с одинаковым ускорением, даже при наличии атмосферы.

Строго говоря, Галилей описал физический факт более точно, чем Аристотель, но не объяснил его, поскольку ещё не имел научных представлений о микромире.

Если же для объяснения причины одинаковой скорости движения разных тел к поверхности планеты использовать только модель атома Резерфорда, то и тогда уже станет ясно, что процесс «притяжения» тел к Земле ошибочно рассматривать без учета атомарного строения тел. Более того, процесс «притяжения» ошибочно рассматривать и в отрыве от электронно-протонно-нейтронного строения тел, и в отрыве от ещё более миниатюрных элементарных частиц, формирующих электроны и протоны.

Физику очень важно «потрогать руками» то, что он изучает. Физику-теоретику, достаточно косвенных признаков, например, всплеска на экране осциллографа, чтобы предположить физическую причину появления этого графического пика на мониторе.

В отличие от физика-теоретика, не уделявшего должного внимания методологии, диаматик, начиная движение в исследуемом материале, всегда руководствуется аксиомой, гласящей, что в мире нет ничего, кроме МАТЕРИИ, образующей бесконечное множество форм физических тел, макрообразований и микрочастиц, которые двигаются в бесконечном ПРОСТРАНСТВЕ и в бесконечном ВРЕМЕНИ. Слово пространство в диаматике принято для обозначения объективного БЕСКОНЕЧНОГО вместилища материи, которому физики эйнштейнианцы стараются приписать кривизну и ограниченность. Но диаматики проводят свои исследования, руководствуясь вышеприведённой аксиомой, не потому, что так сказал Ленин, а потому, что, даже, в библии бог кормит людей не молитвами, а вполне материальными продуктами, пусть небесной, но манной, или двумя рыбами и пятью хлебами, а к Христу причащаются, поедая вполне рукотворные просвирки и запивая кагором. Я каждый раз предлагал верующим самых различных конфессий, выключить мой материалистический компьютер их молитвой животворящей. Видели бы вы, как укоризненно они на меня смотрели. «Знает кошка…».

Словом материя обозначается вся матрёшкоподобная объективная реальность, служащая субстратной основой всех существующих форм, которые воспринимаются органами чувств человека. Следовательно, в космосе, как и в любой микрочастице не существует никаких энергий, никаких полей, никаких лучей, колебаний, искривлений ОТОРВАННЫХ, каким-то образом ОТ МАТЕРИИ. Всё, что имеет форму и взаимодействует друг с другом, и внешне проявляет себя в мироздании различными эффектами, «гравитационными» волнами, свечением, упругостью, температурой, напряжением, сопротивлением и т.п. — является формами проявления движущейся и взаимодействующей материи разного уровня. Каждый макро и микро объект, каждое явление мироздания образованы ДВИЖУЩЕЙСЯ материей определенного типоразмера и спина.

Галактика включает в свой состав, как минимум, звезды и планеты; те, в свою очередь, состоят, как минимум, из плазмы и атомов; атомы, в свою очередь, состоят из нейтронов, протонов электронов; те, в свою очередь образуются в результате завихрения и концентрации потоков эфирных частиц; а частицы эфира состоят… и так далее, «до» бесконечности.

Явление, воспринимаемое экзальтированным наблюдателем, например, как «поле», на самом деле, является только движущейся материей определенного типоразмера, определенной массы, структуры, плотности потока и его формы. Любой случай, кажущийся самостоятельным проявлением «энергии», на самом деле, является лишь проявлением конкретной массы материи, конкретного типоразмера, движущейся с имманентной ей скоростью и потому воздействующей на окружающую среду. Никогда, никакая энергия не превращается в материю, никогда материя не превращается в энергию. Там где нет материи, там нет ничего, никаких полей, никаких проявлений энергии. Каждый раз, когда исследователю кажется, что он столкнулся с чистой энергией, на самом деле, он столкнулся с движением масс материи определенного, ещё не изученного типоразмера и других свойств. Любая элементарная частица материи отличается от любой другой частицы другого вида, лишь размером и спином, следовательно, количеством материи в частице каждого вида, скоростью перемещения, следовательно, разным энергетическим потенциалом, и направлением вращения вокруг своей оси.

В свете этой аксиомы становится ясно, что синхронность полёта тел с разными весовыми характеристиками к поверхности любой планеты можно объяснить только тем, что сила, вектор которой направлен перпендикулярно к поверхности планеты, действует не вообще на тело, а строго на каждую материальную элементарную частицу тела в отдельности и поэтому, несмотря на различие сумм векторов в отдельных обособленных телах (она в данном случае является арифметической формальностью, не имеющей физического смысла применительно к кинематике свободного падения), тело движется к поверхности планет с одинаковым ускорением только потому, что с этим ускорением движется каждая элементарная частица тела, и сколько бы частиц не входило в состав тела. Тело не может превысить скорость составляющих его частиц, испытывающих на себе действие силы «притяжения» одинаковой величины и направления.

Таким образом, причину свободного падения, т.е. движения тел с различной массой к поверхности планеты с одинаковым ускорением можно объяснить только тем, что каждая микрочастица тела образована движением одного типа материи и потому каждую элементарную частицу необходимо рассматривать лишь как фрагмент потока, все точки которого вынуждены двигаться, практически, с одинаковой скорость, за исключением частей потока, взаимодействующих со встречными и поперечными потоками, вызывающими всевозможные завихрения, возмущения, резонансы, что не является решающим для общего случая свободного падения.

