Леность ума, как почва для оппортунизма


«… Рабочая партия должна была бы воспользоваться этим случаем и выразить свое убеждение в том, что буржуазная “свобода совести” не представляет собой ничего большего, как терпимость ко всем возможным видам религиозной свободы совести, а она, рабочая партия, наоборот, стремится освободить совесть от религиозного дурмана. Однако у нас не желают переступить “буржуазный” уровень. …» К. Маркс «Критика Готской программы»

Как самокритично отмечает один из пропагандистов идеи «народоправия» и «персонализма», г-н  Чижиков:

«большинство людей не ориентируются в понятиях, что такое оппортунизм, троцкизм, сталинизм, ленинизм, марксизм, космополитизм, интернационализм».

К этому стоит добавить, что многие из сторонников подобных движений не разбираются не только в озвученных понятиях, а и в понятиях вообще, не понимая того, как они образуются и проверяются на истинность. Именно поэтому, прежде чем говорить о необходимости «преодолеть коммунистам-марксистам существующий в их среде политический разнобой в мировоззрении», г-ну Чижикову следовало бы прояснить, собственно, кого из представителей «левой» среды можно определить, как «коммуниста-марксиста»? Не прояснив для себя содержание понятия «коммунист», невозможно определить, кто является коммунистом, а кто лишь прикрывается удобным словечком, следовательно, невозможно определить, кто и с кем должен объединяться.

Между тем, коммунист — это не партбилетоносец, а человек, в совершенстве овладевший марксистской диалектикой и всем пластом предшествующих человеческих знаний, и использующий эти знания на практике в соответствии со сложившейся обстановкой. То есть, человек, являющийся коммунистом, по определению знает, какую практику, и в какой момент он должен применять в действительности. Окружающая нас обстановка, со слов г-на Чижикова, показывает, что «люди выходят из «коммунистических» партий, видя бездеятельное многолетнее сидение в думах, губернаторских креслах, креслах красных директоров и обильную демагогию, прикрывающую властолюбие вождей». Но, очевидно, что «обильная демагогия», прикрывающая «властолюбие вождей», не может быть той практикой, что могла бы быть отнесённой к деятельности настоящего коммуниста, потому люди и выходят из таких демагогических «коммунистических» партий. Точно так же и незнание многими «как, каким образом, на каких основаниях выстраивать движение к обществу с новыми отношениями», показывает, что на сегодняшний момент основной задачей каждого, кто честно желает избавить общество от капиталистического гнёта, является изучение марксистской диалектики, как минимум. И только тогда, когда таких личностей, объединившихся вокруг познанного марксизма, станет хотя бы несколько десятков, когда эти личности будут регулярно пополнять своими злободневными трудам «копилку» марксизма, только тогда и можно будет задуматься об организации дееспособной коммунистической партии.

От «ИПГ» до ОПГ — один шаг

На сайте «Народоправие — будущее России», кроме программы партии (Инициативной Политической Группы «ИПГ» — как ее называют создатели), есть ещё и комментарии к ней. А. Чижиков в одном из них утверждает, что программа разработана в чётком соответствии с марксизмом, то есть соответствует критериям науки, что можно легко проверить, проанализировав основные пункты программы «ИПГ».

В частности, в пункте 3.1.1 программы говорится:

«Наёмный труд и эксплуатация человека человеком и человека государством — исключается: государство передаёт гражданам национальное богатство в их собственность безвозмездно (без выкупа)».

