О «Революционной рабочей партии»


Не так давно Сергей Биец «воскресил» свой давний проект под названием «Революционная рабочая партия». Проект до этого существовал довольно-таки долгое время, а затем самоликвидировался, поскольку полностью исчерпал себя.

В какой-то период у Биеца было много соратников, затем мало, периодически все доходило даже до заморозки «партии». Но вот теперь, спустя время, все-таки известный активист решил возродить свое детище. И надо признаться, что этим он привлек на свою сторону некоторых «левых» активистов.

Привлекательность заключается в том, что в России нет влиятельной марксистской партии. По всей видимости, поскольку КПРФ и типичные «левые» партийки вроде РКРП кажутся просто реакционными, люди часто принимают известное положение Эдуарда Бернштейна: «Движение — всё, цель — ничто».

И в итоге создается впечатление, что якобы это совершенно другая группа, якобы это альтернатива. Хотя на деле, если уж смотреть на ситуацию трезво, особую разницу заметить сложно. Возможно, именно невежество активистов порождает веру в РРП, и основа их «революционной деятельности» вовсе не идеология партии, а личные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, ведь идеологов и теоретиков там нет.

Однако стоит разобраться, что это за организация, почему ее решили назвать «революционной»? Какие реальные цели ставят перед собой члены партии и, главное, как добиваются их реализации?                                                                                                                                                                                                                                         I. К истории РРП

Когда речь идет о РРП, всегда нужно помнить, что это именно проект Биеца. Поэтому рассматривать партию отдельно от Биеца просто никак нельзя. А проектов он в своей жизни успел сделать несколько.

Прежде всего, политическую деятельность он начал в партии «Демократической союз». Примечательно, что речь идет о партии Валерии Новодворской . Но нельзя сказать, что Биец разделял ее взгляды, скорее дело заключалось в том, что просто не было трибуны для выражения политических взглядов. Формально он и тогда был левым, однако сам факт говорит о том, что если Биец и участвует в политике, то только в хвосте, что подтверждает также дальнейшая история.

В 1990 году он создает «Союз коммунаров», а затем партия переименовывается в «Комитет за рабочую демократию и международный социализм». Основная цель в том, чтобы присоединиться к международному троцкистскому движению – «Комитет за рабочий интернационал».

Биец, возможно, тогда искреннее верил в то, что это время великих свершений и что даже у небольшой группки, которая подвержена расколам из-за нелепых вопросов (вроде поддержки той или иной вооруженной группировки на африканском континенте), есть шанс изменить ход истории.

Лозунги тогда были радикальные: «революция!», «социализм!» и т. д. Но практика оставляла желать лучшего. Люди стояли с плакатами и раздавали листовки. Требования, как правило, заключались в том, чтобы поднять зарплату рабочим или повысить пенсию.

Так что многие люди вначале шли в партию, поскольку им казалось это чем-то новым, не косным, а затем выходили, поскольку на деле это просто раздача листовок и участие в акциях разного рода либералов (до развала СССР).

Соратники Биеца участвовали в событиях 1993 года. Биец о происходящем:
“Собственной стратегии не было. По сути дела коммунисты плелись в хвосте общедемократического, или как его принято было тогда называть, “патриотического” движения. При том, что наиболее активными бойцами на улице были коммунисты и комсомольцы – руководство движением контролировалось буржуазными патриотами из Фронта Национального Спасения”. На сегодня также ни одна партия не выдвинула действительно актуальную революционную рабочую программу. Так же как и двадцать лет назад так называемые революционеры не имеют связи с рабочим классом, и, как следствие, также “плетутся в хвосте общедемократического движения”.

В битве двух буржуазных группировок Биец выбрал почему-то защитников Белого дома. Сложно сказать, каким образом это связано с троцкизмом или революцией вообще. Речь шла о банальном госперевороте, дрались кланы буржуазии за передел собственности. Вряд ли пролетариату было важно, какому клану собственность достанется.

В том же году партийка Биеца раскололась. Повод был «важный» — вступать или не вступать в Комитет за рабочий интернационал. Короче, стали в России появляться клоны этой сомнительной организации, которые занимались тем же самым (т. е. раздавали листовки).

Затем расколы с разной периодичностью повторялись. Биец хотел примкнуть то к одному международному троцкистскому движению, то к другому. В чем смысл, понять сложно. Да и не особо это важно.

