Прочь уныние!


Главным выводом Манифеста Коммунистической партии является заключение, что победа рабочего класса — неизбежна. К сожалению, в наше время по разным причинам этот вывод представляется со значительной долей скептицизма не только в сознании широких масс населения, но и в рядах коммунистических. К тому привели, с одной стороны, активно теоретизирующие проходимцы, а с другой стороны, коммунисты-акционисты, апатичные и вялые в научно-теоретической работе.

Вспоминается ленинская характеристика некоторых партийцев начала 20-го века: дряблый и шаткий в вопросах теории, с узким кругозором, скрывающий свою вялость за стихийными протестами масс, не умеющий выдвинуть широкого и смелого плана, неопытный и неловкий в своей деятельности, представляет собой не революционера, а жалкого нытика и попрошайку. Точная характеристика многих нынешних членов партии с коммунистическими названиями.

Перед коммунистами стоят широкие и важные задачи, а потому всем сознательным партийцам и пролетариям мучительно больно от сознания своей неорганизованности, тем более, в наше время, когда созрели основные предпосылки для решительных социальных преобразований в обществе.

Ведь уже, даже, буржуазная пропаганда часто не скрывает, что огромное большинство населения, особо передовых стран, видит решающей причиной всех современных бед человечества — капитализм и признает гнилость всего современного буржуазного общественного порядка.

Бесспорно, что моральный перевес на стороне противников капитализма и их моральная сила подавляюще велика. Тем не менее, эта моральная сила пока никак не претворится в силу материальную, т.е. такую общественную силу, которая будет способна осуществить необходимые преобразования, а именно, повести общество по пути социализма.

Потому и выход из создавшегося противоречивого положения коммунистам необходимо искать в самих себе.

Крупная машинная индустрия вовлекает в водоворот политической жизни огромные массы рабочих и им надо иметь истинный лозунг для борьбы. Если не закрывать себе намеренно глаза, как это, например, делается на нынешних международных встречах коммунистов, если не судить о партиях лишь по тому мундиру, который они сами на себя надели, или по названиям, которые они сами себе взяли, а по тому, как они на самом деле поступают и что они на самом деле пропагандируют, то становится ясным, что вся их современная деятельность есть превращение марксистского революционизма в буржуазный реформизм, есть внедрение в коммунистическое движение буржуазных идей и влияния.

Сегодня многие претендуют на звание знатоков марксизма, но революционной партии нет, а потому тысячи забастовок, которые постоянно проводятся в разных странах, начинаются и заканчиваются или ничем, или бессмысленными погромами. Абсурд момента в том, что хотя борьба с капитализмом захватывает все новые слои трудящихся, продолжает расти и делает шаги вперед, партии с коммунистическими названиями, несмотря на все заверения в верности марксизму, грозные лозунги и декларации, на деле отстраняются от нее, ограничиваясь моральными поддержками, но не ставящие перед ней конкретно решительные революционные цели.

Как долго такое положение будет продолжаться сказать нельзя, но коммунисты должны выправить его. Сделать это возможно лишь действительным выполнением ими своих прямых, а именно революционных, обязанностей. Тогда они выстоят, выдержат и восстановят подобающее им почетное место в строю борцов, восстановят почетное положение настоящих революционеров. Вместе с тем, изживут уныние и поднимут революционный энтузиазм, как в своих рядах, так и в массах трудящихся, которые пока ведут своё сопротивление стихийно, бесцельно и неорганизованно, а значит, безнадежно и, отсюда, пессимистично.

Справедливости ради нельзя не отметить, что революционно настроенные и в соответствие с тем действующие коммунисты не исчезли совсем.                                       К примеру, в Украине можно выделить целый ряд таких товарищей. Особо товарища А.В.Б., прошедшего все стадии революционного становления и сформировавшегося в подлинного марксиста-революционера, сочетающего верность теоретическому марксизму в его революционном понимании с деятельной практикой бескомпромиссного борца за коммунистические идеалы. Имеются и другие, но пока они разрозненны, не представляют цельную силу, и их борьба носит кустарный характер.

Весомой причиной нынешнего пессимизма в рядах сторонников коммунизма является теоретический прессинг буржуазной пропаганды. Лживо обыгрывая некоторые внешние факторы, используя существенное отставание теоретической мысли современных коммунистов, а значит, отсутствие активного грамотного идеологического противодействия с их стороны, она обрушивает на головы неподготовленного обывателя свои социологические и политические «изыскания», которые фальсифицируют действительность и создают о ней превратное, а именно, якобы опровергающее марксистские взгляды, представление, вызывая тем в массе населения, включая коммунистов упаднические настроения.

