О программном материале современных троцкистов


Сайт «LENIN CREW» поставил перед собой грандиозную, учитывая их теоретический уровень, цель – «разработать научную марксистскую программу для будущей коммунистической партии XXI века».

В качестве начального этапа разработки этой программы сайт «LENIN CREW» запустил серию публикаций В. Сарматова «Троцкий, Сталин и коммунизм» — первая часть вышла в 2017 году, вторую часть Сарматов обещает в январе 2018 года.

В своем анонсе от апреля 2017 года автор объявляет о начале крупного исследования.

Целью исследования автор считает:

«Создание научной марксистской программы для будущей коммунистической партии XXI века (которая, на наш взгляд, должна будет иметь всемирный характер) невозможно без обращения к вопросам истории, прежде всего к сложному, противоречивому и неоднозначному опыту социалистических революций XX столетия».

Какие же вопросы истории хочет рассмотреть автор?

«В связи с вышеизложенным, объявляем, что авторской группой сайта LENIN CREW начата подготовка обширного материала, посвященного некоторым узловым проблемам истории СССР 1920–50-х годов, до победы ревизионизма в КПСС. В центре этого материала будет анализ идей и политической деятельности Троцкого и Сталина, выяснение их истинной роли в непростой истории минувшего века, оставившего много сложных, порой болезненных и мучительных вопросов нам, коммунистам века XXI. Выводы, сделанные в материале, станут частью нашей политической платформы».

Сарматов хочет беспристрастно проанализировать деятельность Сталина и Троцкого, их достижения и ошибки, их борьбу между собой и на основании этого строить свою политическую платформу.

В сентябре 2017 г. вышла первая часть работы.

Несмотря на то, что автор хочет показать себя беспристрастным исследователем, нейтрально относящимся и к Сталину и к Троцкому, всюду у него проскальзывает неприкрытая симпатия к Троцкому и отрицательное отношение к Сталину.

Сарматов как литератор вырядился в одежки объективиста, т. е. взял на вооружение буржуазный исторический метод позитивизма. Нет сомнений, что он хотел произвести историко-теоретическим охватом различных тем своей статьи и особенно количеством ссылок мощное впечатление на читателя «LENIN CREW». Но мы, настоящие марксисты, люди не впечатлительные, поэтому смотрим в корень литературного творения Сарматова.

Главный вывод всей статьи — это то, что Троцкий — верный большевик и ленинец, без которого не было бы ни Октябрьской революции, ни диктатуры пролетариата, ни победы в Гражданской войне, и если он и расходился в каких-либо вопросах с Лениным, то в вопросах несущественных и второстепенных, а во многих вопросах у Троцкого была более правильная точка зрения, чем у Ленина и Сталина. Победа Сталина над Троцким и троцкизмом — это трагическая случайность, которая произошла только благодаря интриганству Сталина и его соратников, использовавших недопустимые методы борьбы и завоевавших массы только потому, что «давали рабочему классу и крестьянству более понятную перспективу». Идейно Сталин не смог победить Троцкого, только за счет лучшего «учета настроения масс». Сарматов всеми своими приемчиками намекает, что было бы желательно, чтобы победа все-таки досталась Троцкому, тогда, дескать, не было бы оппортунистического перерождения КПСС после 1953 года и крушения социализма и социалистической системы.

Основной довод автора — это практически отсутствие разногласий между Лениным и Троцким по важнейшим вопросам.

Начнем с того, что Сарматов в своем видео-выступлении говорит, что считает Сталина марксистом, однако на сайте «LENIN CREW» в разделе «классики» работы Сталина, конечно, отсутствуют — характерный признак для всех троцкистов.

В самом начале статьи автор дает формулировки сталинизма и троцкизма, причем формулировки эти ненаучные, придуманные буржуазными историками и политологами. Остановимся на этом моменте поподробнее. Сарматов пишет:

«Сталинизм — течение в современном левом движении, считающее строительство социализма в СССР при Сталине образцом для будущего во всех аспектах. Сталинисты отрицают наличие сколько-нибудь значимых ошибок у Сталина на протяжении всей его политической биографии, в первую очередь — в период руководства СССР. При этом Сталин защищается как марксист, сталинисты считают сталинскую политику творческим применением марксизма. Националистических, антикоммунистических, а также реформистских поклонников Сталина (типа КПРФ) неправомерно относить к сталинистам в данном значении».