Сразу к РРП. Назвать организацию так решили в 1999 году на очередном съезде КРДМС. Примечательно, что именно на этом съезде из партии был исключен известный ныне либерал Борис Стомахин, который призывает убивать русских .

Чтобы понять комичность ситуации, стоит заметить, что исключили этого индивида по той причине, что он в одной своей статье назвал Ленина гомосексуалистом. В общем, «серьезная» организация.

К слову, если уж говорить о теоретическом уровне, то тут все пусто. Ни Биец за долгие годы своей деятельности, ни кто-либо еще из организации, так ничего и не выдал. Фактически никакой «революционной теории» у организации просто нет. Нужно следовать стихии, надеяться на авось. Такая тактика приводила только к расколу. В разное время существовало сразу несколько организаций с названием РРП (например, в 2000-х гг. в Перми действовала отдельная «пермская РРП») .  Как правило, со временем эти люди либо отказались от подобной деятельности, либо участвовали в создании других одиозных организаций (например, РСД). Большая часть таких партиек со временем просто исчезла.

Кризис в РРП – штука закономерная. Если долгие годы по сути ничем не заниматься, прикрываясь громкими лозунгами, то и участвовать в такой деятельности будет все меньше человек. Биец и оставшиеся преданными ему активисты попросту зашли в тупик. Возникает вопрос: «Что делать?».

II. Заморозка проекта и открытый оппортунизм

В 2012 году появилась организация МОК (Межрегиональное объединение коммунистов). Суть заключается в том, что после многочисленных расколов в КПРФ разного рода оппортунисты, которым не достались доходные места, скажем, в парламенте или на любых других оплачиваемых должностях, публично отреклись от Зюганова.

Они вдруг вспомнили, что есть некий марксизм и что руководство КПРФ отошло от принципов. Удивительно тут только то, что члены данной организации прекрасно уживались с оппортунизмом Зюганова иногда 10 лет, иногда и 20, ничего их не смущало, порой они и сами выдвигали националистические лозунги.

В общем, все было хорошо, пока эти люди занимали положение, позволяющее им зарабатывать. Суть нового проекта заключалась в том, чтобы создать некую альтернативу КПРФ и занимать там ключевые позиции (т. к. не было конкурентов в лице приближенных Зюганова). Люди считали, что могут при помощи авторитета «настоящего коммунизма» взять места в Госдуме или хотя бы на местном уровне.

Естественно, сразу же к ним обратилось множество разных левых активистов. Ведь разница тут в том, что озлобленные бывшие члены КПРФ имели ресурсы и нужные связи, они могли лучше все организовать (лучше, по сравнению с деятельностью мелких групп).

Биеца это заинтересовало, его не смущало даже, что лидер МОК – Лакеев, бывший функционер КПРФ, который занимал ключевые позиции в данной партии. На это время РРП практически бездействовала, а Биец неоднократно участвовал в деятельности МОК.

В качестве примера можно привести выступление лидера РРП на совещательном съезде МОК . Он открыто заявляет, что с 2002 года «критически» поддерживает КПРФ! Это прямо-таки странно, учитывая тот факт, что нигде это не отражено, и КПРФ практически всегда именовалась оппортунистической организацией в среде активистов РРП.

Биец опустился до того, что поддержал кандидата в мэры Москвы от КПРФ:
“Наша поддержка кандидата от КПРФ на самом деле направлена против КПРФ, потому что мы сейчас заранее знаем, что результат Мельникова на выборах будет низкий. Но мы хотим, чтобы Рашкин и компания не имели возможности, показывая на нас пальцем, сказать, что он получил этот низкий результат, потому что мы ему мешаем. Мы ему не мешаем, мы поддерживаем – не проблема. Но он все равно будет иметь низкий результат. КПРФ настолько сгнила, что не ведет никакой избирательной кампании. Нельзя помочь тому, кто сам себе помочь не может. Наша поддержка Мельникова – демонстрация неприятия буржуазных кандидатов”.

Как видно, Биец доверяет выборам, пеняя на то, что плохая избирательная кампания. Возможно, он сам таким образом хотел предложить себя в качестве пиарщика для этой получерносотенной организации.