Путающиеся в теоретических положениях, отстающие от действительности, коммунисты не только не опровергают их на основе принципиальных положений марксизма, а всего лишь оправдываются, зачастую даже подводя под буржуазные измышления некие «марксистские» обоснования.

Одним из наиболее существенных буржуазных вымыслов является утверждение о трансформации предпринимателей в какой-то новый класс. Пробуржуазные теоретики фиксируют внешне очевидное, но обходят суть дела. Так, например, они отмечают, что значительная часть нынешних рабочих живет гораздо лучше, чем сто лет назад, а значит, нет и необходимости в революциях. Вместе с тем умалчивается, что никакое улучшение материального существования рабочего не уничтожает неравенство, эксплуатацию и угнетение одних людей другими, паразитирование одних на труде других. Также скрывается, что само полученное улучшение идет не от капиталиста, а наперекор ему, не в соответствии с природой капитализма, а вопреки ей. Те или иные улучшения положения рабочих происходили и происходят, прежде всего, благодаря непрерывной борьбе пролетариата направленной против капитала, против его природы, против постоянного его давления на труд, что находит своё подтверждение в ежегодных побоищах профсоюзных демонстраций «за болотную копейку» с полицией во всех развитых странах мира. То есть все нынешние улучшения положения пролетариев, даже обусловленные потребностями самого капиталистического производства, не даруются капиталистами, а выбиваются в жестокой борьбе с ними самими пролетариями. Существенно и то, что их положение улучшается не потому, что того хочет капиталист, а потому, что ему нужен работник определенного качества, чтобы производство двигалось вперед.

Маркс писал, как бы ни улучшалось материальное существование рабочего, оно не уничтожает противоположности между его интересами и интересами буржуазии, интересами капитала. Это положение входит в существо всеобщего закона капиталистического накопления, который является объективной основой вызревания решимости пролетариата совершить тот общественный переворот, который раз и навсегда положит конец капиталистической эксплуатации.

Другим направлением буржуазных извращений относительно пролетарского класса является попытка опровергнуть само его существование. Предвзято и поверхностно обыгрывая естественный ход общественного развития, буржуазные идеологи делают вывод об исчезновении рабочих из производства с заменой их машинами и превращением в интеллигенцию. Тем самым якобы подрывается основополагающее положение марксизма о рабочем классе, как могильщике капитализма. Нет класса, нет могильщика. И здесь нынешние коммунисты пасуют перед буржуазной выдумкой. На деле же получается, что промышленные пролетарии расчленяются на две составные части, на как бы два класса. Одна, как работающая головой, другая, как работающая физически. При этом собственно к пролетарскому классу почему-то относят только вторых. Подобное разделение характерно для средневекового ремесленничества, но абсолютно не соответствует современному высокотехнологичному производству, представляющему собой единый цельный многогранный и многообразный процесс, который осуществляют ему соответствующие разнообразно образованные и специализированные работники. Только все вместе сообща, единым цельным коллективом они способны осуществлять производство, производить некую продукцию. Поэтому разделение их на отдельные самостоятельные составляющие сообразно, к примеру, расчленению человека на голову и руки. Исходя из этого отношения к производству и производимому продукту они объединяются в неделимый класс эксплуатируемых производителей, класс пролетариев, единый и цельный, но повторяем, класс наёмных рабов.

