ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ПОПОВИЗМЕ


Профессор Попов выпустил книжку «Экономическая и политическая борьба»                      До 9 страницы как бы всё, вроде, читать можно, мол, теоретическая борьба главная, задача в активации политической борьбы… Но думаешь, так, а где же место для экономической борьбы-то? А потом — бах! Экономическая борьба жизненно нужна, знаете зачем? Оказывается, без неё никак не создать органы власти! Дескать, только в жаре стачечной борьбы могут возникнуть органы политической власти диктатуры рабочего класса! Вот придумал! Вот сукин сын!

«И вот здесь на этом месте, на этом вопросе видна связь между экономической борьбой и борьбой политической. Без экономической борьбы невозможно создать Советы, невозможно создать забастовочные комитеты, по представительству от которых создаются Советы, а, следовательно, без неё нельзя и успешно проводить политическую борьбу, и всё сведётся к пропагандисткой деятельности, к тому, чтобы вопросы задавать и на них отвечать, книжки читать и пересказывать, обмениваться мнениями по тем или иным вопросам, в том числе писать комментарии, в том числе читать лекции и так далее, когда писатель пописывает, а читатель почитывает».

Нет, ну вы понимаете каков?

«Левые», в том числе поповцы, требуя клонирования опыта РСДРП(б), никак не поймут элементарной вещи, что большевики приходили и вели свою работу на почве разгорающейся экономической борьбы в открытых формах. Они вносили организованность в уже имеющийся стихийный процесс экономической борьбы, путём соединения пролетарского движения с ТЕОРИЕЙ, в борьбу, в конечном счёте, политическую.                                                  А чему нас пытается научить этот горе-профессор? Идите, дескать, удаляйте гланды через задницу, пардон, организуйте стачки в условиях полной апатии и господства закрытых форм экономической борьбы ДЛЯ ТОГО, чтобы стачкомы стали Советами… Вот это дичь, конечно, а не фантазия у Михаила Васильевича. Окстись, дорогой профессор!

Я предлагаю поповцам прямо в колдоговоры прописывать обязательство создавать трудящимися органы советской власти. Ну а чего мелочиться-то?

Теперь наша позиция по трём формам классовой борьбы. Против Попова.

Самое важное в марксисткой теории трёх форм классовой борьбы пролетариата состоит в том, что, во-первых, по содержанию, экономическая борьба является стихийным сопротивлением и именно своей стихийностью отличается от других двух форм. В экономической борьбе пролетариат проявляет себя как класс в себе, составляя ЕДИНСТВО с буржуазией.

Сущность капитализма состоит в тождестве и единстве (борьбе) противоположностей: буржуазии и пролетариата. Тождество, в свою очередь, представляет собой то, что капитал, то есть прежний или мёртвый накопленный мёртвый труд, может самоумножиться только при соединении с живым трудом, а живой труд может выступить в роли товара, только соединившись с капиталом. А единство состоит, собственно, как раз в борьбе, например, в профсоюзной. Единство также может состоять и в отсутствии борьбы, в карьеризме и господстве представлений о том, что заработная плата эквивалента вложенному труду.

Во-вторых, другие две формы классовой борьбы: теоретическая и политическая взаимосвязаны таким образом, что вторая возникает как результат СОЕДИНЕНИЯ первой с пролетарским движением, как результат ПРИВНЕСЕНИЯ ИЗ ВНЕ в сознание пролетарского класса научных истин, то есть марксизма. Причём формы пролетарского движения особой роли не играют. Это вовсе не обязательно должна быть экономическая борьба.

Во-третьих, и это самое НЕПОНЯТНОЕ, — политическая форма классовой борьбы возникает ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО как отрицание экономической борьбы, как ПРЕОДОЛЕНИЕ экономической борьбы, как ВЫХОД за пределы этой борьбы, как ПЕРЕХОД от экономической борьбы к политической. Таким образом, экономическая борьба является НИЗШЕЙ формой классовой борьбы, стихийным сопротивлением, а коммунистическая политика есть коммунистическая теория, воплощённая на практике.

Стало быть, экономическая борьба, в том числе в профсоюзной форме, — низший вид классовой борьбы. Теоретическая борьба есть начало и рождение коммунизма, есть единственная предпосылка политической формы борьбы. А политическая форма есть высшая форма классовой борьбы, в которой пролетариат становится рабочим классом, то есть противоположностью в капитализме, которая своим развитием приводит к скачку, к превращению капитализм в коммунизм.

Экономисты же всё мешают в кучу, преклоняются перед иллюзией о том, что эти три формы борьбы сосуществуют, ведутся как будто бы параллельно. Это заблуждение рождено тем, что в пролетарском классе соседствуют различные по сознательности отряды: кто-то ещё находится в пелёнках экономической борьбы, а кто-то уже готов вести политическую борьбу. Изолируя от масс и принижая теоретическую форму, оппортунисты фактически отрицают единство теории и практики. Из отрицания единства теории и практики следуют известные претензии к прорывцам об игнорировании практики профсоюзной возни, митинговых стояний и активистских выступлений. Редакция, как видно, поставила, в первую очередь перед собой и думающими читателями, задачу превращения журнала в научно-теоретический центр притяжения и организации наиболее сознательных пролетариев и интеллигентов. Лютую ненависть и высокочастотное брюзжание оппортунистов вызывает объявленный создателями «Прорыва» в строгом соответствии с марксизмом приоритет теоретической формы классовой борьбы. Все дежурные ругатели и заушатели поют одну и ту же песню об игнорировании прорывцами «практики», о кабинетных мыслителях, сектантстве, заумии, революции на диване и тому подобное.

А Попов, конечно, дал жару… Его теория есть подмена марксизма синдикализмом в чистом виде. «Рабочая оппозиция» отдыхает.                                                                                                                                                                      СП

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Оппортунизм и ревизионизм с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.