Но вопрос тут интересный: допустим, что КПРФ бы победила на выборах. Что бы изменилось? Любой марксист должен понимать, в интересах какого класса действует КПРФ и подобные организации, в чем можно убедиться неоднократно. В качестве примера можно вспомнить о победах подобных структур в мире. Например, в Молдове долгие годы такая организация возглавляла правительство. А КПРФ побеждала на парламентских выборах, затем депутаты принимали неолиберальный бюджет и говорили что-то о том, что революции в России больше никогда не будет.

Как можно заметить, в этот период Биец сильно изменился. Связано это только с тем, что он решил участвовать в новом проекте бывших участников КПРФ, которые вдруг, спустя десятилетия, вспомнили о том, как хорош коммунизм и какой оппортунист Зюганов.

Биец в любом случае нужен подобным прохвостам, поскольку, хотя и небольшую кучку, но он может мобилизовать, у него есть некий «авторитет» прежде всего заключающийся в том, что он долгие годы потратил на бесполезную деятельность, как и все прочие члены будущей партии.

Партию создали, назвали «Объединенной коммунистической партией». Как и предполагалось, во главе стоят бывшие члены КПРФ, основные должности у депутатов (или бывших депутатов) и их помощников, т. е. у людей, которые получают большие деньги, практически ничего не делая, или занимаясь откровенным вредительством.

Логику паразитов понять можно: это источник дохода. Какой мотив у Биеца? Либо он хотел стать депутатом/помощником депутата, либо посчитал, что это трибуна для пропаганды определенных идей. Но факт остается фактом, что Биец приветствовал официальную регистрацию данной партии, а также ее участие в парламентском кретинизме. Если бы проект был успешен, то у Биеца были бы большие шансы возглавить какую-нибудь структуру, все-таки он был в ОКП секретарем ЦК .

Однако ничего не вышло. Человек, который питал иллюзии по поводу раздачи листовок, точно так же ошибся, когда решил встать на путь открытого оппортунизма, поскольку проект провалился полностью. ОКП – клон КПРФ во всех смыслах . Просто это мини-версия.

В основном эти люди участвовали в ритуальных акциях и раздавали те же самые листовки. Ничем примечательным за весь период существования данная организация не отличилась. Кроме, разве что, «особого» отношения к ДНР и ЛНР, фактической поддержкой российского государства. И это речь идет про общую деятельность, а не о Биеце, который, надо признать, все же не поддерживал захватническую политику российского государства. Но вопрос тогда в том, почему он сразу не покинул эту партию, если все-таки речь уже шла о принципиальных расхождениях? Вместо этого он активно участвовал во многих акциях ОКП.

Глупость «вождей» доходила до прямого сотрудничества с партиями вроде «Другой России» и всякими ополченцами, т. е. преимущественно поклонниками белого движения. Но Биец умудрился и этот момент обойти. Он занимал почетную должность в партии, ожидая официальную регистрацию.

Но когда уже партию стали покидать активисты, когда все застопорилось, и уже стало понятно, чего можно ожидать в итоге, начались новые расколы, это стало уже основной темой. Повод найти было легко: ДНР, национализм, патриотизм и так далее.

Биец не знал, что делать в таких условиях. Он странно отреагировал на смерть Немцова:
«Кризисные явления нарастают. Это чувствует каждый бедняк в нашей стране. Совершенно не важно кто убил Немцова, равно как не имеют значения ни позиция Немцова, ни его прошлое — в сознании массы он известный оппозиционер, и он убит. Стало быть, он был против тех, кто делает меня сейчас беднее и мешает жить».

Некий прислужник олигархов, который участвовал в приватизации, теперь, оказывается, противник тех, кто делает собственных граждан еще беднее. Вероятно, сложно опуститься ниже человеку, который считает себя по какой-то причине марксистом. Интересно, а если бы убили Прохорова, он бы говорил то же самое? Впрочем, для людей без принципов это не имеет особого значения, поскольку теоретический уровень активистов ОКП был крайне слаб, и на этой почве можно было взрастить хоть национализм, хоть любую другую реакционную идеологию.

III. «Возрождение» РРП

ОКП не имела особой поддержки, однако туда успели войти люди, которые поначалу считали, что это альтернатива КПРФ. Лидеры партии довольно быстро развеяли эту иллюзию. Со временем Биец все чаще вступал в открытый конфликт с другими функционерами партии.