Современное производство предъявляет все большие требования, как к квалификации, так и к общему уровню подготовки рабочих. Потому естественно, что структура армии наемного труда все более изменяется в сторону роста удельного веса работников с высокой степенью образованности. Обратим внимание, что и в данном случае, рост образовательно-интеллектуального уровня рабочих обусловлен не заботой о том капиталиста-хозяина, но потребностями собственно производства, вынуждающего капиталистов готовить кадры соответствующего качества. Особо выделяются специалисты высшей квалификации, т.е. промышленный инженерно-технический состав. Тем не менее, они не могут быть причислены к интеллигенции и, фактически, остаются составной частью пролетариата, лишь с более аристократическими интеллектуальными, а отсюда бытовыми и культурными, качествами и потребностями. С этой позиции, по существу, и нянечка в производственной поликлинике, и повар из заводской столовой, и канцелярский клерк, обеспечивающие единый производственный процесс, равно как всякий токарь у отдельного станка, являются членами одного общественного эксплуатируемого коллектива, объединяемого и формируемого общим производственным процессом, материальными и духовными запросами. С некоторыми оговорками сюда же можно отнести и наемных менеджеров крупных кампаний, которые являют собой некую пролетарскую аристократию, пока их не вышвыривают по сокращению штатов. Таким образом, фактически складывается особая самостоятельная производственно-классовая коллективность класс наёмных работников. Это находит своё отражение в ленинском определении признаков классов, формирование которых обусловливается по их отношению к средствам производства, по их месту в системе общественного производства и роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Значимо то, что подобная производственная коллективность присуща не только какому-то отдельному производству, у отдельного капиталиста, но является свойственной всему обществу. Ибо с одной стороны, собственно производственный процесс в определяющих положениях везде одинаков, а с другой — основные отношения между трудом и капиталом всюду одни и те же и политическое господство имущих классов над классами эксплуатируемыми существует повсюду, что организует и сплачивает работников всего общества.

С расширением общественного производства последовательно будет расширяться и сплачиваться, переступая через противодействие отживающих классов, всеобщественная коллективность трудящихся. Все большая масса населения будет вовлекаться в общие производительные процессы и охватывать все больше, шире, разнообразнее людей. Общим трудом соединяя их в ассоциацию, которая идет на место буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями и при которой свободное развитие каждого будет условием развития всех. Таким образом, все вместе они и есть современный пролетарский класс, выросший, развившийся и изменившийся. Потому сейчас речь надо вести не об его исчезновении, а, напротив, об его увеличении и усилении, количественном и качественном.

С появлением марксизма и политических организаций взявших его за руководство к действию, этот ход становится все более управляемым, ускоряемым и оптимизируемым, что было продемонстрировано в сталинские годы СССР, которые показали, как революционные пролетарии, взявшие под свой контроль условия общественного развития и движения, предоставляемые до того власти случая, создали не только новую передовую производительную систему, но и новую коллективность индивидов — советский народ, где каждый вносил свой личный труд в общее дело и тем обеспечивал как собственное существование, так и существование всех прочих членов общества.

Еще одним принципиально значимым является вопрос о якобы «самоликвидации» частной собственности. В данном случае буржуазная выдумка опирается на внешнее проявление конкретного факта отделения капитала-собственности от капитала-функции. Хотя еще Маркс отмечал, что в акционерных предприятиях обнаруживается тенденция все более отделять труд по управлению капиталом от владения капиталом. В свою очередь Ленин указывал, что капитализму вообще свойственно отделение собственности на капитал от приложения капитала к производству. В наше время эти процессы достигли громадных размеров и переросли в отделение собственности на капитал от управления функционированием капитала вообще, как в сфере производства, так и в сфере обращения. Дело в том, что управление современными акционерными кампаниями чрезвычайно усложнилось в силу их гигантских размеров и технического прогресса, что обусловливает необходимость роста компетенции и профессионализма управляющих ими и, как следствие, насыщение специалистами всех уровней управления.

Основываясь на этом неоспоримом факте, буржуазные идеологи утверждают, что в связи с усложнением управления производством руководство им перешло от капиталистов к специалистам — управляющим, менеджерам и т.п. Исходя из этого, делают вывод, что раз управление находится в руках менеджеров и некой администрации, то значит и контроль над производством и вообще всей экономикой переходит к ним же. В связи с этим якобы меняются и мотивы деятельности предприятий. Если хозяин-капиталист действовал во имя прибыли, то современный менеджер, якобы, движим уже мотивом социальной ответственности и направляет свои помыслы в сторону социального благоденствия. В результате общество, которое прежде было действительно капиталистическим, теперь, якобы, трансформируется в новую социальную структуру, где господствующим классом становится новая социальная группа — менеджеры. То есть, капитализм якобы вступил в новую стадию, определяющей чертой которой является смена власти собственников властью менеджеров, а руководящим принципом не максимизация прибылей, а экономические интересы общества.

