Диалектическое противоречие лба и граблей


spgVBСчитаем нужным ознакомить наших читателей с данным текстом, написанным бывшим активистом т.н. «Объединенной коммунистической партии». На наш взгляд, в нем хорошо описан крах очередной попытки создать коммунистическую партию путем беспринципного объединения «всех со всеми», пренебрегая научной теорией и основанной на ней идеологией.

Вступление  

Хотелось бы начать данную статью с уяснения терминов: их будет немного, но их нужно знать, чтобы понимать, что такого происходило в Союзе Коммунистической Молодежи, что он стал представлять особый интерес для анализа в свете научного централизма.

«Троцкисты» – группа молодежи, ориентировавшаяся на С. Бийца, главу РРП, одного из основателей и лидеров ОКП.
«Праваки» – группа молодежи, ориентировавшаяся на С. Довгаля, одного из лидеров и основателей ОКП и СКМ (т.к. СКМ был зарегистрирован как ОАО, по факту был его владельцем).
«Старики» – руководство ОКП во главе с первым секретарем Лакеевым.

Также следует указать, что несмотря на формальное разделение и неоднократные заявление о неучастии членов ОКП в деятельности СКМ, ОКПэшники состояли в СКМ, особенно это хорошо было видно на примере «троцкистов». Как молодежная организация СКМ позиционировался как «кузница кадров», которой надлежало формировать кадры для партии. Справлялся ли СКМ с этой целью? Я думаю, что да, потому что такой партии нужны были именно такие люди. Автор статьи состоял в СКМ с лета 2013 по весну 2015 года, поэтому наблюдал весь цикл типичного раскола в типичной «широколевой» организации и в основном, я буду писать о нем, о том как себя проявлял демократический централизм как система, отдельные люди и их оппортунизм в целом.

Вообще, лично я пришел в «левый движ» исключительно по научным причинам, я писал в своем вузе курсовую работу по современным левым и решил, что неплохо бы взглянуть на предмет исследования своими глазами. На момент принятия меня я ни марксистом, ни коммунистом не был, та каша, которая у меня была в голове, называется штрассеризм. Впоследствии, я начал читать марксистскую литературу и осознал, что был мягко выражаясь, не прав, проникся данной идеей, начал что-то делать, ходить на митинги, организовать пикеты и так далее. Довольно быстро стало очевидно, что все это не приносит ни результата, ни пользы. Все что я расскажу ниже, убедило меня в этом еще сильнее. Я начал думать, какой же элемент системы сбоит. Может, с самим учением проблема? Нет, с ним все в порядке? Может, момент не подходящий? Нет, вроде с утра была частная собственность на средства производства и эксплуатация человека человеком и никуда пока не исчезла. Может, что-то не так с людьми? Ну с людьми, всегда что-то не так, на то они и люди. Может, организация не та? Да, но остальные еще хуже. Может они делают что-то не так? И на этом моменте своих рассуждений, мне друзья рассказали о научном централизме. Что это за зверь, я рассказывать не буду, сказано было уже достаточно людьми умнее, чем я. Я расскажу о своем опыте демократического централизма в организации, в которой я состоял и даже, какое-то время возглавлял.

Организация 

Для начала, раз уж зашел разговор о демцентрализме следует сказать об организационных документах этого объединения, Уставе и программном заявлении. Устав СКМ явление довольно интересное. С одной стороны, это довольно типовой документ для подобных групп состоящих из трех с половиной человек, но тем не менее расписывающих структуру, подходящую массовой партии. С другой стороны, организацией управляет довольно странный орган под названием Центральный Совет, у которого есть сроки избрания и сложный обряд избрания через Конференцию, которую должен Центральный Совет и назначить. На моей памяти, такого не происходило ни разу. То есть, в данном Уставе существуют лазейки для осуществления диктаторских полномочий, что как бы противоречит программному заявлению. Забегая немного вперед, необходимо рассказать о том, как вообще эта организация возникла. Она была образована, как и ОКП, представителями Московского горкома КПРФ после погрома оного в 2010 году. Рядом членов этого горкома были выкрадены организационные документы молодежной организации КПРФ, в результате чего Зюганову и Рашкину пришлось перерегистрировать организацию, которую мы сейчас знаем как ВЛКСМ при КПРФ. Именно оттуда родом и Устав и программное заявление. Гражданам, которые провернули эту аферу либо было лень переписывать украденные документы, либо они и не хотели.

