О сущности троцкизма


trockizmОдним из самых опасных направлений оппортунизма и ревизионизма в мировом революционном движении является троцкизм. Сегодня в мире он распространен очень широко. Только в нашей стране имеются десятки левых групп данного направления, не меньше их и в республиках бывшего СССР, в первую очередь, на Украине. И хотя численность их невелика, вред коммунистическому и рабочему движению уже сейчас они приносят довольно ощутимый.  Немалую роль в популяризации  троцкизма  сыграла в свое время гибель СССР и уничтожение советского социализма, против которого троцкисты боролись всегда. Будучи генетическими противниками истинного марксизма-ленинизма, они тут же поспешили заявить, что эти события полностью доказывают их правоту, что советский социализм был нежизнеспособен, и что, якобы, смерть его была закономерна. Не удивительно, что в данном вопросе троцкисты полностью солидаризировались с либералами – идеологами буржуазии и явными врагами рабочего класса, ведь это отнюдь не первый случай в истории коммунистического движения, когда троцкисты столь откровенно демонстрируют свое истинное буржуазное лицо.

Под давлением либеральной пропаганды и разного рода оппортунистов, активно спекулирующих на гибели советского социализма, в мировом революционном движении начались разброд и шатания – вера в единственно верную революционную теорию – марксизм-ленинизм была сильно подорвана, коммунистические и рабочие партии стали распадаться или переходить на социал-демократические позиции. Значительная часть левых, особенно из мелкобуржуазных городских слоев населения и интеллигенции,  примкнула к троцкистам, поверив в их «революционность». Буржуазия же со своей стороны только радостно поддерживала этот процесс, в том числе и финансово, поскольку отлично понимала, какую неоценимую услугу ей оказывают те, кто уводит трудящихся с единственно опасного для нее пути борьбы.

В настоящее время троцкистское движение представлено в мире несколькими политическими объединениями (интернационалами), активно спонсируемыми буржуазией. Наиболее крупными из них являются четыре объединения, первые три их которых совместно участвуют в организации «Европейские антикапиталистические левые»:

Воссоединенный Четвертый интернационал[1] — наиболее крупные секции во Франции (Новая антикапиталистическая партия), Швеции (Социалистическая партия), Италии (Ассоциация «Критическая левая»), Дании (Красно-зелёная коалиция), Португалии (Левый блок), Шри-Ланке (Новая партия общественного равенства), Филиппинах (Революционная рабочая партия Минданао) и Бразилии («Социализм и свобода»).

Лидеры — Ален Кривин, Оливье Безансно, Эрик Туссен, Алан Торнетт, Франсишку Лоуса и др.

Международная социалистическая тенденция (МСТ) — международное объединение, придерживающееся взглядов Тони Клиффа на природу Советского Союза. Наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая рабочая партия), Греции (Социалистическая рабочая партия) и Ирландии (Социалистическая рабочая партия).

Лидеры — Алекс Каллиникос, Крис Харман и др.

Комитет за рабочий интернационал (КРИ) — наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая партия), Ирландии (Социалистическая партия) и Германии (организация «Социалистическая альтернатива»).

Лидеры — Тед Грант (до 1991 г.), Питер Тааф.

Международная марксистская тенденция (ММТ) — имеет крупную секцию в Пакистане в Пакистанской народной партии. Во всех странах, где действуют секции ММТ, они придерживаются тактики проникновения в массовые левые и прогрессивные партии в целях их нейтрализации, разрушения или перевода на позиции «троцкизма».

Лидеры — Тед Грант, Алан Вудс.

Отлично освоив методы провокаций и разрушения рабочих и коммунистических организаций, троцкисты, проникнув в эти организации и укрепившись в них, вполне способны нейтрализовать любое революционное движение, не позволяя революционным силам консолидироваться и действовать эффективно.  В связи с чем, для всякого революционного движения в любой стране крайне важно научиться распознавать «троцкизм» и уметь с ним бороться.

Особое значение эта борьба приобретает в современной России, которая является не только исторической родиной этой разновидности оппортунизма, но и страной, наиболее пострадавшей от деятельности троцкистов, на чьей совести лежит немалая доля вины за гибель Советского Союза.