Но, если учесть, что «народовластие» предлагает избавление от эксплуатации государством человека, очевидно, что такая эксплуатация существует в капиталистическом государстве, то есть, по мнению Чижикова, в капиталистическом государстве человека эксплуатирует и государство, и человек. Когда человек эксплуатирует другого человека с целью получения выгоды — это ещё можно себе представить, но как представить то, что человека эксплуатирует государство? Неужели государство, это некое живое существо, использующее труд людей ради наживы? Понятное дело, что в действительности нет такого, чтобы государство было представлено в виде живого существа, государство — это форма власти, необходимая определённой части общества для правового обеспечения эксплуатации человека человеком. Иными словами, государство — это форма насильственной социальной организации людей, образованная одной частью общества с целью подавления интересов другой его части. Таким образом, власть в государстве всегда осуществляется в интересах лишь части общества, потому говорить о том, что государство эксплуатирует человека — значит проявлять в лучшем случае непонимание марксизма в той части, где четко определены отношения между классами и функции надстройки в виде государства. Именно поскольку государственная власть в капиталистическом обществе осуществляется в интересах предпринимателей, постольку человек, нанимаясь на работу на государственное предприятие, нанимается на работу фактически к тому, кому в этом обществе служит власть — к капиталистам. Не лишне учесть, что капиталистическое государство берёт на себя функции производителя только в том случае, когда капиталисты сами отказываются от этого вида производства в силу его низкой прибыльности, а данная продукция жизненно необходима всему обществу. Тогда оплата государственного «предпринимательства» ложится на плечи рядовых налогоплательщиков.

Совсем другое дело государство, где аппарат защищает интересы рабочих, т.е. большинства. Придя к власти, пролетариат в первую очередь восстанавливает справедливость — экспроприирует у капиталистов средства производства, отменяя право частной собственности на них и закрепляя право общественной собственности. Общественная собственность означает, что все средства производства теперь принадлежат всему обществу, а значит, каждому члену общества, или, иначе — всё принадлежит всем. Таким образом, когда в государстве, где власть осуществляется в интересах пролетариата, рабочий, устраиваясь на работу, нанимается на работу именно к себе, а не так, как это хотят представить «народоправцы» — к государству. Но, при этом, нужно учитывать, как писал Ленин, что уже в первой фазе коммунизма, то, что обозначается старорежимным словом «государство», государством не является вовсе и выполняет кое-какие силовые функции лишь в меру противодействия коммунизму со стороны представителей бывшего паразитического класса. Чем дальше, тем больше законодательные функции от привычных государственных учреждений, министерств и парламентов должны переходить к Госплану, который в идеале является наиболее тесно связанным с практикой общественного воспроизводства, будучи научным социально-производственным центром пропорционального развития общества.

Переход от капиталистических отношений к коммунистическим неизбежен, и это доказано и наукой и практикой. Однако мгновенный переход к коммунизму невозможен, потому как необходимо избавить общество от старых, отживших себя отношений, построив новые отношения на совершенно иной основе, то есть необходим переходный период. В этот переходный период власть, назначенная пролетариатом и подконтрольная ему должна осуществлять определённую деятельность, которая целиком и полностью должна быть основана на отличном знании марксистской диалектики представителями властных учреждений, и соответствовать сложившимся условиям. Иными словами, в каждой отдельной стране этот переходный период будет протекать несколько своеобразно, в соответствии с развитием производительных сил, но с соблюдением принципиальных требований объективных законов.

Так, к примеру, к 1917 году Российская империя подошла ещё монаршим государством, но уже с элементами капиталистического производства, и после февральской буржуазной революции должна была развиваться как капиталистическое государство, со всеми необходимыми периодами развития капитализма: от мелко-товарного производства — к монополиям, с непременным и обязательным разорением большинства крестьян, вынужденных пополнять ряды рабочих на расширяющихся всё больше и больше производствах и мануфактурах. Со временем, пройдя все этапы развития, Россия должна была прийти к государственному капитализму, то есть к такому укладу капиталистических отношений, когда власть капиталистов, их контроль, проникает во все сферы человеческой деятельности, затрагивая тем самым каждого члена общества, как, например, происходит в современной РФ. Таково должно было быть развитие России, но спустя восемь месяцев после буржуазной революции, большевики организовали революцию пролетарскую и захватили власть в России, прервав тем самым развитие капитализма. Однако, прервать вовсе не означает остановить развитие вообще, потому как полная остановка общественного развития возможна лишь с полным вымиранием того или иного общества, потому «прервать», в этом случае, означает прервать власть капиталистов, заменив её властью пролетариата. Именно поэтому, захватив власть в 1917 году, авангард пролетариата — партия большевиков — должен был учитывать уровень развития капиталистических отношений в России, и, отталкиваясь от этого уровня, планировать дальнейшее строительство коммунистических отношений, включая переходный период. Уровень же развития капиталистических отношений в России на момент прихода к власти большевиков находился на стадии господства мелкотоварного производства, типичного для начальной стадии капитализма, но с элементами крупной промышленности. Например, на некоторых заводах Путилова в одну смену трудилось более 100 тыс. работников.