«Сталинизм» — это термин, придуманный буржуазными пропагандистами и их оппортунистическими холуями с целью противопоставить Сталина Ленину. Правильный термин — это ленинизм, то есть «марксизм эпохи империализма и пролетарской революции. Точнее: ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности» (И. В. Сталин «Вопросы ленинизма», 11-е издание, 1945 г.).             Сталин не один раз повторял, что он является учеником Ленина, проводит ленинскую политику.

Термин «сталинизм» был введен не для обозначения марксистского теоретического наследия Сталина, а для ненаучного названия первой фазы коммунизма, построенной народами СССР под руководством партии и Сталина. Причем, как правило, данный термин используется в негативном ключе.

Определение же «сталинизма» Сарматовым — «течение, считающее строительство социализма в СССР при Сталине образцом для будущего во всех аспектах» — это определение вздорное, определение клуба исторической реконструкции, а не политического течения.

Бесспорно, что в настоящее время для того, чтобы являться коммунистом, необходимо овладеть марксизмом, ленинизмом и, условно говоря с сарматовской терминологической подачи, «сталинизмом». Если марксизм имел всем известные три источника своего возникновения, то ленинизм имеет два источника: первый — теоретический, т.е. собственно само учение Маркса, и второй — практический, т.е. сокровищницу опыта революционного движения, опыта трех русских революций и установления диктатуры рабочего класса в форме Советской власти.              «Сталинизм» же, как выдающийся этап развития коммунистического мировоззрения, есть марксизм-ленинизм эпохи победоносного строительства коммунистического общества в одной отдельно взятой стране, крушения колониальной системы и распространения коммунизма как мировой социальной системы.

И когда речь идет о практическом опыте Ленина или Сталина, то мы говорим не о школярском, сарматовском понимании опыта. «Политическая гибкость», «умение менять курс», «курс на компромиссы» и прочая чушь. Мы говорим о практических победах коммунизма, ставших результатом блестящего применения марксизма в условиях того времени, а значит, об обогащении марксизма и его развитии. Поэтому ленинский и сталинский опыт — это не исторические факты или некие политические приемчики, а в том числе развитие теории марксизма.

Ясно, например, что борьба Сталина с оппортунизмом, включая его самый агрессивный вид — троцкизм, выявила объективный закон взаимосвязи снижения темпов роста коммунистического строительства и нарастания контрреволюции. Чем большая передышка дается буржуазии, тем больше она обостряет классовую борьбу по всем направлениям, в частности активизируя свой передовой отряд троцкистов. Поэтому все ленинские и сталинские победы коммунизма имеют вполне конкретные теоретические формулировки, либо требуют лишь правильного марксистского выражения в научных понятиях, выведенных из самой логики исторических событий.

Троцкизм в формулировке Сарматова:

«течение в левом движении, опирающееся на оценки Троцкого, данные им политике Сталина и сущности общественно-политического строя в СССР после победы сталинской группы (деформированное рабочее государство во главе с бюрократически переродившимся руководством, продолжающим защищать интересы рабочего класса лишь постольку, поскольку они совпадают с интересами бюрократии)».

Приведенное определение также совершенно некорректно, по следующим причинам:

1. Сталин противопоставляется Ленину.

2. Скрываются принципиальные разногласия Троцкого с Лениным и отсутствие таких разногласий между Лениным и Сталиным.

3. Не раскрывается сущность троцкизма.

4. Троцкий рисуется неким пророком, выявившим негативные тенденции в развитии социализма в Советском Союзе и предсказавшим, к чему они приведут.

Возникает закономерный вопрос: либо Сарматов не изучал материалы дискуссий с троцкистами, либо он недобросовестный писатель, то есть в данном случае — троцкист.

В выступлении И.В. Сталина на пленуме ВЦСПС 19 ноября 1924 года  даны три характерных признака троцкизма. Вот эти признаки:

1. Троцкизм есть теория «перманентной революции».

2. Троцкизм есть недоверие к большевистской партийности, к ее монолитности, к ее враждебности к оппортунистическим элементам.

3. Троцкизм есть недоверие к лидерам большевизма, попытка к их дискредитированию, к их развенчиванию.

То есть, троцкизм расходится с ленинизмом как минимум по этим принципиальным вопросам:

1. Троцкизм отрицает возможность успешной социалистической революции и возможность построения социализма в одной, отдельно взятой стране без социалистических революций в других странах;

2. Троцкизм лояльно и терпимо относится к другим видам оппортунизма, и таким образом к фракционности и оппозиционности в партии.