И хотя, как и прежде, троцкисты управлять рабочим движением не способны, поскольку рабочие своим классовым чутьем интуитивно понимают гнилость идеологии  троцкизма  и стараются держаться от него подальше, но троцкисты легко находят сторонников среди лиц с мелкобуржуазным сознанием, не имеющим серьезной теоретической марксистской базы.

Чем же так привлекателен для них  троцкизм ?

Во-первых, троцкисты называют себя истинными коммунистами, большевиками, интернационалистами, марксистами-ленинцами. Они приписывают Троцкому роль вождя Октябрьской революции, создателя и руководителя Красной Армии, автора концепции построения социализма в СССР, истинного последователя Маркса, Энгельса и Ленина и борца против сталинизма, являющегося якобы одной из разновидностей оппортунизма. Троцкисты выставляют Троцкого ярым борцом против опасности бюрократизма в СССР, наиболее последовательным и непримиримым противником капитализма, оппортунизма, ревизионизма, национализма и шовинизма. Политически незрелые общественные слои воспринимают эту атрибутику как выражение сущности троцкизма, не вдаваясь глубоко в его реальную суть, которая крайне далека от всех этих красивых деклараций.

Во-вторых, троцкисты спекулируют на проявлениях революционного нетерпения, характерных для значительной части «левых» активистов и участников революционного движения. Они изображают себя наиболее «левыми» радикально настроенными революционерами, обещающими народным массам «немедленное» ниспровержение капитализма во всех странах.

В-третьих, троцкизм в отличие от многих других оппортунистических течений имеет весьма сложную и противоречивую историю, в нюансах которой не могут порой разобраться даже специалисты-историки. Троцкий, например, был одновременно и борцом против царского деспотизма, и человеком, искавшим пути приспособления к самодержавию и развивающемуся в Российской империи капитализму. Он был активным участником Октябрьской революции и в то же время вся­чески тормозил ее ход. Он входил в состав руководящего органа компартии во главе с Лениным и одновременно выступал против него, раскалывал единство партии — создавал фракции, инициировал бесконечные партийные дискуссии в моменты, когда жизнь молодой Советской республики висела на волоске и т. д. Никто из убежденных оппортунистов не подходил так близко к позициям марксизма-ленинизма и никто так яростно не обрушивался на него, когда становилось ясно, что троцкистские маневры не вызывают ответных эволюций со стороны последовательных ленинцев. Это двойственность и сегодня сплошь и рядом встречается в платформах современного троцкизма – то самая острая критика капитализма и похвалы в адрес немногих оставшихся социалистических стран и активно действующих революционных организаций в мире, то  злобная ругань в адрес коммунистов, если в их действиях имеется нечто расходящееся с псевдореволюционными установками троцкистов.

В-четвертых, троцкизм давно находится под крылышком мировой буржуазии, и она затрачивает огромные средства на пропаганду и распространение троцкистских идей и версий советской истории, которые фактически составляют основу современного антикоммунизма, охотно заимствующего у Троцкого все антиленинские, антисталинские и антисоветские концепции.

Все это способствует проникновению ошибочных представлений о троцкизме в левые и революционные организации и в сознание отдельных категорий граждан, принимающих форму за содержание.

Борьба большевиков с Троцким до Октябрьской революции

До Октябрьской революции влияние троцкизма в российском и международном рабочем движении было настолько ничтожным, что  В. И. Ленин считал троцкизм идеологией одного лица — самого Троцкого или небольшой группки его ближайших единомышленников: «В России он — 0»[2]. По ленинской оценке, Троцкий в дореволюционный период представлял «только свои личные колебания и ничего больше»[3]. Вся его теоретическая и политическая позиция была эклектичной, подражательной. У него «никогда никакой «физиономии» не было и нет, а есть только перелеты, переметывания от либералов к марксистам и обратно, обрывки сло­вечек и звонких фраз, надерганных отсюда и оттуда»[4].

В своих биографических работах Троцкий датирует рождение «оригинальных» теорий, ставших основой троц­кизма, периодом революции 1905—1907 годов. Но и до этого он активно участвовал в борьбе против большевистской партии.