Наибольший интерес представляет программное заявление СКМ РФ. Изучая программы различных левых «р-революционных» групп, я и мои товарищи заметили одну особенность: у всех подобных групп программа реальных конкретных преобразований в обществе (не общие лозунги) носит менее радикальный характер нежели у либералов. Так например, в политической сфере СКМ выступает «за отказ от буржуазного парламентаризма и возращение к принципам Советской власти». Далее следуют общие фразы о необходимости контроля исполнительной ветви власти со стороны законодательной. Это даже не Маркс. Это Руссо!!! Не говоря уже о такой мелочи, как коммунисты, выступающие за «планово-рыночную экономику», уже довольно давно существующую в развитых странах. Не обошел государственный монополистический капитализм и Россию. В свете подобных «новшеств» в программах различных левых организаций, один мой знакомый вообще предложил определять «коммунистичность» организации по следующему критерию: наличие требования об отмене частной собственности на средства производства в программе. И надо признать критерий годен: в программе РСДРП(б) заявление о замене частной собственности общественной было.

Идеология

Отношение к коммунистическому учению в СКМ было несколько странное. На момент, когда я пришел в организацию, существовал всего один образовательный проект, который носил фракционный характер, т.к. его вел представитель «праваков», а по сему аудитория его была ограничена. Все начало более менее оживать после того как на конференции было избрано работоспособное руководство, ребята начали посещать лекции по «Капиталу» при одном из московских вузов, однако никакого систематизированного образования и уж тем более, написания статей, не было. На бытовом же уровне, идеологические споры носили либо «персоналистический» характер, то есть спорили о личностях Сталина, Троцкого, Ленина, как правило, без разбора их идей, в лучшем случае разбирая конкретную политическую практику данного человека, в отрыве от его идей и окружавшей его реальности, либо же споры носили «практический» характер, выражавшиеся в том, что тот или иной активист при помощи своих представлений о мире доказывал окружающим полезность тех или иных действий. Например, активист К. (анархист) доказывал, что необходимо ходить на все акции и превращать их в «красные». В ответ на это ему предложили перекрасить «Русский марш». Тот вспылил и покинул заседание.

Подобное отношение к образованию в низах, приводило к тому, что актив, а зачастую и отдельные люди, напоминали лоскутное одеяло, сшитое из разных оттенков красного, черного, розового и синего. Это отражалось на качестве принимаемого в организацию актива. Известны случаи, когда в коммунистическую организацию вступали: анархисты, штрассеристы, патриоты, социал-демократы и либералы. Разумеется, никакого испытательного срока, никакой идеологической работы с этими людьми не проводилось. Более того, такие люди неоднократно попадали на руководящие посты. Так например, уже упомянутый К. был секретарем своей ячейки и что самое забавное, был самым организованным (sic!). Я, штрассерист и либерал Б. попали в городской комитет организации, при чем оба были избраны единогласно. Здесь бы поругать демократический централизм, но как оказалось позднее, это было дальновидное решение. Впоследствии, мы перешли на марксистские позиции ввиду общего уровня образования.

В дальнейшем, именно идеологические споры привели к тому, что организация начала раскалываться. Ни та, ни другая сторона не выработав нормальной марксисткой позиции, бросилась, зачастую огульно обвинять друг друга в тех или иных смертных грехах. В частности, либерала Б., на основании того, что тот заявил о том, что ему жалко людей на Донбассе, попавших под перекрестный огонь двух сторон конфликта, обвинили в фашизме, после чего тот начал заметно более скептически относиться к «троцкистам», т. к. обвинение исходило от них. Во многом, идеология использовалась как средство для разжигания конфликтов, все возникавшие между ОКПшниками/СКМовцами споры лишь впоследствии обрамлялись идеологической мишурой из цитат Ленина/Сталина/Троцкого. Примеры таких действий, я приведу ниже, сейчас я хочу сконцентрироваться на другом. Следует также отметить, что большая часть актива СКМ не желала образоваться, в этом смысле наиболее прогрессивными были «троцкисты»: они посещали лекции, и организовали какое-то подобие кружка, где изучали историю философии. Однако, ни одна из фракций не желала применять теорию, марксистский метод анализа к окружавшей их действительности, не желали работать со своим активом. Во вступлении, я указал группы людей о которых пойдет речь. Я сознательно беру названия их групп в кавычки, потому что идеологические различия между этими двумя группами носили довольно дурацкий характер: если какая-то из сторон занимала одну позицию, другая тут же занимала диаметрально противоположную, буквально во всем. Больше отличий никаких не было. Низкое качество актива, «идеологическое одеяло», преобладание митинговой активности над теоритической и образовательной, подчинение группам старых оппортунистов в российском левом движении – все это было в равной степени характерно для обеих групп. Подытоживая, к марксизму эти две группы имели очень отдаленное отношение.

Персоналии

После серьезного куска об отношении всего происходившего к марксизму, перейдем к разбору всего, что я написал, на примерах. «Истина носит конкретный характер», вот и разберем каждого из наиболее запомнившихся мне активистов СКМ.