Так, Сарматов «скромно» отмалчивается по поводу сталинской характеристики троцкизма, зато всячески напирает на то, что Сталин и Троцкий «как субъективно, так и объективно защищали курс на укрепление диктатуры пролетариата и строительство социализма, расходясь в конкретных подходах к этим задачам». Здесь Сарматов «творчески развивает» Шапинова, который лишь осмеливался требовать забыть «разногласия».

Рассмотрим, по каким конкретно вопросам Троцкий расходился с большевизмом.

Начнем со II съезда партии (1903 год), на котором началось размежевание большевиков с меньшевиками, вопросы, по которым происходило размежевание, были принципиальными — вопрос по организации партии.

На съезде было предложено две формулировки по вопросу членства в партии — формулировка Ленина и формулировка Мартова, приведем их.

Формулировка Ленина:

«Членом партии считается всякий, признающий ее программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из партийных организаций» (ПСС Ленина, 5-е издание, 1967 г., т. 7, стр. 256).

Формулировка Мартова:

«Формулировка же Мартова, считая признание программы и материальную поддержку партии необходимыми условиями членства в партии, не считала, однако, участие в одной из организаций партии условием членства в партии, считая, что член партии может и не быть членом одной из организаций партии» («Краткий курс истории ВКП(б) 1938 года издания», стр. 93).

Ленин считал, что каждый член партии, помимо признания программы и устава партии, обязан активно участвовать в партийной работе, подчиняться дисциплине партии, Мартов же считал, что для членства в партии достаточно на словах признать программу и устав, никак не участвуя в жизни партии.

По Ленину партия — это сплоченная железной дисциплиной организация единомышленников-революционеров, наиболее защищенная от наплыва оппортунистов, по Мартову — аморфная неорганизованная группа, являющаяся питательной средой для всякого рода оппортунистов.

В этом принципиальном вопросе Троцкий выступил против Ленина. Троцкий написал целую брошюру «Наши политические задачи» в качестве credo новой «Искры» без Ленина в ответ на ленинскую теорию строительства партии. Эту поганенькую книжку, наполненную антиленинскими выпадами, оскорблениями, типичным меньшевистским хламом, фальсификациями и всяческим поруганием централизма не публикуют в полном объеме в интернете даже самые рафинированные троцкисты. Чтобы оценить теоретические потуги, достаточно взглянуть на то, какой Троцкий предлагал организационный план:

«Нужно под сферой разлагающейся дисциплины найти такие реальные запросы и нужды движения, которые одинаково общи всем и вокруг обслуживания которых можно объединить наиболее ценные и влиятельные элементы партии. По мере сплочения таких сил вокруг жизненных лозунгов движения раны, нанесенные… партийному единству, будут залечиваться, о дисциплине перестанут говорить, потому что ее перестанут нарушать».

Этот чистокровный меньшевизм и сегодня чрезвычайно популярен в «левой» среде. Интересно также, что Троцкий, ровно как и многие сегодняшние «левые», активно в своей брошюре отрицал возможность оппортунизма в вопросе организационного построения партии.

Как же Сарматов отозвался о данной брошюре? Нужно видеть, как он расставил акценты, как он приплел к ней Сталина! В лучших традициях буржуазного писательства и очковтирательства:

«К Троцкому, в отличие от Сталина, общероссийская (и европейская) известность в качестве видного деятеля социал-демократии пришла очень рано. Однако его путь в революции был гораздо более противоречив. Как известно, при расколе в 1903 году Троцкий примкнул к меньшевикам, вскоре написав яростный антиленинский памфлет „Наши политические задачи“, с посвящением „любимому учителю“, одному из лидеров меньшевиков, Павлу Аксельроду. Правда, в рядах меньшевиков Троцкий оставался всего около года, а затем 13 лет являлся внефракционным членом РСДРП».

Как аккуратненько уложил! Намазал сверху общероссийскую и европейскую известность, снизу сдобрил «оставался всего около года».

Внимательному читателю остается задаться вопросом, если это уж настолько известно, то почему же это, т.е. позиция Троцкого, не получило никакого выражения в сарматовских выводах? Ответ на этот вопрос в принципе содержится в опусе Сарматова. Так, оценивая организационные взгляды Троцкого, Сарматов пишет:

«В контексте борьбы внутри РСДРП в эти годы Троцкий был противником Ленина, отвергая большевистские организационные принципы, пытаясь объединить большевиков с меньшевиками на позициях пролетарской революции».