До присоединения к марксистам (в конце 90-х годов XIX века) Троцкий находился под влиянием либерального народничества, воспринял некоторые идеи анархистов, а в дальнейшем пополнял свой теоретический багаж концепциями Лассаля, Сореля, Лагарделя и других антимарксистов. Став социал-демократом, он разделял взгляды, близкие к экономизму и легальному марксизму. В эмиграции, сотрудничая с «Искрой», был учеником Аксельрода, сблизился с другими будущими лидерами мень­шевизма. На II съезде РСДРП вместе с ними выступал против Ленина и твердых искровцев, входил в состав центра меньшевистской партии, созданного для борьбы с большевиками. На меньшевистских позициях он оставался до 1917 года, хотя нередко отмежевывался от меньшевиков по частным вопросам, изображая из себя внефракционного социал-демократа.

Сердцевиной троцкизма стала «теория перманентной революции», которую Троцкий считал своим главным вкладом в марксизм. Согласно ей диктатура пролетариата может быть установлена и на демократическом этапе рево­люции. А так как она окажется властью меньшинства, то закрепить ее может только победа пролетариата в более развитых странах, уже прошедших этап демократического переворота. Поэтому цель «рабочего правительства», преждевременно пришедшего к власти в отсталой стране, «подтолкнуть» революцию в более развитых странах, в том числе и путем военного вмешательства в их внутренние дела. «Долой границы», «Война — мать революции», «Диктатура пролетариата — сегодня и в любой стране» — эти и другие хлесткие лозунги троцкистов использовались и используются для того, чтобы представить себя истинно левым, революционным крылом борцов за социализм, а своих противников изобразить в качестве пособников буржуазии.

Именно таким путем Троцкий пытался очернить в глазах рабочего класса ленинскую теорию революции, исходящую из необходимости поэтапного осуществления ее задач, последовательного втягивания в борьбу против капитала все новых и новых широчайших слоев. В. И. Ленин неоднократно осуждал «теорию перманентной революции» как авантюристическую, способную лишь оттолкнуть от партии рабочего класса широкие народные массы. Он называл ее «несуразно-левой», имеющей такое же отношение к марксизму, как карикатура к оригиналу. А Троцкий обвинял Ленина в стремлении навязать теорию «самоограничения» пролетариата в революции.

До Октября большевики вели острую идейно-политическую борьбу с троцкизмом, выступавшим в качестве одной из разновидностей меньшевизма. Именно в связи с этой борьбой В. И. Ленин характеризовал Троцкого как лицемера Иудушку (подобного щедринскому герою Иудушке Головлеву), тушинского перелета, нечистоплотного интригана, который прикрывает свои расколь­нические действия фарисейской болтовней о единстве партии. Троцкий «плетется за меньшевиками, прикры­ваясь особенно звонкой фразой»,— писал В. И. Ленин[5].

После того как меньшевизм потерял свое влияние, а попытки Троцкого создать собственную оппортунистическую партию провалились, он вместе со многими другими меньшевистскими деятелями решает присоединиться к большевикам, чтобы, прикрываясь их знаменем, продолжать борьбу против большевизма. В 1917 году в составе Межрайонной социал-демократической организации, долгое время колебавшейся между большевиками и меньшевиками, он, не присутствуя на VI съезде РСДРП, принимается этим съездом в большевистскую партию. При этом Троцкий не делал каких-либо заявлений, в которых бы признавал свою неправоту в многолетней борьбе против Ленина. Правда, в дальнейшем он отмечал, что Ленин был прав в споре с меньшевиками (в том числе и с ним, с Троцким!) по вопросам организационного строительства партии. Но сердцевину троцкизма — «теорию перманентной революции» — Троцкий по-прежнему противопоставлял марксизму-ленинизму. Больше того, он утверждал, что в 1914—1917 годах Ленин осуществил «идейное перевооружение», перешел на троцкистские позиции и признал эту «теорию», которая якобы и стала основой стратегии большевиков в 1917 году.

В.И.Ленин, партия убедительно показали лживость этих измышлений Троцкого. В 1917 году в одном из своих докладов он говорил: «Троцкизм — «без царя, а правительство рабочее». Это неверно. Мелкая буржуазия есть, ее выкинуть нельзя. Но у нее две части. Беднейшая ее часть идет с рабочим классом»[6].