Разность потенциалов,
как одна из причин поступательного движения

Вышеизложенное объяснение проливает свет лишь на внешнюю причину синхронности падения тел с любыми различиями в массе тел в безвоздушном пространстве, но не на природу причины «притягивающей», а на самом деле, толкающей бесконечную массу бесконечно миниатюрных дискретных корпускул материи в определенном направлении, что и порождает энергетический эффект.

Равное ускорение тел с разной общей массой доказывает, что масса частиц, испытывающих на себе «гравитационное» воздействие, одинаковая, и что в процессе свободного падения общность этих частиц в рамках тела никакой роли не играет. Иначе говоря, в случае свободного падения масса тела не играет никакой роли. Масса тела проявляет себя лишь в случае импульса силового воздействия на тело, движущееся равномерно по инерции. Правда и причина равномерного движения тел в космосе, пока, не имеет четкого объяснения, дескать, планеты летят по орбитам, вращаются, ну, и ладно.

В природе действует периодический закон подобий и аналогий, подмеченных ещё Евклидом и Менделеевым, не говоря уже о диалектике Гегеля и диаматике Маркса. Подобия и аналогии не отменяют качественных скачков, тем не менее, раскрыв сущность одного явления можно быть уверенным, что подобный или аналогичный факт лежит и в основе сущности, т.е. существования явления очередного качественного порядка. Таковы методологические блага диаматической спирали познания.

Работа паровых машин и двигателей внутреннего сгорания основана на факте разности потенциалов перед поршнем и за ним. В результате разности величин давления поршень приходит в движение. В электротехнике электрический ток, т.е. движение свободных электронов в проводнике возникает как следствия разности потенциалов в соответствующих звеньях электроцепи. Логично предположить, что и в случае с падением тел на поверхность Земли действует механизм разности потенциалов.

 

Как можно объяснить тот факт, что абсолютное большинство всех звёзд и планет имеют форму близкую к форме шара? Даже водяной и воздушный покров Земли имеют шарообразную форму. Объяснить это можно только тем, что на всю совокупность элементарных частиц, составляющих массу планет, действуют внешние, фактически, центростремительные силы, радиально направленные силы, перемещающие материальные частицы до того момента, когда плотность материи достигает необходимой величины «парусности», при которой уравновешивается количественные характеристики центростремительных и центробежных радиально направленных сил. Когда же центробежные силы начинают превалировать, то происходят приливы, просыпаются вулканы, сдвигаются материки, выбрасываются протуберанцы на звездах. Когда превалируют центростремительные силы, то происходят океанские отливы, или торнадо в атмосфере.

Иными словами, механизм, формирующий каждую элементарную частицу и любое космическое тело — подобны, они заключаются в практическом уравнении центростремительных и центробежных потоков эфирных и постэфирных частиц материи. При достижении равенства потенциалов двух противоположных потоков, материя в данной точке пространства приобретает устойчивую форму, достигнув определенной плотности. Причем, эти силы, подобны силе струи воды, падающей в сосуд с водой же, и раскручивающей всю массу воды в сосуде. В зависимости от места впадения струи относительно стенок сосуда и угла вхождения, может возникнуть водоворот, который может вращаться как по ходу часовой стрелки, так и против её хода с интенсивностью, пропорциональной массе и скорости вливающегося потока. Если же струя падает в центр сосуда, то вода завихряется тороидально. Подобно этому себя ведут и газовые потоки, и пылевые вихри, и нет причин полагать, что космические потоки материи эфирного и постэфирного уровня не могу образовывать устойчивые формы, которые в физике принято называть элементарными частицами, галактиками, созвездиями и т.п.

А поскольку на любое тело в космосе, на любую частицу в атоме, или в бозоне, действуют эфирные и постэфирные потоки и потоки существенно более миниатюрных частиц, постольку частицы с необходимостью движутся в направление наименьшего потенциала воздействия на них.

Низкое давление, возникшее в трубе пылесоса, «притягивает» к себе пылинки, и шум, образующийся при этом, может быть записан на ауди, как одна из форм гравитационных волн. На самом деле, отверстие пылесоса образует зону низкого давления, а атмосферное давление создает поток смеси атомов воздуха и этот поток захватывает и заталкивает пылинки в зону относительно низкого давления воздуха.

Аналогично этому, эфирные потоки, проходя через массу планеты неизбежно теряют значительную часть своей энергии, например, на разогрев ядра планеты и, подходя к поверхности планеты с внутренней стороны, обладают относительно пониженной кинетической энергией.

Эфирные же потоки, подходящие к планете со стороны открытого космоса, обладая более высокой, ещё не растраченной кинетической энергией приталкивают молекулы атмосферы и тел к поверхности планеты с силой, равной разности потенциалов внешнего и внутреннего потока частиц эфирного и постэфирного уровня.

Таким образом, ученым придётся ещё много потрудиться над тем, чтобы выяснить, что столкнулось в космосе и были ли булькающие, быстро затихающие звуки именно гравитационными колебаниями. А то, что в очень далеком космосе материальные объекты способны сталкиваться, сливаться и колебаться для материалиста не секрет.

Но, пока, выражение «гравитационные волны», будучи переведенным на русский язык как «тяжеленные волны» или волны «тяжести» убеждает, что проблему «гравитации» сегодня решают лирики эйнштейнианцы, которые по недоразумению называют себя физиками.

Валерий Подгузов                                                                                                                                                         ИСТОЧНИК

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Публицистика и заметки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.