Анализ романа Дэниела Киза «Цветы для Элджернона»


Произведение «Цветы для Элджернона» можно отнести к научно-фантастической драме.  Однако элемент фантастики там невелик и второстепенен, а драматическая составляющая стоит на первом плане.

Подача содержания в романе идет от лица 32-летнего мужчины по имени Чарли Гордон, являющегося умственно отсталым. Ему выпал уникальный шанс: пройти операцию на мозге, которая позволит ему поднять интеллект до нормального уровня, до него эту операцию прошла мышь по имени Элджернон, интеллектуальные способности которой возросли в разы. Чарли ведет дневник, в котором записывает свои впечатления, и самые первые записи начинаются еще с предоперационного состояния, они отличаются полнейшей безграмотностью и непониманием сути происходящего вокруг. Чарли очень хочет стать умным, научиться нормально общаться с людьми. Операция проходит успешно, и интеллект главного героя начинает расти невероятными темпами. Грамматика становится идеальной, а мысли становятся глубже от записи к записи. За несколько месяцев Гордон становится гениальным ученым, интеллект которого возвышается над теми людьми, на которых он хотел быть похожим до операции. Однако, в механизме изменения мозговой деятельности, была заложена ошибка, которая делала обратную регрессию умственных способностей необратимой. Чарли осознает это, но ничего не может поделать, теряя свою гениальность с каждым днем и впадая в амнезию. Со временем слог его отчетов становится более беден, он снова забывает пунктуацию, грамматику, и становится тем же человеком, что был до операции.

Роман довольно прост в усвоении, и, на первый взгляд, ничего, кроме этой грустной истории, в нем увидеть нельзя. Но так ли это? На самом деле, здесь можно выудить множество философских идей, которые сразу бросаются в наметанный в глубоком анализе литературы глаз. Философский посыл произведения можно разделить на несколько уровней.

Сначала необходимо выделить некоторые иррационалистические нотки. По мере роста разумности Чарли начинает все сильнее отчуждаться от людей. Ему постоянно говорят, что во времена своего умственного отставания он был добродушным, улыбчивым, имел множество друзей. Но он прекрасно понимает, какова была цена этой “дружбы”. Если человек вечно улыбающийся дегенерат, то, конечно, он постоянно будет находиться в компании других людей. Но какова цена такой социальности? Она состоит в том, что Чарли притягивал к себе людей лишь потому, что был вечным мальчиком для битья и клоуном, являлся легкой целью для постоянных издевок окружающих. По сути, эта “социальность” является все тем же отчуждением, только не осознаваемым умственно отсталым человеком. Став разумным, Чарли его осознал и отчуждение всего-навсего стало более непосредственным. Человек снимает отчуждение в совместной умственной и практической деятельности, но особенность современного общества такова, что ни односторонний глупец, ни гениальный ученый не могут заниматься оной просто потому, что не соответствуют усредненному уровню одностороннего развития остальных людей.

Глупость — искренна и понятна. Гениальность — сложна, недоступна, а потому страшна. Глупость притягивает. Гениальность отталкивает. Первое направлена на счастливое неведение любящего идиота. Второе — в бесконечность познания в ужасе одиночества. Сделай выбор!

Другой иррационалистический посыл является более верным. В романе постоянно подмечается отставание чувственного содержания Чарли от разумного. Интеллект можно повысить, заперевшись в библиотеке за книгами. Но чувственная сторона человека может развиваться только в постоянной практике общения с людьми. Операция резко форсировала рост интеллектуальных способностей, но навыки межличностных отношений так и остались на уровня развития ребенка, причем форсировать их рост никакая операция не могла. Чарли постоянно страдает от этого, и особо это видно в его опыте общения с женщинами, в том, как он не может поначалу строить с ними нормальные отношения. “Чистый” разум сам по себе мало на что способен без развития остальных сторон человека. Интеллектуальная односторонность не столь пагубна, как односторонность чувственная, когда человек глуп, но тонко разбирается в перипетиях межличностных отношений, но, тем не менее, и она приводит к печальным результатам и разрушению человека.

Человек, обладающий разумом, но лишённый способности любить и быть любимым, обречён на интеллектуальную и моральную катастрофу, а может быть, и на тяжёлое психическое заболевание. Кроме того, я утверждаю, что замкнутый на себе мозг не способен дать окружающим ничего, только боль и насилие. В бытность слабоумным я имел много друзей. Теперь их у меня нет. О, я знаю множество народу, но это просто знакомые, и среди них нет почти ни одного человека, который что-нибудь значил бы для меня или кому интересен я.

Но, так или иначе, за всеми вышеперечисленными иррационалистическими мотивами через весь роман магистральной линией проходят рационалистические идеи. Пусть в некотором смысле Чарли и стал чужд людям, но при этом он стал к ним ближе. Если раньше его близость к другим была похожа на близость обезьяны в зоопарке к его посетителям, то после операции все стали относиться к нему как к человеку, а не игрушке для посмешища. Пусть и к противоречивому человеку, не всегда самому приятному для окружающих, но все-таки человеку. Своей научной деятельностью он делал для человечества куда большую услугу, чем тем, что веселил толпы зевак.

Немур совершает ту же ошибку, что и люди, потешающиеся над слаборазвитым человеком, не понимая при этом, что он испытывает те же самые чувства, что и они. Он и не догадывается, что задолго до встречи с ним я уже был личностью.

Хоть Чарли и считал себя неразумного такой же полноценной личностью, но это было не так. Да, у него и тогда были свои переживания, чувства, осознание каких-то вещей. Но в человеке определяющей стороной является его разум, и только при полноценной интеллектуальной деятельности, при наличии достаточной рефлексии и социализации человек становится полноценной личностью. Да и сама социализация по-настоящему у Чарли началась только после обретения разумности. Интеллект как бы начал подтягивать за собой остальные стороны личности Чарли, и хоть им необходимо было самостоятельное развитие, толчок к этому развитию дал именно разум, что отчетливо показывает его определяющую роль в человеке. Эмоциональность тоже жестко привязана к развитию интеллекта, в случае с Чарли разум как бы наполнял незаполненный сосуд чувственных переживаний. Чем глубже сознание отражает мир, тем разнообразней его эмоциональное переживание.

Также стоит обратить внимание на высмеивание религиозности. Если Чарли-идиот не знал ни науки, ни искусства, но был уверен в существовании Бога, то Чарли-гений, наоборот, считал религиозные проблемы слишком ничтожными и не имеющими смысла, а все его внимание было сосредоточено на научных проблемах. Интересна сцена в пекарне, где женщина убеждала Гордона в том, что перестав быть умственно отсталым, он нарушил свое божественное предназначение, которое записано в его судьбе. Религиозность всегда надевает на человека кандалы, не дающие ему возвыситься над его текущим уровнем развития, метафизически отрицает необходимость самосовершенствования.

В заключение можно сказать, что этот роман, показывающий взлет и падение человеческого духа, заставляет задуматься о том, насколько велика роль разума в человеке, насколько уровень его интеллектуального развития преображает человека и кардинально меняет отношения с людьми. Рационалистическая направленность данного произведения становится понятной при его философском анализе, но при этом автор хорошо показывает ограниченность “чистого” рационализма и дает понять, что остальные стороны человека относительно самостоятельны и не сводятся лишь к одной разумной деятельности.

Максимилиан Сергеев                                                                                                                                                     ИСТОЧНИК

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Общество, Публицистика и заметки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.