О слиянии государства с монополиями в РФ


Беда российского капитала в том, что он очень быстро сросся с государством, причем не делегировал полномочия, а просто тупо сросся с чинушами. Невозможно понять, где кончается наемный менеджер-чиновник и начинается бизнесмен-олигарх. Вот эта адская смесь и не позволяет капиталу выстраивать управление таким образом, чтобы подбирать и заменять кадры по принципу компетентности даже до того уровня, на котором это существует в странах старого империализма. Это момент крайней уязвимости системы — практикой в Латинской Америке и Азии проверено, что при такой форме слияния общеклассовые интересы капитала в критической ситуации защищаются совершенно неприспособленными для этого людьми, и частноолигархический эгоизм берет верх над общеклассовыми интересами. А идеальный менеджер должен быть беспристрастен относительно отдельных подразделений. Прочность режима Путина только в том, что классового противника серьезного уровня (типа РСДРП(б)) пока нет.                                                                                                                                                                                                                                                   ***

Власть от капитала невозможно отделить иначе как революционным путем. То, что хочет Навальный — это изменение ФОРМЫ связи капитала с властью. В сильных империалистических странах капиталистов довольно-таки много, поэтому отстаивание частномонополистических интересов некоторых монополий в ущерб другим чревато для всего класса капиталистов. Монополий там слишком много всяких разных, чтобы позволить каким-то избранным мнополиям управлять. Эта система сложилась не сразу — в Германии и Круппы, и Тиссены, и Герман Геринг были во власти непосредственно, доведя в конце концов капиталистов до ГДР и опасности коммунизма в оставшейся части Германии. В результате сложилась система, когда госуправленцы именно что НАНИМАЮТСЯ капиталом, а не отстаивают свои собственные интересы. В РФ же до мысли о превалировании общеклассовых интересов в ущерб узкомонополистическим еще не дошли, капиталисты и субъективно до этого не доросли, и объективно монополии еще не устоялись и не могут существовать без господдержки, потому отдельные монополии напрямую ставят капиталистов на госпосты. Навальный, по-сути, защищает интересы капитала в более долгосрочной перспективе, призывая их к классовому единению и назначению хорошо управляемых и сменяемых манагеров в противовес громоздкой системе кормлений точно так же, как призывал князей к единству создатель «Слова о полку Игореве».                                                                                                                                                                                                                                                    ***

Навальный В ЧЕМ-ТО прав как верный слуга капиталистов, с точки зрения укрепления капиталистического строя — для капитала было бы лучше оставить публичную часть управления наемным менеджерам, действующим в рамках публичного права, это позволяет лучше маскировать связь капитала с государством, господство капитала как таковое, позволяет легко заменять марионеток, манипулировать настроениями масс.                                                                                                                                                                                                                                                   ***

В том-то и диалектика, что пока  такая форма связи это сильное звено — при некоторой экономической слабости монополий (перед лицом конкурентов внутри и за рубежом в первую очередь) оно государством сильно. Сейчас оформлять развод им вредно — съедят и зарубежные, и внутренние враги. Но в то же время этот «источник силы» производит и элементы, который подрывают систему — в частности, ухудшают аппарат ставленниками, которые избирались не по деловым качествам, а по лояльности к определенным монополиям и доле собственности в оных. С развитием коммунистического движения, появлением сильного классового противника (или серьезной конфронтации с конкурентами) такая форма управления становится плоха, ее плюсы становятся менее существенными, а вот минусы приобретают существенное значение. В Европе/США/Японии монополии сильней, связь с государством капитала отработана веками, они достаточно связаны с государством и без того, чтобы главу концерна БМВ назначать на посты министра транспорта (да и мелко это для главы ТНК).

Иван Шевцов                                                                                                                                                                                                                                                                                                  ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике Общество, Публицистика и заметки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.