Троцкий постоянно подчеркивал, что в своей борьбе с партией он направляет главные удары против В. И. Ленина. «Великая будет драка,— и Ленин в ней примет смерть»,— хвастливо писал Троцкий своим единомышленникам в 1910 году. Он призывал меньшевиков к разрушению «самых основ ленинизма». В 1913 году он писал, что все здание большевизма «построено на лжи и обмане». А в мае 1917-го заявил: «Большевики разбольшевичились… Признания большевизма требовать от нас нельзя»[7].

Как мы видим, борьба партии большевиков против троцкизма активно шла еще в доктябрьский период, после же Великой октябрьской революции она еще более обострилась. Из всех оппор­тунистических течений, выступивших против большевиков в переходный от капитализма к социализму период, именно троцкизм представлял наибольшую опасность.

Во-первых, его оппортунизм был скрыт и замаскирован, а «левая» фраза способна была привлечь деятелей, подпавших под влияние настроений мелкобуржуазного «революционаризма».

Во-вторых, троцкизм длительное время существовал как разновидность не только российского меньшевизма, но и международного оппортунизма, наиболее тесно смыкаясь с каутскианством. Это давало ему возможность рассчитывать на помощь зарубежных покровителей в лице центристских деятелей социал-демократических партий Западной Европы, имеющих поддержку в кругах западной буржуазии.

В-третьих, троцкизм отличался последовательным антиленинизмом и антибольшевизмом, что привлекало к нему внимание всех недовольных политикой большевиков и мечтавших о ее изменении.

Основные этапы борьбы партии большевиков против троцкизма в послеоктябрьский период

1917 г. — партия сорвала попытки Троцкого оттянуть срок вооруженного восстания и подменить его съездом Советов.

1918 г. — борьба В. И. Ленина с фракцией «левых» коммунистов во главе с Н. И. Бухариным, выступавшей против революционного выхода страны из империалистической войны. Союзником и вдохновителем этой фракции «ультрареволюционеров» был Троцкий.

1919 г. — VIII съезд партии осудил методы, насаждавшиеся Троцким в военном строительстве.

1920 г. — IX съезд РКП (б) отверг предложение Троцкого о всеобщей милитаризации труда, о введении в стране «казарменного коммунизма».

1920—1921 гг. — в ходе общепартийной дискуссии о профсоюзах были отбиты атаки Троцкого, его союзника Бухарина, других оппортунистов на политику демократизации массовых организаций трудящихся в условиях завершения гражданской войны, на выдвинутый и обоснованный В. И. Лени­ным тезис о руководящей роли коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата, и социалистическом строительстве. Идейное единство партии, против чего активно выступал Троцкий, было сохранено.

1922—1923 гг. — партия осуждает фракционные выступления троцкистов в отдельных местных партийных организациях, отвергает установки Троцкого и его союз­ников по ряду политических и теоретических вопросов (его возражения против ленинского плана реорганизации РКИ, усиления руководства партии передовыми рабочими и т. д.).

1923 г. — ЦК РКП (б) накануне XII съезда осудил предложения Троцкого, направленные на установление «диктатуры промышленности» над сельским хозяйством, что могло бы привести к разрыву союза рабочего класса и крестьянства.

1923—1924 гг. — новая общепартийная дискуссия, развязанная Троцким, закончилась поражением троцкистской оппозиции по вопросам международной, экономической политики и партийного строительства. Были отвергнуты троцкистские предложения о «подталкивании» европейской революции путем военного вторжения Красной Армии в Польшу и Германию; о превращении крестьянства в «колонию» социалистической промышленности; о «перетряхивании» партийного аппарата — замене представителей ленинской гвардии, якобы вставших на путь термидорианского перерождения, более молодыми коммунистами из числа служащих и студентов, слабо знакомых с традициями большевизма.

1924 г. — в ходе дискуссии, вызванной появлением антиленинской статьи Троцкого «Уроки Октября», партия развенчала идейно-теоретическую платформу троцкизма, разоблачила троцкистскую фальсификацию истории партии и Великой Октябрьской социалистической революции.