Стихия мелкотоварного производства несовместима со строительством коммунистических отношений, поэтому дальнейшее развитие возможно было только через планомерное подчинение этой стихии интересам пролетариата, что могло произойти исключительно через развитие крупного капиталистического производства, способного рыночными способами удерживать мелкотоварное производство в подчинении. Но именно потому, что власть в Советской России являлась формой диктатуры рабочего класса, именно поэтому, контролируя крупное производство через образование концессий, советская власть контролировала и мелкотоварное производство. Таким образом, чтобы начать строительство первой фазы коммунистических отношений, именуемых нередко социализмом, большевикам необходимо было произвести электрификацию страны, индустриализацию промышленности и коллективизацию сельского хозяйства. Это и был тот самый «государственный капитализм» в Советской России, но осуществляемый под властью авангарда рабочего класса, а значит в его интересах, названный советской властью Новой Экономической Политикой. Именно завершение НЭП должно было стать началом строительства первой фазы коммунизма — так называемого социализма. Поэтому задачей НЭП являлась не раздача всем гражданам в собственность всех имеющихся предприятий, а проведение определённой экономической политики, вызванной конкретными историческими обстоятельствами в развитие капитализма в России, которая с гарантией привела бы советское общество к первой фазе коммунистических отношений.

Программа ИПГ «Народоправие» есть своеобразный взгляд А. Чижикова и компании на переходный период, названный ими НЭПР — новая экономическая политика России. Называя себя «последователями классиков марксизма, желающими кардинальных изменений в отношениях собственности и присвоения», Чижиков и компания определяют себя людьми, овладевшими в совершенстве марксистской наукой, что, по определению, должно показывать, как минимум, последовательность в мыслях и изложении, чего как раз-таки и не хватает в озвученной выше программе ИПГ.

Так, в пункте 1.1.1 они пишут:

«Не отдельные личности и не обезличенный народ, а каждый человек — высшая ценность земли.»

Не думаю, что земле, будь то планета или почва, есть хоть какое-то дело до человека, тем более, считать его высшей для себя ценностью. Когда земля принимает к себе обратно ту или иную форму, выделившуюся однажды, она не делит эти формы на «высшие» или «низшие» — она их просто принимает.

Объявить народ «обезличенным» и на этом строить философию — это, конечно, «верх» научности, тем не менее, народ — это абстрактный термин, которым обозначают общность реально существующих на любой момент времени людей, «отдельных личностей», «каждого человека», гражданина, субъекта, индивида и так далее. Потому реально существующий народ не может быть обезличенным. Понятие «народ» обозначает лишь общность конкретных людей и, когда, к примеру, партия большевиков на деле заботилась о народе, то она заботилась о каждом конкретном человеке, а не о чём-то обезличенном. Является ли принятие закона, гарантирующего и реализующего полное уничтожение безработицы или безграмотности ВСЕГО населения моментом обезличивания народа? Ясно, что нет! Таким образом, объявляя заботу о «каждом человеке» и совершенно игнорируя общество, ИПГ разъединяет общество на отдельные его члены, занимаясь тем, чем ежедневно занимается всякий либерал или иной защитник капиталистических отношений, т.е., прежде всего, частной собственности на средства производства. Тогда как задача всякого коммуниста и марксиста — это построение именно общества, то есть совместной организации отдельных личностей, действующей как единый организм, по единому плану, что для марксиста делает первостепенной задачей заботу о реализации общественной, всенародной необходимости. И вообще, неясна причина столь скептического отношения ИПГ к понятию «народ», хотя бы потому, что их программа называется «Народоправие».

Нуждается в рассмотрении и такой их перл:

«3.1 Национальное достояние и власть — самоуправляемому народу.»