В итоге он действительно сумел набрать себе союзников, которые считали себя «настоящими коммунистами», а остальных – правыми. Новое окружение Биеца отличалось плохой памятью, поскольку формально все же во времена существования МОК Биец почти не отличался от т. н. правых.

Далее произошел традиционный раскол. Биец ушел из ОКП, прихватив с собой отдельных активистов. Последние, судя по всему, поверили, что Биец – реальная альтернатива и что он способен создать политическую организацию.

Что же он сделал? Просто реанимировал РРП. Прошло довольно-таки много времени с тех пор, как организация с таким названием успела много раз расколоться, а затем просто исчезла. Новые сторонники Биеца, похоже, историей партии не интересовались, да и зачем?

Впрочем, тут, скорее всего, повторится то же самое. Поначалу энтузиазм, раздача листовок, расклейка странных стикеров, а затем спад, потому что такая деятельность в принципе ни к чему не приводит.

Новые активисты на чрезвычайной восстановительной конференции РРП находили себе оправдание:

«Поначалу казалось, что товарищами, изгнанными из КПРФ, движет искреннее стремление порвать с оппортунистическим прошлым и встать на путь строительства действительно коммунистической в ленинском понимании партии».

Интересно, а когда эти люди давали повод считать, что они являются марксистами? Чем ОКП отличалась от КПРФ принципиально? Они с самого начала дали понять, что их главная цель – официальная регистрация партии в Минюсте. Затем союзники Биеца рассказали и об оппортунизме, поддержке Новороссии и т. д. Только не сказали, как же они, якобы сторонники партии ленинского типа, все это терпели.

А какая собственно партия у Биеца? Смотрим программу . Как можно заметить, речь идет о реформизме и экономизме. Тусовке Биеца нужны подачки от капиталистов, нужен капитализм с «человеческим лицом». Конечно, формально в некоторых местах активисты могут заявить, что их цель – социалистическая революция, однако на практике они просят Путина и чиновников не поднимать цены и вовремя платить зарплату.

И чем все это отличается от ОКП или КПРФ ? Да ничем. Это фактически те же самые цели и те же самые действия. Причем акции РРП (за исключение одиночных пикетов) почти всегда подчинены профсоюзам и оппортунистическим партиям «левого толка», то есть РРП — просто массовка.

В России за последние годы подобных партий появилось много, и если кто-то сочтет, что Биец – оппортунист, то всегда есть выбор, куда пойти, чтобы заниматься подобной деятельностью. Очевидно, что в России нет левого движения, а сторонники марксизма в тупике, поскольку игнорируют как революционную теорию, так и практику.                                                                                                                                                                                                                                                              IV. Теория и практика

В отдельных документах РРП можно лицезреть общие и краткие формулировки, которые формально даже можно отнести к марксистским. Однако проблематика заключается в том, что речь все-таки идет об общих фразах, и это не подтверждается ни теорией, ни практикой РРП. В первую очередь хотелось бы узнать, что в деятельности РРП революционного? Сотрудничество с реакционными политическими организациями и профсоюзами, бессмысленные стояния и одиночные пикеты, раздача листовок? Самое примечательное в том, что партия вообще обходит вниманием период становления революционной организации, как будто его можно просто перешагнуть. Отказаться от научной теории в пользу стихийности. Похоже, речь идет о партии махайского типа.

Особенно если учесть тот факт, что просвещение и марксизм для Биеца не столь существенные вопросы. Он полагает, что рабочий класс сам по себе способен освободиться, а его непонятные союзники могут лишь участвовать в акциях рабочих, а не быть авангардом рабочего класса, что подтверждается именно реакционной деятельностью этой партии, которая идет «в хвосте» протестных акций.

Чего стоит хотя бы участие этих людей в митингах дальнобойщиков, которые мечтают сохранить «мелкобуржуазный рай», то есть работать на себя, а не на дядю. Причем эти люди постоянно подчеркивали, что радикальные лозунги неприемлемы. Ну, с этим мирились активисты РРП. Главное – быть частью массовки.

О принципах стоит сказать отдельно. Биец заявляет, что основная цель РРП:
«Не объединение коммунистов, а объединение рабочего класса. Другие левые коммунистические организации: такие как «Автономное действие» (анархическое), Российское социалистическое движение и так далее… более приближены к рабочему движению».