Лев Лямшин, секретарь первичной ячейки ВАО СКМ, лидер «троцкистов», ныне один из активистов РРП. Незадолго до моего прихода в организацию был снят с поста секретаря по массовым мероприятиям, т. к. пытался ранжировать массовые акции, которые СКМ «спускало» ОКП на нужные, ненужные и некоммунистические. Дело в целом было верное, сняли его явно несправедливо. Это привело к тому, что Лев озлобился на «праваков» и при поддержке своих друзей и Антохина начал заниматься вредительством. Также в этот момент вскрылась переписка РРПшников на тему их энтристких планов в отношении ОКП, что еще сильней подтолкнуло оных к разладу с наиболее активной группой ОКПшников. «Старикам» на деятельность Бийца было пофиг, т. к. им было, судя по всему, по барабану, кто и зачем что-то будет делать в их партии. Таким образом, Львом и всей его группой было принято решение стать «идеальным активом» для ОКП. Они начали активно выходить на митинги, пикеты и всячески имитировать кипучую деятельность. На каждой массовой акции Биец подходил к первому секретарю ОКП Лакееву и, показывая на многочисленную (до 50 человек) группу, похвалялся, что это он вывел так много молодежи. Говоря, о группе, сформированной Львом, следует сказать, что она страдала всеми теми же пороками, что были описаны выше. Любой желающий увидеть уровень анализа в его активе, может пройти по этой ссылке и все увидеть сам. Особо следует отметить, что он панически боялся контакта своих людей с умными представителями «праваков», не приветствовал их участие в проектах, которые они устраивали. Так например, активистка М. мне рассказывала, что когда та участвовала в разборе полетов после совместной с «троцкистами» акции прямого действия, на любое ее слово, с которым соглашался, кто-то из людей Лямшина, активист М., лучший друг Лямшина, здоровенный детина, говорил, что потом поговорит с этим человеком. Также следует отметить его абсолютную недоговороспособность. Правое крыло СКМ неоднократно в лице активиста Б. предлагало ему пойти на мировую, заниматься своими делами и не мешать друг другу. Однако, даже когда. он после длительных уговоров соглашался, как бы случайно происходило что-то, что мешало дальнейшим переговорам. Ряд людей списывало это на неадекватность Лямшина, кто-то на то что ему сознательно мешает Биец. Я же общаясь с этим парнем довольно долго, пришел к выводу, что он просто поставил цель развалить СКМ и абсолютно искренне считал «праваков» оппортунистами. Здесь уместна пословица « В чужом глазу соринку видим, в своем бревна не замечаем». Его взгляды можно охарактеризовать как анархо-коммунистические, а поведение как очень ситуативное. Он готов объединяться хоть с чертом и искренне считает, что черта можно перехитрить. Будем надеятся, что рано или поздно, он поймет, что митинги, расколы, пикеты и интриги в песочнице это не то, чем должен заниматься левый.

Василий Недопекин, рядовой член СКМ, ныне вроде как в «Левом Фронте», но я не уверен. Пришел в СКМ ровно посередине раскола, сразу начал довольно сильно активничать, ходить на все акции ОКП, в общем, не вызывал никаких подозрений. Однако, в один прекрасный момент, он начал высказывать свои суждения о марксизме. По его мнению, марксизм устарел, потому что Маркс творил 150 лет назад, пролетариат исчез, мы живем в информационном обществе и так далее и тому подобное. Когда это услышал секретарь по идеологии, уже упоминавшийся, активист Б., то он решил провести занятие по «Манифесту коммунистической партии», потому что (цитата): «Во-первых, его не все читали, во-вторых, не все поняли, в-третьих, никто не знает, что делать с этим документом сейчас». На том и порешили, Б. попросил оповестить всех. Пришло три человека: Л., программист, Ч., бывший КПРФник и Недопекин. Все дальнейшее знаю со слов Б. (цитата): Я им все рассказал, что я думаю о Манифесте, Л. позадавал мне вопросы, я на них поотвечал, потом ребята пошли в курилку, я так как не курю, пошел другую комнату. Прибежал я уже на ор, как выяснилось позднее, ребята разговорились и в процессе дискуссии Недопекин сказал, что все что я сказал фигня, что он никогда не будет коммунистом. Л. привык в организации уже ко всему, но Ч. был человеком новым и очень резким. Он его спросил: «Если ты не коммунист, то зачем ты нужен в коммунистической организации?»  Тот, в ответ начал говорить, что, мол он посетил  больше акций, а значит более полезен, чем Ч.. Тот вспылил и начал говорить, что ему не важно, кто ходит на акции, ему важно чтобы человек был коммунистом. Между ними вспыхла ссора,  которая перешла в драку, точнее в избиение Недопекина». После этого инцидента, он начал крутиться вокруг «троцкистов», там попал в примерно такую же историю, и ушел от них. Позже я узнал, что все левые движения столицы присвоили ему прозвище «Колобок», т. к. долго он не задерживался нигде, ввиду своего характера. Зачем же понадобилось рассматривать такого фрика, спросите меня вы? Данный экземпляр отлично показывает всю ущербность «количественного» подхода к набору актива. Ведь принимавший его человек, мог спросить у него коммунист ли он, что такое пролетариат и т. д.. Даже эта простая формальность позволила бы выявить некоммуниста, который по каким-то причинам решил вступить в организацию. Однако, его секретарю ячейки нужно было набирать численность, неважно как. Таких предъяв из серии «я стоял на пикете в мороз, а что сделал ты?», я за полтора год в свой адрес слышал много, от людей, которые считали, что чем сильнее они «отморозилось», тем большими коммунистами они являются.