Чувствуется глубокое сопереживание Троцкому. Можно сказать, бедолага стал жертвой ситуации, хотел, как Кот Леопольд, помирить ребят, но не задалось. Интересно также, что Троцкий был противником Ленина исключительно в контексте борьбы внутри РСДРП. Без этого контекста, видимо, Троцкий легко бы поступил под командование Ленина. Вот дописал бы это письмо Чхеидзе и вступил к большевикам:

«Дорогой Николай Семенович. Во-первых, позволяю выразить вам благодарность за то — не только политическое, но и эстетическое удовольствие, которое получаешь от ваших речей … Да и вообще нужно сказать: душа радуется, когда читаешь выступления наших депутатов, письма рабочих в редакции „Луча“ или когда регистрируешь факты рабочего движения. И каким-то бессмысленным наваждением кажется дрянная склока, которую систематически разжигает сих дел мастер Ленин, этот профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении. Ни один умственно неповрежденный европейский социалист не поверит, что возможен раскол из-за тех маргариновых разногласий, которые фабрикуются Лениным в Кракове. „Успехи“ Ленина сами по себе, каким бы тормозом они не являлись, не внушают мне больше опасений. Теперь не 1903 и не 1908 год. На „темные деньги“, перехваченные у Каутского и Цеткин, Ленин поставил орган; захватил для него фирму популярной газеты и, поставив „единство“ и „неофициальность“ её знаменем, привлек читателей-рабочих, которые в самом появлении ежедневной рабочей газеты естественно видели огромное своё завоевание».

Если же читать Сарматова, то похоже, Троцкий просто попал в плохую компанию Аксельрода и Чхеидзе: «В контексте борьбы внутри РСДРП в эти годы Троцкий был противником Ленина».

Зато Сарматов цитирует самого Троцкого, который пытался оправдаться за свою наипошлейшую критику организационных взглядов Ленина в 1924 году:

«… я занимал тогда в отношении к меньшевикам позицию, глубоко отличную от позиции Ленина. Я считал необходимым бороться за объединение большевиков с меньшевиками в одной партии. Ленин считал необходимым углублять раскол с меньшевиками, чтоб очистить партию от основного источника буржуазных влияний на пролетариат».

Обратите внимание, что и для Троцкого и для Сарматова теория партийного строительства является предметом отношения к меньшевикам, предметом того, нужно ли объединяться с оппортунистами или не нужно. Ни Троцкий, ни его новый последователь не ставят вопроса собственно о научном взгляде на строение партии. Вернее Троцкий-то просто фальсифицирует вопрос, а вот Сарматов бездумно повторяет за своим новым духовным учителем. Сарматов подменяет ленинский подход связи оппортунизма в политике и оппортунизма в оргвопросах:

«Оппортунизм по самой своей природе, и не в России только, а во всем свете, приводит к меньшевистским организационным взглядам».

подходом троцкистским:

«Диалектике нечего делать с тов. Лениным… [когда он утверждает] „оппортунизм в организационном вопросе“!».

В период русско-японской войны Троцкий скатился на позиции оборончества, был против поражения царского правительства.

В революции 1905-07 гг. Троцкий вместе с меньшевиками вел активную борьбу против ленинской теории революции и проводил предательскую политику по сворачиванию революции.

После революции 1905-07 гг. Троцкий выступал против Ленина, сначала поддержав ликвидаторство (течение, призывавшее только к легальным методам работы, к ликвидации нелегальных партийных организаций), затем попытавшись создать т. н. «Августовский блок» – «блок всех антибольшевистких групп и течений против Ленина, против большевистской партии» («Краткий курс истории ВКП(б) 1938 года издания», стр. 275).

В период первой мировой войны Троцкий по всем важнейшим вопросам также вел борьбу против Ленина.

В партию Троцкий вступил вместе с группой т. н. «межрайонцев» (оппортунистическая группа, колеблющаяся между большевиками и меньшевиками), лидером которых он был, фактически обманом пробрался в партию. Они были приняты на VI съезде летом 1917 года после заявления о том, что они (межрайонцы) полностью признают и поддерживают линию большевиков, то есть ленинизм.

Таким образом, получается, что до лета 1917 года Троцкий во всех принципиальных вопросах расходился с Лениным, а летом 1917 года, что называется, «почувствовал момент» в виде приближения Октябрьской революции, и, чтобы не оказаться на свалке истории, на словах признал линию большевиков и вступил в партию.

Деятельность Троцкого до Октябрьской революции полностью подтверждает тезис о лояльности и терпимости троцкизма к другим видам оппортунизма.

