О нематериальной стимуляции труда


До сих пор эксплуататорские формации знали два способа мотивации труда:

— -насилие («работай, а то убью»)

—  материальная заинтересованность («кто не работает, тот не ест»)

Именно поэтому нематериальная мотивация труда у всех антисоветчиков ассоциируется именно с насилием – не умея выйти за рамка узкокапиталистического мышления, ненасильственные способы мотивации сводятся либо к материальному стимулу, либо в лучшем случае к пропаганде. Именно в таком ракурсе рассматривают вопрос о мотивации и все оппортунисты – Хрущев, Косыгин, Андропов, Зюганов и прочие, и прочие.

К сожалению, многие «левые» точно так же считают, что коммунистическое общество произведет некоторый магический скачок, в результате которого труд станет сплошь творческим, и им заниматься будет приятно и интересно, а до этого работать будут под влиянием высокой сознательности – то есть, фактически, под воздействием пропаганды. Ослабь в таком обществе пропаганду – и мотивация резко сократится. Ведь труд – он долго не будет полностью творческим. Монотонные, непривлекательные, тяжелые виды труда будут длительное время сохраняться. Да и мера творчества будет изменяться с изменением характера труда. Для начала 20 века механизированный труд квалифицированного рабочего считался творческим по сравнению с клепальщиком, для современности токарь вряд ли удовлетворен своим творчеством.

Конечно,  умалять успехи пропаганды и расширения сферы творческого приложения усилий в трудовом подъеме первых пятилеток не стоит, однако надо понимать, что ни пропаганда, ни высокая сознательность не добились бы таких результатов, если бы не механизм, заложенный В САМОЙ ПЛАНОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА.

Основной закон, согласно которому плановое хозяйство порождает нематериальную и ненасильственную мотивацию к труду можно сформулировать следующим образом:

«Рациональная организация труда, научная организация производства на базе общественной собственности делает каждого работника одинаково значимым во всем народном хозяйстве, строго определенное место в производстве и прямая зависимость благосостояния работника от результата всей хозяйственной деятельности делает невозможным исключение работника из трудового процесса или некачественное выполнение им своих обязанностей»

Одним словом, рациональность и научность организации производства порождает у работника сознательность выполнения трудовых функций при условии удовлетворения основных разумных потребностей.

В чем тут отличие от капитализма?  При капитализме работник работает не потому, что труд его общественно необходим, и без этого труда рухнет благосостояние всего общества, разрушится социальная структура, и человечество пойдет обратно в пещеры, так не доклонировав мамонтов, а потому, что иначе он не получит набор необходимого для физического и социального выживания средств потребления. Наемного работника совершенно не волнует конечный результат труда – вне зависимости, что он строит, завод ли по производству игрушек или пирамиду для удовлетворения прихоти олигарха, или просто в силу иррациональности организации перекладывает бумажки в офисе, он работает, чтобы выжить. Иррациональность организации труда, излишние траты человеческой рабочей силы в разных формах при капитализме работнику вполне понятны даже в рамках его компетенции. Постоянный диссонанс между потребительской стоимостью и меновой, кустарная организация труда, постоянная задублированность и неравномерность производства, обилие посреднических звеньев, простое самодурство капиталиста – все это дополнительно демотивирует пролетария работать помимо вполне естественного нежелания прикладывать усилий больше, чем необходимо для получения заработной платы. Идиотизм пустопорожнего, ненужного обществу труда, бессмысленного перенапряжения сил, отчуждение результатов труда от работника порождает отношение к труду как к унизительной и обременительной обязанности, которая должна компенсироваться личными материальными благами. Антикоммунисты, когда говорят о «невозможности коммунизма из-за человеческой природы», имеют в виду только такого, воспитанного  капитализмом, человека, который никогда не пользовался всеми результатами своего труда, для которого хаос капиталистической организации производства есть бессмыслица, в которой труд сам по себе бессмысленен и очень косвенно влияет на его материальное положение и социальный статус, а влияет только получение зарплаты. Соответственно – если можно не трудиться и  получать, такой человек будет не трудиться и получать.

Однако плановая организация производства четко показывает даже для самого монотонного и нетворческого труда уже в самом трудовом процессе общественную значимость каждой операции – отсутствие излишнего, общественно ненужного труда в процессе производства,прозрачность производственных механизмов (завуалированных при капитализме денежной формой) делает каждый  трудовой акт общественно полезным, необходимым, от которого невозможно улизнуть, уклониться без потери в материальном положении и социальном статусе. Сам социальный статус в планово организованном производстве на базе общественной собственности формируется на основании количества и качества труда – при уравнивании материального положения никаких иных статусных признаков уже не остается. Осознание общественной значимости  собственной деятельности само собой мотивирует человека. Тяжелые последствия недобросовестности труда ложатся на него не только материальным, но и моральным грузом, остракизмом со стороны общества. Метеоролог, проспавший буран, электрик, забивший на аварию, токарь, систематически не выполняющий план, моментально выпадают из рационально организованного производства, им не находится места, аналогичного по степени социальной ответственности – при систематическом труда такого рода лодырь обречен на положение человека второго сорта.  Даже не теряя в материальном положении ничего, недобросовестный работник обречен на ухудшение общего качества жизни так или иначе.

Надо сказать, что капитализм также способен в частных случаях стимулировать пролетария через механизм осознания социальной значимости деятельности. Например, пропаганда «почетной обязанности Родину защищать» базируется на вполне добросовестном заблуждении призывника о высокой степени социальной необходимости это делать. На этом же принципе формируются и другие апелляции капиталиста к массам  – от иррегулярных «самооборон от террористов» до апрельских субботников, экономящих буржуазному коммунальному хозяйству денежки для прикорма обслуживающих коммунальное хозяйство фирм. Это не мешает, впрочем, капиталистам болтать про то, что нематериальный стимул не может обеспечить нужной мотивации к труду…                                                                                                                                                                   Иван Бортник                                                                                                                                               ИСТОЧНИК

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Общество. Добавьте в закладки постоянную ссылку.