Иван Угодников, первый секретарь СКМ по Москве, ныне нигде не состоит, ушел из левого движения. Иван состоял в организации на момент моего прихода и был секретарем САО СКМ. Я по месту жительства попал под его опеку, и мне он показался довольно адекватным человеком. В личных беседах, он признавался, что несмотря на наличие в семье репрессированного (священник), он как человек, знающий историю, считает, что советская власть все сделала правильно. Также особо следует отметить, что у парня был сильный природный потенциал: он обладал эйдетической памятью, помнил наизусть устав и программу, причем не только СКМ. Сам по себе он происходил из довольно бедного семейства, так что я увидел в нем довольно адекватного коммуниста. Тоже самое увидел Довгаль, руководитель и «владелец» СКМ и решил его продвигать на должность первого секретаря по Москве. Это оказалось роковым решением. Когда тот был избран, он взял меня с собой в горком и бюро, в следствии чего наша первичка загнулась, т. к. среди трех оставшихся активистов не было ни лидеров, ни организаторов. Вообще, мое наблюдение за левыми привело меня к мысли, что большинство людей, которые приходят в левые организации, довольно аморфны и оставшись без «твердой руки» или самого банального менторства, довольно быстро уходят из движения. А т. к. в каждой организации есть свой микролидер, то подобные группы довольно быстро вырождаются в секты, если этот лидер того хочет. А если лидер по каким-то причинам исчезает, то и группа распадается. Самый примечательный и актуальный пример последних времен – это «Левый Фронт», оставшийся без Удальцова.  Однако вернемся к Ивану. Он попав на пост персека СКМ, начал саботировать деятельность организации, ввиду собственной апатии и нежелания, что либо делать. Здесь вскрылась негативная составляющая его личности. Иван очень сильно поддавался влиянию других людей. Зачастую, когда его уговаривали пойти на мировую с «троцкистами», он соглашался, но если за минуту до начала заседания с ним успевал поговорить, кто-то из наиболее «отмороженных» праваков, то он менял свое мнение. Из-за подобных пируэтов, он получил кличку, позорную, на мой взгляд, для любого коммуниста – «Николай II». После всех раскольных перипетий, парень устал и решил покинуть СКМ. По меньшей пять раз он пытался это сделать в правовом поле, написав заявление на выход и все пять раз Довгаль не принимал его отказ от дальнейшей работы. В конце концов, Иван плюнул и ушел.
Мое мнение в отношении этого парня: человек он хороший, но он явно не подходил для тех должностей на который его пихали. В результате явно неграмотных кадровых решений, левое движение потеряло не самого плохого человека.

Иван Антохин, секретарь по агитации и пропаганде, в настоящий момент активист РРП. Собственно, благодаря ему организация и набрала такую численность, что в ней стал возможен раскол. Он сидел и топорно набирал в интернете людей в организацию. 9 из 10 людей не соглашались вступить в СКМ/ОКП, но 1 из 10 соглашался. Как вы понимаете, если на момент наибольшей численности СКМ насчитывал 70 человек, работу парень проделал титаническую. И тут есть два мнения: кто-то говорил, что Иван зазвездился, а кто-то говорит, что попал под влияние РРП. Я считаю, что истина где-то посередине. Следует также уточнить, что во многом, его попаданию во фракцию «троцкистов», поспособствовали личные конфликты между ним и рядом «правых». Во всех этих конфликтов, он показывал себя не с самой лучшей стороны. В конечном итоге, по моему мнению, он увидел в «троцкизме» Бийца возможность легально, безо всяких проблем с собственной совестью, гадить другим людям. Также Иван слишком много уделял внимания занимаемым им постам. В одной записей о себе в социальных сетях, он как-то указал полный список занимаемых им должностей, что больше напоминало список титулов аристократа 18 века. Однако, после начала активной фазы раскола, Иван сменил свою модель поведения. Он начал активно набирать людей в восточный округ, полностью наплевав на свой (южный), который позже исчез. Все это дало основание называть его последовательным «троцкистом» и соратником Лямшина по уничтожению организации. Возможно, Иван и не верил во все это как в идеологию, но он был движим личными претензиями к ряду активистов СКМ/ОКП на «правом фланге». После начала политики поставки активистов для ОКП, Иван начал заниматься активной работой на благо своей фракции, и несмотря на то что, формально, принимал участие в работе горкома, кроме ряда случаев, о которых я расскажу ниже, там не появлялся. По ходу всего раскола всплывали новые подробности о преданности Антохина РРП и лично Бийцу. Его формализм тоже был притчей во языцах. Собственно, бюрократизм СКМ наверно был широко известен по всему левому движению, так что особо останавливаться не буду, просто упомяну, что организация в 50 человек, которая даже взносы не могла собрать, решила издать членские билеты. Основными генераторами макулатуры в СКМ был ряд активистов по обе стороны фронта, и одним из них был наш Иван. Насколько я знаю, даже сейчас, в РРП, он продолжил следовать бюрократической традиции.
Что можно сказать о таком человеке? Зачем он пришел в организацию? Я приведу его же цитату: «Когда я прочитал «Манифест коммунистической партии», я перестал быть сталинистом». Без комментариев. Иных причин, иначе как удовлетворение личной потребности в признании и уважении, я тут не вижу.