Действительность отвергает эти буржуазные выдумки и изменение форм управления предприятиями не означает изменения их социальной природы. Как бы ни была велика роль менеджеров, но их деятельность целиком подчинена интересам действительных собственников предприятий, т.е. владельцев контрольных пакетов акций, банков-кредиторов, страховых кампаний-инвесторов, в конечном счете, финансовых магнатов. Менеджеры осуществляют лишь управленческую деятельность, как наемные полномочные представители олигархов. Вместе с тем переход производственных предприятий в руки акционерных обществ и в государственную собственность, а управление ими в руки специалистов, доказывает ненужность капиталистов для целей современного развития, т.к. все их общественные функции теперь выполняются наемными служащими и вся деятельность сводится лишь к загребанию доходов. Мало того, что они не имеют никакого отношения к процессу производства, но даже присвоением капиталов занимаются в самой паразитической форме — в форме получения дивидендов и процентов по акциям и облигациям. Таким образом, класс капиталистов вытесняются в разряд объективно излишнего социального слоя. Так что и по этому вопросу у коммунистов не может быть никаких причин для уныния.

Несколько слов о собственно капитале. Дело в том, что для многих сегодня капитал ассоциируется лишь с собственностью отдельных лиц, а потому, зачастую, отождествляется с собственностью личной. Эта внешне видимая сторона сбивает с толку неподготовленного обывателя и приводит его к представлению о незыблемости и вечности капитала.

Однако, если доселе личная инициатива подстёгивала производство и вынуждало людей работать на пределе их возможностей, то в настоящее время стихийная личностная инициатива вносит сбои в общественное воспроизводство. Гигантски разросшийся капитал в руках индивидуальных владельцев стал преградой развитию человечества, ибо создает, с одной стороны, противоречие, фактически антагонистическое, между частными интересами собственника и интересами общества, т.е. масс людей, в целом, а с другой — стал непомерно велик для частно-буржуазных отношений собственности.

Наиболее ярким проявлением этого положения являются периодические экономические кризисы, во время которых, каждый раз, не только прекращается обращение товаров, но уничтожается значительная часть изготовленных продуктов и даже созданных производительных сил. В марксизме такое положение определяется как несоответствие способа производства имеющемуся уровню производительных сил, которым становится тесно в рамках существующих отношений производства и обмена. В данном случае капитал перестает служить развитию общества и все более уходит на обслуживание личных прихотей и причуд своих владельцев, бессмысленно расходуя при этом огромные материальные средства и расточительно растрачивая рабочую силу многих людей. На известной ступени развития экономическая коллизия достигает такой высокой точки, когда объективно развивающиеся производительные силы восстают против сковывающих их пут и тем приводят в расстройство все буржуазное общество.

Наглядным примером такой тенденции является переход производственных предприятий в руки акционерных обществ и в государственную собственность. Однако это лишь суррогат механизма общественного управления, функционирование которого укладывается в капиталистические отношения. Ибо вместе с общественной организацией производства внутри предприятий, рядом с ней и над ней, продолжает существовать анархия производства в мировом сообществе.

Понятно, что на первых порах социалистического, т.е. уже общественного, хозяйствования капитал какое-то время будет продолжать выполнять свойственные ему функции, поскольку невозможно разом изменить весь порядок жизни некими декретами. При этом, естественно, будет использоваться отработанная при капитализме финансово-денежная система. Однако уже не под контролем капиталистов и в их корыстных интересах, а под государственно-общественным управлением, когда движение капитала будет направляться пролетарским государством в интересах трудящихся масс. Показательным примером такого управления с использованием финансово-денежной системы в интересах социалистического развития является НЭП сталинского периода в СССР, когда Сталин теоретически обосновал возможность и практически показал реальность изжития капиталистических товарных отношений заменой товарного обращения системой продуктообмена. Такое изжитие проводилась через последовательное сужение сферы товарного обращения и перевода, путем постепенных переходов, все большего количества товаров в качество продуктов.

Суть в том, что при социализме, после упразднения частной собственности на средства производства и их обобществления, большая часть промышленной продукции обращается внутри общества и при обороте собственника не меняет. В таком случае, любые стоимостно-рыночные трансформации попросту лишаются смысла — самим производить и продавать самим же себе, чтобы опять производить, есть бессмыслица. Потому на смену рыночным эквивалентам для обмена были поставлены соответствующие новым условиям обменные принципы и критерии оценки производимой продукции, исходящие лишь из ее полезности обществу и учетности затрат. В то же время, поскольку в стране сохранялся целый класс мелких собственников — крестьян, и продолжал действовать принцип распределения «по труду», то было применено разделение всей производимой продукции на 2 категории — общественно-государственную и рыночную.