1925 г. — XIV съезд ВКП(б) осудил «новую оппозицию», выступавшую с позиций, близких троцкизму.

1926—1927 гг. — ожесточенная борьба партии против троцкистско-зиновьевского оппозиционного блока.

1927 г. — XV съезд ВКП(б) исключил из партии лидеров блока и признал принадлежность к нему несовместимой с пребыванием в партийных рядах.

1928—1929 гг. — окончательная ликвидация подпольных троцкистских группировок, вставших на путь антисоветской борьбы. Троцкий был выслан за границу и в 1932 лишен советского гражданства.

В чем сущность идей троцкистской оппозиции?

  1. Отрицался последовательно-социалистический характер Октябрьской революции и рожденной ею диктатуры пролетариата.
  2. Говорилось об отсутствии в СССР достаточных внутренних условий для победы социализма, в связи с этим провозглашалась авантюристическая установка на «экспорт» революции в экономически более развитые страны. Ленинскую политику осуществления максимума возможного в своей стране для поддержки революционного движения в других странах троцкисты клеветнически изображали национально-ограниченной. Именно троцкистам принадлежит выдумка о национально-консервативном курсе ленинской партии, являющемся яко­бы продолжением внешнеполитического курса российского самодержавия. Эта выдумка широко используется всеми антикоммунистами до сих пор.
  3. Всячески преувеличивались роль и влияние капиталистических элементов в экономике, опасность колебаний мелкой буржуазии и степень воздействия мирового капитализма на СССР. Экономический строй СССР объявлялся госкапиталистическим. Современные троцкисты также утверждают, что нигде в мире не может быть создано подлинно социалистической экономики, пока не победит мировая пролетарская революция.
  4. До «победы» мировой революции предлагалось сделать ставку на использование методов, аналогичных тем, которые применяла буржуазия в эпоху становления капиталистического строя. В связи с этим отвергались или извращались установки партии на индустриализацию, коллективизацию сельского хозяйства, культурную революцию, укрепление союза рабочего класса и крестьянства, дружбу советских народов. Главным методом социалистического строительства провозглашалось насилие, но обращенное не столько против эксплуататоров, сколько против трудящихся, особенно крестьянства.

Буржуазная пропаганда приписывает троцкистам стремление к демократизации советского строя. Ту же точку зрения на действия своих предшественников отстаивают и современные троцкисты.  В действительности же троцкистская оппозиция в СССР ратовала не за демократизацию в смысле предоставления более широких прав трудящимся по управлению партией и советским государством, а за милитаризацию труда, «завинчивание гаек», ограничение участия советского народа в контроле за деятельностью государственного и партийного аппарата и т.п. К чему привела такая политика, наглядно показало правление ярого поклонника троцкизма Н.С.Хрущева, возглавившего после смерти Сталина КПСС. Именно в его время начался тот «правый поворот» в экономике и политике Советского Союза, который закономерно завершился полной победой капитализма в СССР в горбачевскую перестройку.

  1. В области международной политики троцкисты толкали партию на путь сектантства и авантюр. Они отрицали факт послевоенной стабилизации капитализма; призывали к немедленным революциям в других странах; высмеивали тактику единого фронта как якобы реформистскую; выступали против поддержки национально-освободительных движений как буржуазных и против сплочения всех демократических сил в борьбе с нара­ставшими военной и фашистской опасностями.
  2. С особой яростью троцкисты обрушивались на ленинское учение о партии. Они хотели дискредитировать партийный аппарат, ослабить дисциплину в партии, разрушить ее единство, добиться свободы фракций и группировок. Бесконечные дискуссии, которые они навязывали партии в самые сложные периоды истории страны, отвлекали партийные силы от решения важных государственных задач, запутывали рядовых партийцев, внося в партийные ряды разброд и шатания.

Много ли имелось в партии сторонников у Троцкого?

В период борьбы за Брестский мир линию троцкистов и «левых» коммунистов поддержало примерно 1/41/3 части партии.

В дискуссии о профсоюзах троцкистам и другим оппортунистам удалось собрать в поддержку своих платформ порядка 20 процентов коммунистов.