Илья Гоциридзе, секретарь по идеологии, глава «Актива», ныне в СКМ на том же посту.  Здесь следует особо отметить: Илье Гурамычу 32 года. Зачем он продолжает возиться с молодежью, когда есть большая ОКП, я не понимал никогда. Изначально он вел в СКМ подобие кружка по марксизму, где обсуждался не марксизм, не писались статьи: они там обсуждали злободневные события, в основном, политический кризис на Украине. По свидетельствам, очевидцев высказалась там точка зрения, по научному, называемая националистической, а в простонародье именуемой «ватной». На основе своего «кружка», Гоциридзе создал в СКМ «Актив» – «правую» фракцию, в которой состояли все праваки, за исключением автора и еще ряда человек, которых левые причисляли к правым, а правые к левым. Он активно выступал за зачистку организации ото всех троцкистов, вымышленных и реальных. Возможно, это и было правильно, но методы, которыми он пытался это сделать были чертовски неэффективны и деструктивны, настолько, что даже кукловод «правых», Довгаль, пытался тормозить его в моменты особенно неадекватного поведения. В силу того, что Гоциридзе был эдаким Лямшиным с другой стороны, однако заметно проигрывал ему как личность, т. к. Лямшин был моложе и более харизматичен, это приводило к тому, что пусть «справа» по формальному признаку пусть и было сосредоточено большинство, активистов готовых участвовать в массовых акциях, а именно это все рассматривали как критерий эффективности, было меньше. Общая неадекватность, непоследовательность, а зачастую просто психозы отталкивали от него всех, кроме самых упоротых, что в  конечном итоге привело к тому, что весь «правый» актив отвернулся от него. На данный момент в СКМ состоит по документам 28 человек, и как доносит разведка на последнее общее собрание пришло только 10, чего не хватило для общего кворума. Закономерный итог деструктивной фракционисткой политики.
Я не обвиняю Илью Гурамыча в неискренности, он неоднократно показывал себя как хороший человек в простой жизни. Однако в политике, он действует в корне не верно. За 32 года жизни, он мог приобрести опыт борьбы и эмпирически осознать, что демцентрализм, «широкая левая», количественный подход к формированию кадров чертовски неэффективны. Нет, он идет по пути ВКПБ  Нины Андреевой, обвиняя во всем троцкистов. Не вина молодого «троцкиста» в том, что он политически безграмотен, твоя вина как представителя старшего поколения, что ты не провел теоритической работы, не проанализировал свои ошибки и не дал ответа на необходимые вопросы.

Егор Кузовлев, анархист, секретарь первички СКМ в  ЗАО, был исключен своим же активом. В настоящий момент, вышел из левого движения. С самого начала раскола Егор заявил себя как нейтральную сторону, которая не будет принимать участие в конфликте между (цитата): «Праваками-дураками и троцкачами-трюкачами». В течении всего данного конфликта, он действительно соблюдал нейтралитет, абсолютно спокойно общаясь с представителями обеих сторон, игнорируя при этом предъявы наиболее неадекватных по обе стороны. Округ его процветал, если так можно сказать: был самым многочисленным после «троцкистского», причем как количественно, так и качественно. Следует особо отметить, что его округ состоял действительно из молодежи: начиная от студенчества и учащихся техникумов, заканчивая школьниками. Округ занимался чем мог: выходил на «покраску», массовые акции и так далее. В виду этого, длительное время все закрывали глаза на идеологическое несоответствие  первички  всей остальной организации, кроме, как было сказано выше, неадекватов. Сам по себе Егор был человеком вспыльчивым, временами тоже неадекватным, но он умел думать прежде чем, что-то сделать. Но все равно, привычка говорить людям, что он о них думает, сыграла против него. Против провели довольно типичную для демцентрализма интригу, о которой я расскажу ниже.

Что можно о нем еще сказать? Живое доказательство, того что эта система работает пока в ее главе стоит хороший руководитель, у которого хоть какая-то идеология, знания и/или уверенность за душой, все будет работать. Но как только его снимают демократическим голосованием, все прекращает работать.