То есть, народ всё же необходим…

Если ИПГ преподносит свою программу, как программу «переходного периода», очевидно, что этот этап обществу необходимо пройти по возможности быстрее, естественно, ни на йоту не отступая от науки. Но тогда непонятно, зачем им понадобилось в конституции, то есть в основном законе государства, устанавливать незыблемость частной собственности на средства производства? Разве задачей пролетарского государства не является избавление общества от частной собственности, при этом сразу после прихода к власти? У марксиста нет необходимости закрепления в конституции права частной собственности. Наоборот. Если это настоящий марксист, то он знает, как сказано в Манифесте КП, что коммунизм есть уничтожение отношений частной собственности на все средства производства. А тут получается, что, чем дальше мы углубляемся в чтение положений ИПГ, тем больше складывается впечатление, что авторы вообще никогда не читали ничего марксистского.

«3.1.5. Каждому гражданину открывается счёт в государственном банке (в его филиалах) в виде неизымаемого капитала, ежемесячный процент на который (когда гражданин не работает на законных основаниях) является его прожиточным минимумом.

3.1.6. Доля каждого гражданина России (его первоначальный капитал, соответствующий стоимости принадлежащего ему национального богатства) определяется как средняя величина (1/140 миллионная величина — по числу жителей).»

Из пункта 3.1.6 видно, что каждому гражданину России принадлежит 1/140 миллионная часть «национального богатства», при том, в виде денежного эквивалента, хранящегося в государственном банке и его филиалах. Таким образом, из этого пункта вытекает, что «каждый гражданин России» владеет не всем национальным богатством, а только 1/140 миллионной его частью. Тем не менее, в пункте 3.1.4 ИПГ пишут:

«3.1.4. Источником осуществления социальной политики является всё национальное богатство и весь национальный доход России, реальным собственником-совладельцем которого является каждый гражданин без исключения.»

То есть, в пункте 3.1.4 ИПГ объявляет, что «каждый гражданин без исключения» является «собственником-совладельцем» всего национального богатства и дохода России. Иными словами, каждый гражданин России владеет всем национальным богатством и доходом, а не отдельной его частью, как сказано у них в пункте 3.1.6. В этом и заключается общественное владение, когда все владеют всем, именно в этот момент и нивелируется собственность в принципе, потому как каждый гражданин в обществе, в каждый отдельный момент времени владеет всей совокупностью национального богатства и дохода. Однако, этого совершенно не понимают А. Чижиков и компания.

Противоречит п. 3.1.4 и следующий пункт:

«3.1.11. При перемещении собственника-совладельца по территории России и переходе на другое предприятие первоначальный капитал перемещается со счёта на счёт и может быть использован гражданином только в общем деле производства необходимой продукции и прибыли [в другом уже предприятии]…»

Если гражданин владеет всем, было бы логичным предположить, что при перемещении гражданина с одной работы на другую, его доля не перемещается от одного предприятия к другому, а одновременно находится во всех предприятиях, включая те, на которых гражданин никогда не планирует работать. У ИПГ же получается, что если гражданин перемещается с одного предприятия на другое, он переносит и свою долю, тем самым лишаясь доли в предыдущем предприятии — деньги ушли вместе с гражданином.

На самом деле, ИПГ, описывая схемы перемещения денег, совершенно забывают, что тем самым они плановую экономику подчиняют воле отдельного гражданина, то есть, стихии, и чтобы подчинить планомерному развитию подобную стихию, ИПГ со временем придётся насильно закреплять каждого гражданина за конкретным рабочим местом, потому как вряд ли найдётся человек, не желающий получить большую прибыль при равных возможностях. Иными словами, при такой схеме каждый гражданин будет стремиться устроиться на максимально прибыльное предприятие, что само собой скажется нехваткой рабочих рук на менее прибыльных предприятиях. Потому ясно, что иными методами, кроме как насильственным закреплением, регулировать трудовую миграцию ИПГ не сможет.

Смешно у ИПГ получается и с мировоззрением:

«3.9. Мировоззрение некапиталистической России.

3.9.1. Все мировоззрения (материалистические и идеалистические учения, религиозные вероисповедания) освобождаются от идеологических наслоений враждующих классов и религий, перестают своими (мировоззренческими) средствами выполнять идеологическую функцию: быть средством обоснования особых классовых интересов.