В 1923 году за троцкистов проголосовало примерно 11 процентов членов партии.

В дискуссии накануне XV съезда — менее 0,5 процента.

В соот­ветствии с решениями XV съезда за оппозиционную деятельность было исключено из партии 0,3 процента коммунистов, большинство из которых признало свои ошибки и позже было восстановлено в партии.

На какие слои населения опирался Троцкий?

Троцкисты искали и находили опору не среди коммунистов, а среди беспартийных, прежде всего представителей обюрократившихся служащих, мелкой буржуазии города, буржуазной интеллигенции, непролетарской части студенчества, а также деклассированных элементов из городских и сельских низов.

Рабочий класс и трудовое крестьянство, как правило, безоговорочно под­держивали линию большевиков-ленинцев, осуждая троцкизм.

Резкой критике троцкисты подвергались и со стороны братских компартий. Все их тогдашние видные деятели осудили Троцкого и его сторонников.

В 30-е годы Троцкий,  находясь за границей, активно пропагандирует свои капитулянтские взгляды, внося смуту в международное коммунистическое и рабочее движение. На радость мировой буржуазии выступает с критикой СССР, охаивая 1-й пятилетний план СССР, политику индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Вместе со своими сторонниками ведет активную борьбу против создания широкого антифашистского фронта в мире, предрекая неизбежность (и даже целесообразность!) поражения СССР в войне с империалистическими агрессорами, тем самым фактически солидаризируясь с фашизмом.

Во время гражданской войны в Испании троцкисты всячески обеляли фашистов, добивались свержения республиканского правительства, приняли активное участие в организации военного путча, свергнувшего правительство Народного Фронта. Товарищескую помощь Советского Союза республиканцам они выдавали  за «империалистическое стремление Советов утвердиться на Пиренейском полуострове». Испанские республиканцы после поражения революции поклялись отомстить Троцкому, которого справедливо рассматривали как пособника фашизма. Один из них и убил Троцкого под Мехико в 1940 году.

В годы второй мировой войны троцкисты выступали против антигитлеровской коалиции, движения Сопротивления, осуждали союзнические бомбардировки территории Германии. Советский Союз они обвинили в переходе на позиции «поддержки» империалистов Англии, Франции и США, считая войну империалистической с обеих сторон.

Во время Нюрнбергского процесса над главными фашистскими военными преступниками они требовали освободить Геринга, Риббентропа и других и посадить на скамью подсудимых руководителей стран антигитлеровской коалиции как якобы главных виновников второй мировой войны.

Чрезвычайно напоминает все то, что мы сегодня слышим от российских и западных либералов — ярых антисоветчиков, не правда ли?

И это совсем не удивительно. Мировой империализм давно поставил на службу своим целям левацкие идеи и лозунги. Никакой опасности они для него не несут, но зато причиняют серьезный ущерб мировому революционному движению. Буржуазия широко заимствует у троцкистов их антикоммунистические и антисоветские штампы, чтобы показать трудящимся полную бесперспективность борьбы за социалистическую революцию, доказывая примером гибели СССР и стран социализма неизбежность перерождения социализма в капитализм.

Троцкисты поставляли и поставляют империалистам не только «аргументы», но и кадры для буржуазной пропаганды. Еще в 40-х и 50-х года прошлого века видное положение среди буржуазных «советологов» занимали известные идеологи троцкизма С.Хук, Дж.Кэннон,  И.Дойчер и др.

И такое единодушие троцкизма и империалистов закономерно, ведь классовая сущность у них одна. Опора троцкизма — мелкобуржуазные слои населения, которые по своему промежуточному положению в обществе и в силу своей политической незрелости не только не имеют иммунитета от левацких настроений, но как бы предрасположены к ним. Мелкая буржуазия по самой своей социальной природе не способна проявить выдержку, организованность, дисциплину, стойкость и подчас ищет выход из положения на путях крайней, «отчаянной» революционности. «…Вы – орудие империалистической провокации, по вашей объективной роли. А субъективная ваша «психология» есть психология взбесившегося мелкого буржуа…»[8], — писал Ленин троцкистам, четко и ясно показывая классовые корни их идеологии.