Наиболее интересные моменты

В данном разделе, я познакомлю с наиболее смешными и ценными с точки зрения анализа демократического централизма моментами. Данный раздел, на мой взгляд, необходим для понимания ряда моментов. Во-первых, демократический централизм может быть недемократическим. Во-вторых, он глубоко бюрократичен и сковывает работу организации. В-третьих, он чертовски неэффективен в своей разрушительности и может работать только в том случае, если им управляют.

Первым крупным эпизодом в котором, я наблюдал демократический централизм в действии, была конференция СКМ, посвященная избранию городского комитета по городу  Москва. Для начала, следует рассказать о том, как конференция собиралась. По форме, от двух членов первичной организации шел один делегат. Следовало провести собрание первички и избрать этих делегатов. И все бы ничего, если бы делегатов все избрали честно и проводили собрания вовремя. По причине неспособности собрать кворум для голосования (50%), многие округа прибегли к подтасовке данных о своей численности. Так например, секретарь Г. не проводя собрания, назначил 4 делегатов от своей первичной организации. А запутка тут вот в чем: в его округе было всего 4 человека и 4 анкеты в социальных сетях. Он даже один раз заплатил от их имени всех этих «людей» взносы. Таким образом, он получил 4 делегата от, по факту, 4 живых людей. Форма кворума позволяла очень многим секретарям эксплуатировать «бумажную» численность и выдвигать больше делегатов, чем у них было людей. Честнее всего к этому вопросу подошел Лямшин: он набрал в свой округ при поддержке Антохина 20 человек. Очевидно, из-за столь «огромной» численности, они не смогли собраться и избрать делегатов, а состряпать «липовый» протокол, как это делали все вокруг, ребятам не хватило либо ума, либо наоборот, хватило совести.  И таким образом на конференции оказалось 25 делегатов от «правого» крыла и 0 от «левого». Руководство сего концерта приняло решение разрешить ребятам провести собрание прямо там, на конференции. На том и порешили. Итак, в назначенный день все собрались, всем раздали мандаты, которыми следовало голосовать, все формы были соблюдены, осталось только ждать троцкистов. Они опоздали где-то на полчаса, однако пришли всем округом. Всего их пришло 16 человек. Им было предложено прямо тут провести заседание своей первички, что они и сделали. На нем они приняли решение, что так как их в округе 20, то делегатов они должны избрать 10, а не 8, от общего числа присутствующих. Начался лютый срач и балаган, в котором начали звучать личные угрозы в адрес ряда деятелей обоих крыльев. В конечном итоге, не выдержал Гоциридзе и предложил вовсе не допускать «троцкистов» к конференции и поставил вопрос на голосование. В это же время происходил обзвон тех четырех «троцкистов», которые не пришли на это «заседание». Выяснилось, что два из них контакт с организацией утратили, один вообще не знал ни о какой конференции и еще один не смог прийти по уважительной причине. Им предложили избрать 8 делегатов и прекратить весь цирк. В ответ, они начали совещаться и голосовать(sic!) за то сколько конференция должна выделить им голосов: восемь, девять или десять! Проголосовали они за 10 и с таким предложением обратились к председательствовавшим, которые уже 2 часа не отнимали руку от лица. В результате общего накала ярости в помещении, вопросы поставили в такой очередности:

1) «Надо ли допускать ВАО СКМ до конференции?» (Да)
На этом месте,  предлагавший не допускать их Гоциридзе с воплями покинул конференцию на реактивной тяге.
2) «Сколько им предоставить делегатов: 8; 9; 10; 11(предложение было внесено кем-то в шутку)?» (8)
Дальше началось голосование за состав горкома. Ну во-первых, горком избирали списком. Это вызвало негативную реакцию у всех, по сему было решено голосовать по персоналиям. И тут началась свистопляска. Особенного угара ситуация достигла тогда, когда председательствовавший З. предложил избрать секретарем по идеологии Гоциридзе, который только что убежал. После этого произошло нечто: одновременно голосовалось два поста, секретарь по идеологии и по агитации. Обоих избрали единогласно. Избранные были либерал Б. и штрассерист М. (автор статьи). Главным итогом конференции было то, что на ней избрали «работоспособное руководство», которое по идеи должно было повести организацию «по светлому пути».
На мой взгляд, все это было лишено смысла. Не было сделано даже попытки выявить некое объективное противоречие, стоящее за всем происходящим в организации. Не было попытки призвать всех к порядку, выработать концесусное решение, которое бы всех удовлетворило. Обе стороны мухлевали, пытались потопить друг друга в бюрократии. В этом «социалистическом соревновании» победило «правое крыло». Горком состоял из наиболее упоротых правых и группы «специалистов». «Троцкистам» кинули кость ввиду членства одного из них и кандидатства  двух из них. Они долго после этого тянули резину и не признавали результаты конференции.
В качестве итога этой части, я опишу вам технологию произошедшего. Именуется она «бюрократический подлог». Делаются «липовые» члены организации, проводятся собрания в половину от численности. Мне известен случай, когда в одной первичке для кворума исключили человека, приняли решение, снова приняли человека и разошлись по домам, «в связи с утратой кворума». Все эти методы едва ли не прописаны в Уставе любой демократически централизованной организации. Подобные методы широко используются во всех современных партиях. Следящие за отечественной политикой могут вспомнить как, при помощи сходных методов из своей же партии политическим шулером Богдановым, был выкинут Прохоров, олигарх, вложивший в «Правое дело» около полумиллиарда долларов. Как видите, к демократии все это имеет довольно слабое отношение, поэтому люди, заявляющие об элитаризме «научных централистов» либо не знают как работает система принятие решения в современной партии, либо откровенно врут. В современных нам с вами левых организациях, люди принимают решения, основываясь на своих личных интересах, которые они прикрывают в какой-то форме коммунистической или какой-либо иной идеологией. Все эти люди либо глубоко эгоцентричны, считают себя истиной в последней инстанции, либо аморфны и неспособны на самостоятельное мышление. Ни те, ни другие на самообразование неспособны, так и существуют укрывшись уютным одеялом, с заплатками разного цвета от черного и бордового до розового и коричневого. Все это дает им способность делать одно, говорить другое, думать третье.