После Октябрьской революции разногласия между Троцким и Лениным естественно разгорелись с новой силой.

Перечислим основные разногласия: по вопросу Брестского мира (фактически попытка реализации теории перманентной революции на практике в виде революционной войны), дискуссия о профсоюзах (Ленин считал, что позиция Троцкого в профсоюзном вопросе и иных ведет к расколу пролетариата и расколу между пролетариатом и партией), обвинение Троцкого Лениным во фракционности и стремлении расколоть партию. На самом деле позиция Троцкого вообще никогда не совпадала с позицией Ленина ни по одному вопросу.

Теперь Троцкий не только проповедовал лояльность и терпимость к другим видам оппортунизма, но и попытался реализовать теорию перманентной революции на практике.

Это не говоря о тех исторических фактах, что Троцкий в период подготовки и проведения Октябрьской революции вместе с Зиновьевым, Каменевым, Рыковым, Бухариным, Пятаковым вел подрывную работу сворачивания партии с большевистского пути. Что в период мирных переговоров 1918 года Троцкий пытался поставить революцию под удар империалистов, а в годы иностранной интервенции разваливал Красную Армию и подрывал ее боевую мощь. И так далее на всех участках работы.

Отдельно следует отметить вот что. На XII съезде (апрель 1923 года) Троцкий выступил с докладом о промышленности. Данный доклад не был отчётным и как обычно у Троцкого был путанным, туманным, обо всем и ни о чем. Однако в его выступлении следует отметить два момента:

1. Постоянное упоминание «диктатуры партии» и ни слова про «диктатуру пролетариата»;

2. Предложение Троцкого для развития промышленности фактически ориентировать предприятия на производство прибыли:

«Вне накопления прибыли у пролетариата нет иных способов перехода к социализму» (Стенографический отчет 12 съезда партии, стр. 346) — говорит Троцкий, цитируя какую-то малоизвестную брошюру, написанную к съезду.

А чтобы обеспечить получение прибыли, Троцкий требует провести «оптимизацию штатов» (уволить «лишних» рабочих):

«Мы сталкиваемся с необходимостью увольнять рабочих и работниц. Это твердый, очень твердый орех, который нашей партии придется в течение ближайшего года разгрызать. Было бы величайшим малодушием со стороны рабочего класса в целом и его партии, если бы они маскировали безработицу, т. е. содержали на заводах лишнее количество рабочих и работниц… для того, чтобы только не обрекать их на открытую безработицу». (Стенографический отчет 12 съезда партии, стр. 324 – 325)

Кроме того, Троцкий требует «оптимизировать производственный процесс» — снять с предприятий расходы на социально-культурные и бытовые мероприятия:

«Крайне развращающее влияние имеют, как сказано, посторонние промышленности расходы: на культурно-просветительские задачи, на шефство» (Стенографический отчет 12 съезда партии, стр. 326).

Также он предлагает разрешить директорам предприятий распоряжаться частью прибыли:

«Если предприятие дает доход и полагается высокая премия, а директор партийный, то можно предоставить ему право эту премию распределять уже не по произволу, как ныне, а по закону, на культурные нужды, на больницу, на шефство и т. п.» (Стенографический отчет 12 съезда партии, стр. 347).

Фактически Троцкий пытается протащить идею о капиталистических предприятиях как предприятиях более эффективных, а ориентировку на получение максимальной прибыли за счет максимального сокращения расходов на заработную плату рабочих (в виде массовых увольнений рабочих), на социально-культурные расходы в интересах рабочих под совместным контролем директора, который получает право распоряжаться частью прибыли и государства, как более целесообразную.

В соответствии со своими взглядами о невозможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране, а также из-за того, что успешных социалистических революций в других странах не произошло, Троцкий фактически предлагает вернуть Советский Союз, пошедший по «неправильному» с точки зрения Троцкого пути, в капитализм, а в будущем ждать одновременных социалистических революций во всех странах, и тогда уже заново совершать революцию и строить «правильный социализм». А так как открытый призыв к реставрации капитализма в той ситуации был невозможен, Троцкий протаскивает его максимально замаскированно, прямо как Андропов.

Затем Троцкий поддержал т. н. «Заявление платформы 46-ти» — заявление меньшинства, категорически не согласного с политикой большинства партии и всячески стремящегося навязать большинству партии свои взгляды, — фактически выступающих за свободу фракций и группировок в партии. Эта платформа, помимо опасности раскола партии, могла привести к тому, что призывом оппозиционеров «демократизировать» партию обязательно воспользуются эксплуататорские классы для «демократизации» Советского государства, чтобы им (эксплуататорским классам и элементам) легче было объединяться между собой и бороться против Советской власти.