На XIII конференции РКП(б), состоявшейся в январе 1924 г., отмечалось, что троцкизм представляет собой «не только попытку ревизии большевизма, не только прямой отход от ленинизма, но и явно выраженный мелкобуржуазный уклон. Не подлежит никакому сомнению, что эта оппозиция объективно отражает напор мелкой буржуазии на позиции пролетарской партии и ее политику.»[9]

Тогда же была раскрыта и другая коренная особенность троцкизма – замаскировать правооппортунистическое содержание своих тезисов и установок левацкой фразеологией. «…Виляет, жульничает, позирует как левый, помогает правым, пока можно…»[10] — так оценивал В.И.Ленин сущность словесной эквилибристики Троцкого. Он не раз подчеркивал, что между правым и «левым» оппортунизмом есть прямая связь. «Левый » уклон возникал в рабочем движении как реакция на неудачи социал-демократии, и наоборот, левацкие шараханья всегда питали правооппортунистические взгляды и социал-реформистские настроения. «Правый» и «левый» уклоны порождают друг друга. Это как две стороны одной медали. За внешней противоположностью скрывается глубокая общность обоих течений. Антикоммунизм, антисоветизм и антипартийность – вот стержень идеологии и политики обеих разновидностей оппортунизма.

Повышенную восприимчивость к «ультралевизне» особенно проявляют молодежные группы – студенчество и учащаяся молодежь. Остро реагируя на несправедливости современного капитализма, они часто не осознают, что покончить с несправедливостью можно только лишь путем совместных действий с рабочим классом, и что борьба с таким опытным, искусным и безжалостным противником как мировой империализм, требует знаний, сплоченности и высокой организованности.

Именно со студенческой молодежью троцкисты работают наиболее активно, внушая политически неразвитым слоям студенчества мысль об их авангардной роли в современном революционном движении. Свою позицию они доказывают якобы перерождением рабочего класса, его деморализацией, и, следовательно, неспособностью к самостоятельному ведению борьбы в условиях современного капитализма. При этом негативные явления в среде некоторых слоев рабочего класса троцкистами выпячиваются, а положительные – замалчиваются или отрицаются.

Настраивая таким образом студенческую молодежь против рабочего класса, троцкисты препятствуют образованию широкого антикапиталистического фронта, игнорируя мировой революционный опыт, наглядно доказывающий, что силы реакции отступали только только там и только тогда, когда во главе борьбы за социализм шел рабочий класс, поддержанный другими слоями угнетенного  населения – крестьянством, студенчеством, интеллигенцией и др.

Характерными элементами троцкизма являются политическая беспринципность, пустое, «левое» фразерство, эклектицизм, идейные шараханья из стороны в сторону, безответственный авантюризм. За почти столетие своего существования троцкизм оказался неспособен выработать хоть сколько-нибудь стройную и связную идеологию. Тезисы, составляющие его основу, это обрывки утопических и авантюрных идей, понадерганных отовсюду, часто противоречащих одна другой.

Рассказ о троцкизме будет неполным, если не упомянуть об одной чрезвычайно характерной черте всякого троцкиста, по которой в России и в республиках бывшего СССР его можно определить сразу – об антисталинизме. В этом вопросе троцкисты дадут сто очков вперед даже мировой буржуазии. Троцкисты ненавидят все, что связано со И.В. Сталиным —  его самого,  его политику, а те, кто хорошо отзываются о Сталине или его времени, становятся для них врагами № 1.

Самого И.В.Сталина троцкисты поливают грязью почище, чем буржуазные пропагандисты и идеологи. Ему приписываются все негативные явления, существовавшие в СССР, выставляют виновником всех бед и всех несчастий, которые довелось пережить советской стране в 20-е — 50-е гг. Не имея возможности отрицать очевидные исторические успехи сталинского СССР, троцкисты отказываются признавать заслуги его лидера хоть в чем-нибудь, нередко доходя в своем упорстве до полного идиотизма.