Если предыдущий случай, был крупным: как никак заседало отделение молодежной организации в крупнейшем городе страны, то здесь все было пафосно, но мелочно, в прямом и переносном смысле. Речь идет об уже упоминавшемся Егоре Андрееве, хорошем организаторе и друге, пусть и несколько вспыльчивом. Он был секретарем районной ячейки, вел какую-то деятельность, которая укладывалась в формат организации, увеличивал численность, в общем, на фоне творившегося вокруг бардака, воплощал лозунг «Анархия – мать порядка» на деле. Однако, у него был личный конфликт с секретарем по массовым мероприятиям Д. по личным причинам. Та забанила его на своей странице в социальных сетях и начала обвинять, в том, что он не связывается с ней и не оповещает своих комсомольцах о массовых мероприятиях. На резонный вопрос: «А из черного списка меня вытащить не хочешь?» ответа не следовало. Несмотря на это, его оповещали его друзья из горкома. Тогда Д. решила через слабое звено в организации: зам. Кузовлева, Ч. был школьником, который поддался на влияние Д. и по ее совету устроил следующее. В один прекрасный день, он собрал заседание из 5 человек (кворум от 10) из которых два были его одноклассники. Таким образом, Ч. создал ситуативное большинство и снял Егора с поста секретаря. Тот в свою очередь в долгу не остался. Как выяснилось, он давно предупреждал «свой» актив первички о возможной  акции в отношении себя и утверждал, что именно это станет сигналом окончательной потери связи руководства СКМ с реальностью. Актив внял сигналу и полностью исчез из организации. Оставшиеся три школяра были полностью неспособны поддержать первичку на плаву и тоже рассосались.

Что для нас все это означает? Да то, что даже наличие сильного, подготовленного и популярного лидера во главе структуры демократического централизма не гарантирует, что в один прекрасный момент его по ситуативным причинам, далеким от рациональных, не захочет переизбрать группа, которая мало того что представляет меньшинство, так еще и является непрофессиональным меньшинством, а по моему мнению,  просто неадекватным, учитываю форму в которой все это «изгнание анархиста» проводилось. Напоминало обличительный съезд 30-х годов, по крайней мере, такую атмосферу пытался создать Ч..

Катарсис.
Ч.: «Он спаивал организацию…»
Егор: «Я тебе в рот пиво не вливал!»
Ч.: (смущенно) «Ты называл меня школьницей…»
Занавес.