Как видно, особых принципов у организации нет, объединяться можно практически с кем угодно, заранее оправдывая «тактические» союзы с реакционными профсоюзами и партиями вроде КПРФ. Ну а выбор возможных соратников не случаен. В программе РСД указано:
«В сегодняшней России РСД поддерживает демократические требования, реализация которых возможна и при сохранении капиталистического строе» .

Это, в общем-то, леволиберальная популистская партия, клон «Новой антикапиталистической партии» из Франции. Активисты партии принимают активное участие в различных акциях либералов, в частности они даже участвовали в координационном совете оппозиции. Подробный обзор на подобную публику есть в статье «Маргинальный бестиарий, или Как тов. Троцкий в гробу крутится» .

Но самое интересное, конечно, это «Автономное действие». Речь идет об организации анархистов, часть которых верит, например, в анархономику, часть считает, что идеальная организация общества – дикие африканские племена. Некоторые полагают, что после «бескровной революции» можно сразу отменить государство и тотально децентрализовать экономику, приближая общество ко времени первобытного обмена и малочисленных общин. Совершенно очевидно, что люди, разделяющие подобные взгляды (не все анархисты разделяют такие взгляды, но в целом децентрализацию и мгновенную «отмену» государства поддерживают практически все «левые» анархисты), являются идейными врагами марксизма. Подобные мелкобуржуазные идеи в действительности только уводят людей от революционной борьбы в сторону грёз. Существенные результаты возможны только в том случае, если человек опирается на научную теорию. А вот ее как раз анархисты зачастую игнорируют, идеализируя прошлое или вставая на позиции субъективного идеализма.

Это уже явно говорит о том, что никаких особых принципов у Биеца нет. Важнее то, что есть непонятная толпа, которая готова участвовать в любых протестах рабочих, мелких буржуев и даже либеральной интеллигенции.

Принципиально тактика Биеца ничем не отличается от тред-юнионистской. Фактически данная структура вписана в капиталистическое общество и направлена не на революционные преобразования, а на получение подачек от буржуазии. В.И. Ленин замечал: «…тред-юнионистская политика рабочего класса есть именно буржуазная политика рабочего класса» ( В.И. Ленин. ПСС, т. 6, с. 96.)

Этим же занимаются отдельные «социалисты» из РСД и анархисты, которые со временем  могут стать частью бюрократического аппарата профсоюза и получать зарплату, заключая договора как с директорами предприятий, так и с правительством. Подобных случаев история знает очень много. Никогда еще не было такого, чтобы подобная тактика приводила к революционным преобразования. Как правило, к перерождению конкретного человека (многие современные профсоюзные лидеры и бюрократы в прошлом были «левыми»).

Капиталистическая система выбирает правила, по которым можно с нею бороться. Биец и прочие принимают эти правила и попадают в ловушку. Из-за отсутствия теоретической подготовки они не замечают очевидных противоречий, и в итоге со временем могут просто разочароваться в идее и уйти на покой, как это сделали многие бывшие соратники Биеца по различным партийкам.

Буржуазия может спать спокойно, пока подобные Биецу деятели толкают рабочих на путь реформизма, выпячивают отдельные социальные проблемы, а не в целом борются с капитализмом. Особо важно подчеркнуть, что в защиту рабочих выступают также ультраправые и либеральные партии. Это общее место реформистской политики.

«Левые» даже помогают капиталистам, потому что в случае волнений они всегда могут сказать, что нужно составлять петиции, обращаться к президенту, надо как можно «спокойнее» решить ту или иную проблему с руководством.

Биец, как и большинство современных якобы марксистов – сторонники экономизма. Направление, ставшее в конце XIX века российским вариантом ревизионизма. Революционеры, под влиянием реформистских теорий Эдуарда Бернштейна и его соратников, сворачивали с пути на социальную революцию в сторону мелких подачек. Идя этой дорогой, европейские социал-демократические партии позже стали одной из главных опор империализма в своих странах.
Основная задача таких партий – дезорганизация революционного движения, ослабление классовой сознательности пролетариата. Неудивительно поэтому, что после революции 1917 года в развитых странах при поддержке правящего класса активно распространялись брошюрки сторонников подобных идей вроде Каутского, которые обрушивались на пролетарскую революцию с уничижительной критикой.