Выставляя себя настоящими марксистами-ленинцами, троцкисты дурного слова не скажут о Горбачеве, во время правления которого был уничтожен советский социализм, но тот, под чьим руководством Советский Союз достиг выдающихся достижений во всех областях человеческой деятельности, став величайшей в мире державой, вызывает у них приступ дикой злобы. Можно ли после этого всерьез считать троцкистов коммунистами, марксистами, ленинцами и вообще – искренними борцами за социализм? Конечно, нет!

Троцкисты — это отборный отряд буржуазии в мировом революционном движении, задача которого нейтрализовать революционное движение, разложив его изнутри, не позволить ему консолидироваться, организоваться, собрать все силы трудящихся в единый кулак, чтобы раз и навсегда избавить человечество от эксплуатации и угнетения.

Почему троцкисты так ненавидят Сталина и его политику? Да потому что сталинская политика это и есть ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА в самом явном своем выражении, та самая, при которой буржуазии не выжить! При которой пособникам буржуазии, таким как троцкисты, нет места!

Искренний борец за социализм и коммунизм не будет ненавидеть Сталина и сталинскую политику, ибо это именно та политика, через которую лежит путь к коммунизму. Всякий настоящий коммунист это понимает. А тот, кто не хочет понять, коммунистом быть не является по определению.

Троцкизм был в свое время разбит наголову. Это была огромная заслуга В.И.Ленина, И.В Сталина,партии большевиков и коммунистических партий Коминтерна. Сейчас, после гибели СССР и стран социализма, троцкизм вновь поднял голову, пытаясь возродиться в иных формах и иных вариантах, но суть его остается той же самой и цели его все те же – расколоть мировое революционное движение, обезоружить его, увести с единственного верного пути борьбы за социализм. А потому долг каждого коммуниста  и каждой коммунистической или рабочей партии вести с троцкизмом самую непримиримую борьбу, разоблачая его подлую провокаторскую сущность перед всеми трудящимися и угнетенными, стремящимися к революционному преобразованию существующего общества.

Л. Сокольский

_____________________________________________________________________________________________________


[1] «Интернационал 4-й», название, которое присвоило себе международное троцкистское объединение, учрежденное в Париже в 1938 небольшой группой троцкистов. В 1953 «Четвертый Интернационал» раскололся на «Международный секретариат» и «Международный комитет»; в 1962 из «Международного секретариата» выделилось «Латиноамериканское бюро», а в 1963 — «меньшинство», назвавшее себя позднее «Марксистско-революционной тенденцией 4-го Интернационала». Каждый из этих враждующих между собой центров заявляет, что только он представляет «Четвертый Интернационал». Басманов М. И., Антиреволюционная сущность современного троцкизма, М., 1971.

[2] В.И.Ленин, ПСС, т. 22, с. 7

[3] Там же, т. 19, с.375

[4] Там же, т. 25, с. 3

[5] Там же, т. 19, с. 358

[6] Там же, т. 31, с. 249

[7] Ленинский сборник, IV, с. 303

[8] В.И.Ленин, ПСС, т.36,с.290

[9] «КПСС в резолюция и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», т.2, с.511

[10] В.И.Ленин, ПСС, т.49, с.390            _______________________________________________________________________________   Редакция сайта « За Большевизм!» рекомендует к изучению  по данной теме:                                                                                                                                                     1) И.В. Сталин.  « Троцкизм или ленинизм?» (Речь на пленуме коммунистической фракции ВЦСПС 19 ноября 1924 г.)                                                                                           2) И.В. Сталин. «Троцкистская оппозиция прежде и теперь» (Речь на заседании объединенного пленума ЦК и ЦИК ВКП(б) 23 октября 1927 г.)                            3) В.И. Клушин. « Малоизвестное о Троцком. «Карающая десница революции» перед судом времени (К истокам метаморфоз «философии истории» Л.Д.Троцкого)»                                                                                                        4) С. Кузьмин. « Вопреки Троцкому. Кто выиграл Гражданскую войну? »      5) А. Лбов. « Относительно массовой поддержки оппозиции в партии в 1921 году»                                                                                                                                                  6) Лион Фейхтвангер.  « Ясное и тайное в процессах троцкистов» ( Глава VII из книги «Москва, 1937 год» )

 

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Оппортунизм и ревизионизм с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.