Последний случай будет служить свидетельством, неким итогом такой практики как демократический централизм. В этом событии собралось всё, неадекватные активисты, наплевательство к процедуре, пренебрежение к коммунистическому учению и всё, всё, всё. Однако, приступим.
К этому моменту накал ненависти двух сторон друг к другу достиг точки кипения. Ситуация зашла в тупик, многочисленные попытки примириться не приводили ни к чему, из организации бежали не имевшие отношения к ней люди, остановился приток адекватного актива: в организацию вступали только люди, которые хотели принять участие в дальнейшем расколе. Решением этой проблемы, с точки зрения «владельца» организации Довгаля и горкома СКМ было исключение «троцкистов» из организации. Формально им инкриминировалась утрата связи с организацией и отсутствие какой-то бумажки подтверждавшей наличие людей в округе. Все это было предлогами для устранения их из организации. Изначально, видимо, все планировалось как тихий междусобойчик, но из-за действий ряда членов горкома об этом стало известно «троцкистам». Они потребовали собственного присутствия на собственном исключении, и получили утвердительный ответ. В назначенный день и час, все явились в городской штаб-хату ОКП. Расклад был такой в помещении 6 на 7 квадратных метров расположилось 15 человек «троцкистов», 7 человек «праваков», Довгаль и член ЦК ОКП М.. Началось все с того, что был зачитан принимаемый документ. Это вызвало у «левых» реакцию, сравнимую разве что, с поведением туземцев, которые только что узнали, что их вождь продал их остров бледнолицым за бусину. Начались вопли, угрозы, кто-то крикнул, что не поддерживает ДНР и ЛНР, кто-то скандировал «Слава Украине». Я вышел из этого балагана в соседнюю комнату, чтобы передохнуть, т. к. дышать там было нечем. Что там происходило, описанию не подлежит. (Не расстраивайтесь, в комментариях, наверняка кто-нибудь расскажет) Скажу лишь, что это добавляло адекватности и спокойствия происходящему. У «правых» в горкоме было большинство, решение было принято то, которое было им нужно. Далее произошло следующее: М., престарелый секретарь ЦК ОКП, решил зайти в туалет. Он оказался закрытым, в силу того, что в туалете (напоминаю, штаб ОКП, две комнаты 6 на 7-8 плюс коридор, туалет 2 кв. метра, любой живущий в двушке, примерно понимает масштабы) находилось двое молодых людей, которые решили, что самым интересным способом скоротать время, будет совокупиться в, пардон, сортире. В ответ на просьбы на просьбы освободить туалет, они отвечали непечатной бранью. В итоге, зам Довгаля, Зоммер выбил дверь плечом. Горком можно было бы считать сорванным, если бы не одно но: решение по «троцкистам» принять успели.
После написания данного абзаца, у меня возникло сильное желание вымыться, привести себя в порядок, выйти на крышу своего дома и очень долго выть в ночное небо. Ощущение от того, что потратил год своей жизни на этих неработоспособных тусовщиков, которые сделали «шаг вперед и два назад» не политической, а по эволюционной лестнице. Переговоры, какие-то проекты, лекции, митинги, пикеты, интриги, вся эта бесполезная и бессмысленная, с точки зрения левого, ересь ожидает вас, если вы в любую современную российскую левую движуху/партию. Серьезно, лучше займитесь скалолазанием, если вам не хватает адреналина, скалодромов в городах-миллионниках достаточно. Подкачаетесь, найдете там себе девушку, все у вас будет хорошо. Вы не будете портить своими неадекватными действиями жизнь и нервы людям, которые реально чего-то хотят. Описанная мной ситуация стала для меня финишом. На следующем горком, я и группа товарищей вышли из СКМ и больше туда не возвращались.

Заключение

Весь этот текст посвящен демократическому централизму. На примере данной организации я описал процесс развала конкретной организации. В настоящий момент в СКМ состоит на бумаге 28 человек и организация не в состоянии собрать кворум всех ее членов. Большая часть людей вышедших и/или исключенных из нее продолжает свою деятельность на пространстве различных левых движух. И что меня уже нисколько не удивляет, они ни чему не научились. Они не изменили ни форму организации, ни решили покопаться в себе. Они вообще никак не осмыслили свой опыт, просто утерлись и пошли дальше. Ведь не впервой же? И действительно, такое происходит уже не первый раз. Текст заявления СКМ 2010 года времен разгрома московского горкома КПРФ так похож на нынешнее коммюнике РРП в «Рабочей Демократии», посвященное ситуации в СКМ. Но никто не сделал выводов, не принял мер, не попытался этого осмыслить. Все продолжило идти своим чередом. В многих языческих культурах есть концепт кальпического цикла – смены миров один за другим и так до бесконечности. Но мы же не язычники, которые молятся на красные флаги у алтарях и идолов.                                      Мы – коммунисты, люди, которые анализируют общество и политику при помощи научного метода. Для меня в жизни настал тот момент, когда я взглянул на практику современных «левых» и сказал: это не работает, а значит, это следует отбросить. Нам необходимо вернуться к практике кружков для самообразования, наработке кадров и оценке нашего текущего положения сквозь призму диамата.

P.S. После завершения написания данной статьи, до меня дошли два слуха.                                                                                                                                      Во-первых, группа бывших активистов «Левого Фронта» планирует создать «Левый Блок», свободное объединение «левых» организаций. На первом съезде присутствовали РРПшники, ЛФовцы, РСДшники и анархисты. РСДшники потребовали защищать права сексуальных меньшинств, Биец покрутил пальцем у виска, на том и разошлись. Скорей всего, в ближайшее время соберутся снова.                                                                                                    Во-вторых, один из вождей ОКП, некто Довгаль, уже упоминавшийся тут, высказывал в кругу оставшихся в живых активистов СКМ предложение в следующем году снова позвать Бийца и РРП. Человек, рассказавший мне это, обещал побить его в этом случае.
Вот мне интересно, что в этом противостоянии сломается первым: лоб или грабли?

Иван Мишин, бывший первый секретарь СКМ                                                                                                                                                                  ИСТОЧНИК


Реклама
Запись опубликована в рубрике Общество, Оппортунизм и ревизионизм с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.