Летом 1926 года Троцкий объединился в блок с Зиновьевым, в 1927 году Троцкий и Зиновьев поддержали заявление «платформы 83-х» (выступавшей против построения социализма в одной отдельно взятой стране), а 7 ноября 1927 года провели альтернативную демонстрацию. В результате этих действий 14 ноября 1927 года Троцкий и Зиновьев были исключены из партии.

Спустя десять лет после Социалистической революции и десяти лет успешного строительства социализма в одной, отдельно взятой стране, Троцкий по-прежнему верен своей теории перманентной революции о невозможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране, а также лояльно относится к оппортунизму.

Подводя итоги послереволюционного периода, мы приходим к выводу, что Троцкий по-прежнему расходился с Лениным и ленинцами по всем принципиальным вопросам и особенно о фракционности, свободе группировок в партии и построении социализма в одной отдельно взятой стране.

В результате, мы получаем, что Троцкий по всем принципиальным вопросам всегда расходился с партией большевиков и вступил в партию большевиков только с той целью, чтобы изнутри подчинить ее своему влиянию, которое привело бы к расколу партии, расколу пролетариата, падению диктатуры пролетариата и реставрации капитализма.

Троцкий всегда придерживался своей линии — перманентная революция, оппортунизм, стремление расколоть партию.

А когда партия в открытой дискуссии победила троцкизм, Троцкий и его сторонники, вместо того чтобы признать на деле (а не на словах) курс партии и свои ошибки, перешли от преимущественно легальных и полулегальных методов борьбы (выступления, книги, «платформы», демонстрации, листовки и т. п.) к нелегальным и террористическим методам борьбы с советской властью (диверсии, вредительство, заговоры, отношения с иностранными разведками, убийства руководящих советских деятелей и т. д.). А когда троцкистов за эти террористические методы борьбы начали сурово наказывать, они завопили о массовых политических репрессиях, об истреблении большевиков-ленинцев, о тоталитарном режиме в СССР и т. п., и эти вопли троцкистов подхватила, начала развивать и «углублять» буржуазная пропаганда.

Таким образом, до начала 30-х годов троцкизм следует считать антиленинским оппортунистическим течением, насаждавшем центризм. С начала 30-х троцкизм перестал быть политическим течением в рабочем классе, а превратился в беспринципную и безыдейную банду вредителей, диверсантов, разведчиков, шпионов, убийц, действующую по найму разведок империалистических стран.

«LENIN CREW», своими попытками реабилитировать разбитый троцкизм, преследует следующие цели:

1. Заработать дешевую популярность «оригинальностью» и привлечь некоторое количество слабо разбирающихся в марксизме молодых людей (хорошо разбирающийся в марксизме человек никогда не поведется на троцкизм), по сути, чтобы в перспективе создать некую общетроцкистскую партию.

2. Умышленно (если теоретики «LENIN CREW» действительно понимают суть троцкизма) или в силу глупости (если действительно не понимают суть троцкизма) ослабляет пролетариат (будущий рабочий класс) уводом в троцкизм интеллигентов и читающих рабочих.

3. Отвлекает настоящих марксистов от работы по созданию коммунистической партии и последующей работы по воспитанию из разрозненных масс пролетариата в рабочий класс и завоеванию политической власти рабочим классом на борьбу со своей вздорной идеологией, а возможно в будущем и троцкистской партией.

Таким образом, в лице коллектива «LENIN CREW» мы имеем зачатки троцкистского движения, могущие перерасти в некую троцкистскую партию.

В теоретической части статьи Сарматова вы не найдете ничего сверх того, что писал сам Троцкий, выгораживая себя в 20-х годах. А все самые «тонкие» моменты всегда прикрыты документами, которые начинаются примерно так: «Лев Троцкий хранил в своем архиве копию черновых записей», которым Сарматов и его поклонники, конечно, свято верят. Как и все буржуазные историки, другие троцкисты и либеральная пресса.

Стало быть, полностью подтверждается правота редакции журнала «Прорыв», почти два года назад распознавшего троцкистскую сущность коллектива «LENIN CREW» и прекратившего всякое сотрудничество с их вожаком Сарматовым.

Д. Иванов                                                                                                                                                        ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Оппортунизм и ревизионизм с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.