В интересах какого класса действовали сторонники экономизма? Кажется, это ясно и так, потому что даже если они добьются неких успехов, то капитализм все равно сохранит свое существование, возможно даже укрепится, а рабочие с определенного предприятия могут получить подачки, тогда как «издержки» могут взять с других.

Пример из истории: российская оппортунистка Е. Д. Кускова в 1899 г. опубликовала кредо, где заявила, что марксизм «устарел», что социальная революция не цель левого движения. Самое главное:
«пропагандировать рабочим свержение самодержавия… это значит подвергать их величайшей опасности, какая только была возможна в истории».
«Для русского марксиста исход один: участие, т. е. помощь экономической борьбе пролетариата, и участие в либерально-оппозиционной деятельности»                                       ( С. Рудник, Б. Павлов. Подлинная история РСДРП—РКП(б)—ВКП(б), стр. 96. )

Явление было повсеместным. Не удивительно, что Кускова и многие ее соратники в момент, когда революционное движение в действительности не получилось сдерживать (т. е. незадолго до революции 1905 года), сразу почти всем составом вошли в либеральную партию «Союз освобождения» с прочими «легальными марксистами».

Подобное поведение практически всегда было характерно для сторонников только экономической борьбы. Достаточно упомянуть хотя бы времена становления фашизма в Италии, когда марксисты действовали революционно, а лица, сторонники тред-юнионизма, в итоге просто сдались классовым врагам (случилось это на объединённой конференции социалистической партии и Конфедерации труда). Затем последовало некоторое «улучшение», т. е. увеличение зарплаты, но потом уже репрессии, уничтожение революционного движения, а затем и полный откат. Революционная организация не должна относиться компромиссно к реакционным профсоюзам, особенно принимать то или иное решение путем совместного голосования, где сторонники капитализма имеют право голоса. Совершенно ясно, что в интересах рабочего класса именно борьба с капитализмом, а не борьба за сиюминутные улучшения, которые зачастую достигаются при помощи угнетения рабочих из неразвитых стран, неравного обмена. Но особо обольщаться тут не стоит, поскольку как только рабочее движение перестает представлять угрозу, то и подачек не будет.                                                                                                                                                                                                                                       V. Партия

Биец и ко утверждают, что у них партия ленинского типа. Чтобы доказать, что это заблуждение, надо вспомнить, что такое партия ленинского типа. Во-первых, надо помнить о том, как зарождается политическая марксистская партия.

В первую очередь все начинает с кружка. Как показывает история, обойти этот момент, отказаться от революционной теории, означает только то, что люди будут топтаться на месте, играть в те игры, которые им навязывает буржуазия, действовать только в рамках правил и законов. Насколько подобная тактика эффективна, свидетельствует история «левого движения» на постсоветском пространстве.

Именно характерные черты подобных партий – отказ от социальной революции и марксизма. То, что еще сохранились некие лозунги, на самом деле ни о чем не говорит. Те же самые социал-демократы, как правило, только в 50-е годы прошлого века официально отказались от марксизма, хотя совершенно ясно, что на практике они отказались от него, возможно, в отдельных случаях вообще практически с самого основания массовой организации парламентского типа.

Грубо говоря, наука стала не нужна, можно было просто вписаться в капиталистическую систему таким образом, чтобы получать с этого выгоду, опуская до признаний, что капитализм — «естественное» и даже «вечное» явление. Поэтому вместо того, чтобы изучать капитализм, критиковать политическую экономию правящего класса, лица с трибуны просто ограничивались популизмом. Это относится и к т. н. коммунистическим партиям, которые участвуют в парламентской деятельности, в случае чего «усмиряют» рабочих, заявляя, что нужно просто правильно голосовать на выборах.

Кружок – совершенно иная деятельность. В первую очередь в кружке должны состоять марксисты. Их задача – обоснование, формулировка и разработка важнейших вопросов. Учитывая тот факт, что все-таки в нынешнем состоянии большинство «левых» вообще не знакомы с марксизмом (а порой даже с основами естествознания, философии и общественных наук), задача очень важная – сформировать авангард рабочего класса.

В марксистках кружках прошлого, в первую очередь, изучали научную литературу. Причем не только работы вроде «Капитала» Маркса, но и научно-популярные книги. Все это изучали и конспектировали. Если кто-то заблуждался по тем или иным вопросам, товарищи непременно поправляли.