Разделение производимой продукции на две категории является не только данью объективным обстоятельствам, но и непосредственно соответствует требованиям решения стратегической задачи социалистического периода по уничтожению товарно-рыночных отношений, прежде всего, посредством ее резко и значительно сужается сфера товарного обращения, поскольку из нее выводится наиболее стоимостная, в силу технологической сложности и емкости, промышленно-сырьевая продукция. На практике это, главным образом, осуществляется путем последовательного снижения потребительских цен и полной ликвидации стоимостных качеств продукции, т.е. путем установления прямого снабжения потребителей всеми необходимыми им продуктами и благами, что, в конечном итоге, позволит некоему центральному общественно-экономическому органу охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества и таким образом устранить товарное производство вообще, заменить его всесторонним, полноценным продуктообеспечением каждого члена общества «по потребностям».

Политика снижения цен является одним из решающих способов для выполнения этой задачи. Возможности ее практической реализации предоставляют условия социалистических общественных отношений — обобществленное производство, способность планирования и централизованного регулирования, общественное самоуправление. Снижение потребительских цен не благодеяние социалистического государства, но форма его экономической деятельности, форма получения ассоциированным собственником дохода от ведения хозяйства. Форма свойственная исключительно социализму, форма эффективная, массовая, справедливая, выгодная большинству общества. В то же время это способ последовательного выведения из сферы товарного обращения потребительской продукции, постепенный перевод ее из качества товаров в качество продуктов. Таким образом, по мере и вслед за ростом производственного потенциала страны, происходит ликвидация потребности в рыночном наличном обращении и вообще в товарных отношениях, т.е. прямо решает общую стратегическую задачу социалистического периода — изжитие товарных отношений и переход от распределения «по труду» к распределению «по потребностям». Не подлежит сомнению, что именно эти приемы, найденные и разработанные у нас в советское время, являются основными, единственно возможными и целесообразными для коммунистического развития любой страны с недостаточно индустриализированной экономикой.

И поэтому, тоже, поводов для уныния у сторонников коммунистического мировоззрения нет. Напротив, есть все основания для оптимизма и уверенного взгляда в будущее. Марксистско-ленинская наука развития общества, является логическим обобщением практического опыта людей — их взаимоотношений, их борьбы за преследуемые ими цели и позволяет не только объяснять действительность, но и дает возможность людям ее изменять, т.е. творить свою жизнь по своим представлениям. Поэтому коммунистам надо не сомневаться, а засучить рукава и решительнее пускать бесценный капитал этих знаний в политическую практику наперекор всем уловкам буржуазии расширять фронт тех общественных сил, которые все активнее включаются в борьбу против засилья монополий, за социальный прогресс, за революционный переход от капитализма к коммунизму, стать их руководителем и авангардом.

По сути, само обоснование коммунистической теории заключается в условиях существования пролетариата, а значит, для того чтобы трудовой народ осуществил необходимые революционные преобразования, ему требуется простое выяснение его положения в общей системе капиталистических отношений, выяснение политико-экономического строя той системы, которая гнетет его, выяснение необходимости и неизбежности классового антагонизма при этой системе. В борьбе с классом капиталистов пролетарский класс неизбежно приходит к сознанию необходимости полного переустройства всего общества, полного уничтожения всяких форм нищеты и всякого угнетения, т.е. к коммунизму.

Несмотря на все ухищрения буржуазной пропаганды, массы людей, эксплуатируемые и подавляемые капиталом, угнетаемые властными проходимцами, терроризируемые криминальными бандами, способны не только усвоить и принять коммунистические идеи, но и осуществить их на деле. Идеи советской и коммунистической организации жизни просты, честны, человечны, справедливы, они присущи, а потому приемлемы, всем пролетарским классам, слоям, группам, всем кто живет своим трудом, а потому, в конце концов, будут ими осуществлены. Великая Октябрьская социалистическая революция на практике показала, как революционное движение, когда оно действительно втягивает и заинтересовывает угнетенные массы, когда оно дает им сознание того, что они борются за свое освобождение, вызывает у них невиданную энергию и способность творить чудеса.

Владимир Новак                                                                                                                                                     ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Общество. Добавьте в закладки постоянную ссылку.