3.9.2. Все мировоззрения своими специфическими средствами истолковывают и обосновывают одну и ту же земную основу — тот мир, в котором человек является рачительным хозяином, продолжающим себя и свой род, а не временным гостем.

3.9.3. Все мировоззрения наполняются единым гуманистическим содержанием, исчезает социальная основа борьбы между ними: мировоззрение становится предметом подлинно свободного выбора каждым гражданином.»

По мнению ИПГ, организовав «переходный период», разделив поровну национальное богатство, однако оставив частную собственность на средства производства, они навсегда избавились от классового деления в обществе, следовательно, избавились от необходимости борьбы классов. Ну, а так как «все мировоззрения своими специфическими средствами истолковывают и обосновывают одну и ту же земную основу», а борьба классов ИПГ отменена, мировоззрения «наполняются единым гуманистическим содержанием», что и делает мировоззрение «предметом подлинно свободного выбора».

Вот так, поставив мировоззрение в зависимость от принадлежности того или иного гражданина к какому-либо их классов, отменив росчерком пера классовую борьбу, редколлегия ИПГ, эти «диалектики» и «последователи классиков марксизма», уравновесили значимость идеалистического и материалистического понимания действительности, зачем-то, к тому же, выделив религиозное мировоззрение, как нечто не принадлежащее идеалистическому пониманию природы в общем. В реальной действительности, нет непосредственной зависимости мировоззрения от принадлежности к тому или иному классу, потому как и рабочие, и учёные, и предприниматели разного уровня способны верить в бога или невидимую руку рынка, следовательно, иметь вполне себе идеалистическое мышление, не являющееся научным и не способным привести того или иного гражданина к истинному пониманию действительности.

Только диалектико-материалистическое мышление способно адекватно описывать процессы и явления, протекающие в окружающей действительности, а значит, и в обществе. Поэтому, даже, тогда, когда классовая борьба в стране окончена, борьба идеалистического и материалистического понимания действительности не прекращается до полной и безоговорочной победы диалектико-материалистического мировоззрения, поскольку смена поколений населения делает неустранимой проблему отцов и детей, знания и незнания. Победа в такой борьбе достигается не «подлинно свободным выбором каждого гражданина», а наличием в обществе необходимого количества соответствующих образовательных учреждений и возможностью бесплатного получения образования каждым индивидом. Это образование и должно, в итоге, подготовить таких людей, которые будут в совершенстве владеть диалектическим материализмом и марксизмом, то есть иметь научное мышление и мировоззрение, что позволит однажды, когда таких людей станет в обществе практическое большинство, сказать: «Да! Мы построили коммунизм!».

Естественно, плюрализм мировоззрений никогда не сможет привести ни одно общество к настоящим коммунистическим отношениям, потому, как и сейчас, в условиях тиранической диктатуры буржуазии, каждый член общества может быть буддистом, христианином, либералом, коммунистом, и иметь ещё несметное множество различных мировоззрений, несмотря на отсутствие в обществе настоящей свободы.

То же самое касается «идеологических наслоений враждующих классов». Идеология, как объединение людей вокруг какой-либо идеи, в данном случае, безусловно, классовая, потому как идеология эксплуатации человека человеком, являясь идеологией класса капиталистов, всегда будет вступать в противоречие с идеологией, отстаивающей мудрость бесклассового общества. Но идеология есть часть мировоззрения. Мировоззрение невозможно освободить от «идеологических наслоений». Наоборот, «идеологические наслоения» возникают вследствие наличия ненаучного, идеалистического (в том числе религиозного) мировоззрения, и уничтожаются они исключительно тогда, когда мировоззрение человека становится диалектико-материалистическим.

Поэтому, как ни прикидывай на себя «форму и способ персонализированного (некапиталистического) способа производства и присвоения», а являясь «переходным» и содержа в себе частную собственность на средства производства, этот способ «производства и присвоения» отличается от государственного капитализма лишь тем, что научно не проработан и является всего лишь пустыми утопическими фантазиями людей, не извлекших никаких уроков из «Критики Готской программы» и «Анти-Дюринга» — редколлегии ИПГ.                                                                                                                                                          Игорь Советский                                                                                                                                             ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Оппортунизм и ревизионизм с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.