Ведь основа кружка, как правило, люди компетентные, образованные. Рабочий А. А. Соловьев описывает, что происходило в первых марксистских кружках в Российской империи:
«В глухой темной Гавани, в тесной комнатушке изучали законы вселенной, законы человеческого общества. В кружке занимались космографией и дарвинизмом, читали Манифест, брошюры Плеханова, издания группы «Освобождение труда»                                  ( Казакевич Р. А. Социал-демократические организации Петербурга конца конца 80-х – начала 90-х годов (кружки П. В. Точисского и М. И. Бруснева). Л., 1960. С. 143. )

Кто-то может подумать, что это положение устарело. Однако мы видим сегодня, что невежество, в том числе среди образованных граждан, — явление повсеместное. И марксистское просвещение в кружках, конечно, куда более полезное дело, чем участие в странных акциях, где могут вместе выступать леваки, националисты, ЛГБТ-сообщества и какие-нибудь православные фундаменталисты. Такая деятельность ни к чему не приведет.

А вот кружок может стать основой для создания партии. Ведь именно так появился «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», а впоследствии и РСДРП. Участники марксисткой партии ни в коем случае не ограничивались участием в акциях. Там были теоретики-марксисты, которые изучали общество, применяя научные методы. В результате находили решения, которые целесообразны в данный момент.

Партия ленинского типа – централистская организация, где, в первую очередь, учитываются не некие абстрактные представления, а научный принцип. Ленин прямо утверждает, что социалистическое сознание не заложено в рабочем классе, необходима работа с сознательными представителями пролетариата, чтобы такое сознание сформировалось. В противном случае речь идет о стихийном и бессмысленном бунте, который вряд ли закончится социальной революцией. А если и закончится, то из-за отсутствия компетентных кадров может просто повториться история с коммуной  или же с многочисленными попытками построить «красную республику» с нуля, игнорируя враждебное окружение, объективные экономические законы.

В работе «Шаг вперед, два шага назад»  В.И. Ленин подтверждает, что основные принципы марксисткой партии – организованность, централизм и дисциплина. Сила рабочего класса в организации. Ленин подчеркнул:

«Якобинец, неразрывно связанный с организацией пролетариата, сознавшего свои классовые интересы, это и есть революционный социал-демократ. Жирондист, тоскующий о профессорах, гимназистах, боящийся диктатуры пролетариата, вздыхающий об абсолютной ценности демократических требований, это и есть оппортунист» .

Биец же считает, что рабочий класс сам есть организация, он способен без партии организовать революцию и переустроить мир. О демократических требованиях Биец также не забывает. Ну а теоретическая работа данного индивида особо не волнует, в чем он сам признается постоянно. Важнее всего выступать за абстрактные принципы, а не разобраться в конкретной ситуации. Поэтому и нет никаких важных теоретических работ у Биеца и его соратников.

Довольно часто Биец ссылается на то, что многие интеллигенты пренебрегают рабочим классом. Отчасти он прав, поскольку группы, которые действительно игнорируют рабочий класс, имеются. В действительности марксистская организация должна привлекать на свою сторону представителей рабочего класса, заниматься образованием рабочего, как это происходило в прошлом. Иначе проблема в том, что отсутствует социальная база у партии. Но это отдельная тема, к которой тоже нужен научный подход.

Дело-то в том, что Биец вовсе не требует сознательности от рабочего класса. Для него сам по себе класс – самодостаточный, несмотря на образование, социальную среду и экономический базис общества. Биец готов даже терпеть предрассудки и невежество отдельных рабочих, предлагая своих активистов в качестве группы поддержки.

Показательно выступление возле завода «Салют» члена РРП . Он обращается к рабочим с призывом: «Нам не нужен независимый профсоюз, у нас есть такой, его хватит». Речь идет о профсоюзе администрации завода. Грубо говоря, РРП действует в интересах профсоюзной бюрократии и начальства данного завода.

Биец лжет своим союзникам, мол, сегодня они будут участвовать в подобных мелких акциях, а завтра «само собой» сознание рабочих пробудится и уже пойдет речь о национализации и даже социальной революции:
«И не может быть никакого сомнения в том, что в силу логики своего развития борьба рабочих за локальные экономические требования перерастёт в новый революционный подъём».

Однако сомнения все же имеются, поскольку борьбу за локальные экономические требования можно наблюдать вообще всю историю, и ими, повторяюсь, прикрываются не только левые, но и ультраправые, и либералы. Революционный подъем без опоры на научную теорию не имеет особого смысла, и в итоге может завершиться банальным государственным переворотом или жесткой победой классового врага, установление жесткой буржуазной диктатуры. 

Самое важное для Биеца:
«Наша организация имеет опору именно в трудовых коллективах. Это не оспаривается никем в современном политическом движении. Спорить об этом не интересно, ибо мы доказали практикой. Факты упрямая вещь. За нами идут, нашу программу поддерживают, и здесь нет предмета для дискуссии. В России нет организации, имеющий больший авторитет в рабочей среде, чем РРП».

И что же дальше? Несомненно, Биец лжет, но представим на секунду, что это правда. Какие действия может предпринять некая «революционная» партия, когда она имеет наибольший авторитет в рабочей среде. Все верно: может ходить на акции и стоять рядом с рабочими, которые требуют повысить зарплату. Не выдвигать особо «радикальных» лозунгов, дабы не смутить социальную базу.

Но проблема даже не в том, что Биец и подобные деятели в принципе не занимаются теорией и не просвещают рабочих, а в том, что они сами нуждаются в просвещении, и вместо самообразования просто огрызаются по этому поводу, мол, не так оно и надо.

Тут можно вспомнить слова Сталина:

«Первое, старшее поколение большевиков было теоретически подковано. Мы зубрили «Капитал», конспектировали, спорили, друг друга проверяли. В этом была наша сила. Это нам очень помогло.
Второе поколение менее подготовлено. Люди были заняты практической работой, строительством. Марксизм изучали по брошюрам.
Третье поколение воспитывается на фельетонах и газетных статьях. У них нет глубоких знаний. Им надо дать пищу, которая была бы удобоварима. Большинство из них воспиталось не на изучении работ Маркса и Ленина, а на цитатах. Если дело дальше так пойдет, то люди могут выродиться. В Америке рассуждают: все решает доллар, зачем нам теория, зачем наука? И у нас так могут рассуждать: зачем нам «Капитал», когда социализм строим. Это грозит деградацией, это — смерть. Чтобы этого не было даже в частностях, нужно поднять уровень экономических знаний».

Это действительно важное замечание, которое оказалось в каком-то смысле пророческим. Сторонники же Биеца, а особенно их социальная база, как правило, люди, которые не знакомы даже с цитатами, то есть деградация и вырождение налицо.

*****

Что же в итоге мы имеем? Биец с группкой единомышленников в разные годы занимается «активизмом». Суть заключается в том, что эти деятели участвуют в акциях рабочих, либералов, мелкой буржуазии и так далее. Для них такой активизм самоценен.

Если рабочие выступают против правительства, то деятели из РРП могут просто стоять рядом, иногда поддакивать толпе. А если рабочие будут радикальнее обычного, то «левые» их успокоят, попросят составить обращение Путину, максимально сгладят противоречия, дабы избежать лишних проблем.

Подобная деятельность ни к чему не приводит. У Биеца состав организации менялся, вероятно, уже очень много раз. Люди, которые не могут найти левой партии, вступают в подобные организации, какое-то время участвуют в этой деятельности, а затем просто разочаровываются.

Проблема в том, что активисты даже не хотят задуматься, почему ничего не выходит, почему они топчутся на месте. Они даже не могут осознать того, что в действительности у них нет ни программы, ни теории. Они просто участвуют в организации человека, чей авторитет не подкреплен ни одним теоретическим трудом, ни даже революционной деятельностью. Он просто из года в год повторяет одно и то же, периодически вступая в союз с оппортунистами и участвуя в совместных акциях даже с нацистами, либералами и анархистами, если те хотят заработать политические очки.

Самое важное, что это явление довольно типичное, и совершенно очевидно, что люди, подобные Биецу, в конечном итоге выступают в интересах правящего класса, поскольку полностью и во всем играют по навязанным правилам, отказываясь от любой другой тактики, которая может хоть в какой-то мере хотя бы ослабить позиции буржуазии. Эти люди вписались в капитализм и в известном смысле даже в их интересах сохранение капитализма, особенно в том случае, когда такие люди добиваются постов (в парламенте, профсоюзной организации, кафедре и т. д.).

LENIN CREW

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Оппортунизм и ревизионизм с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.