Заблуждения о фашизме


«Димитровское» определение фашизма

Современные авторы-пропагандисты ведут споры вокруг определения фашизма: подходят ли современные конкретные события под определения, принятые более 60-ти лет тому назад, правильно ли некто увидел такое соответствие, можно ли найти иные признаки фашизма, кроме словарных — в конечном счете, пытаясь формализовать и обособить фашизм от обычного капитализма. Большинство сходятся в том, что определение фашизма, взятое из доклада Г. Димитрова на VII Конгрессе Коминтерна в 1935 году, является исчерпывающим, а ключевыми характерными чертами выступают: реакция на коммунистическое движение, неприкрытая диктатура монополий и внешняя, национальная агрессия в идеологии и политике.

Желание определить фашизм независимо от изменившихся объективных условий, от обстоятельств нового времени, порождает ряд идеологических заблуждений, способствуя отказу от исследования конкретных исторических условий, их содержания так, что определение выступает «лакмусовой бумажкой» фашизма, «универсальным методом» обществоведения в политике, становится формальным, подменяет базис собственной политической и идеологической формой. Попытка охарактеризовать реальную политическую ситуацию через авторитетное некогда определение, сегодня наблюдается, чаще всего, при оценке политической ситуации в Украине.

В 1935 году идеи фашизма еще не были однозначно дискредитированы ни в Италии, ни в Германии, рабочие, левые движения или склонялись в сторону фашизма, или не различали в идеологии и политике диктатуры капитала. Явная связь фашизма с капиталом не всегда различима, за усиленной государственностью, политической диктатурой, за влиянием надстройки в виде, как минимум, декларируемой социальной политики, ориентированной на нужды широких масс и против… капитализма.

Если внимательно изучать доклады VII ККИ, не сложно заметить, что термин «фашизм» носил идеологический характер, для придания обобщенного и ясного образа классового врага, на фоне или метущихся, или даже склоняющихся к фашизму политических сил того времени. Димитров преследовал целью раскрытие фашизма как ярко выраженного, остервеневшего проявления именно капитализма. В тех условиях было необходимо собрать широкий фронт рабочего класса, объединить идейно разрозненные по отношению к фашизму движения для борьбы с капитализмом. Димитрову приходилось доказывать, что фашистская политика на деле не дает массам ничего, за ширмой социальной политики и надклассовых лозунгов скрывается хищный, эксплуататорский капитализм, ужесточившийся в силу кризиса, обострения конкуренции и революционных настроений масс, а также, конечно, под влиянием Советского Союза. Однако, все эти факторы являются сопутствующими, постольку поскольку фашизм не является чем-то внешним, не свойственным по отношению к капитализму, не является иным общественным устройством, фашизм — различные проявления присущих капитализму свойств и качественных сторон, постоянно развивающихся и проявляющихся в условиях экономики. Более того, подобные проявления можно обнаружить во всей истории классовых, частнособственнических обществ. Сам же Димитров неоднократно подчеркивал, что фашизм развивается по-разному, имеет различный идеологический тон и сопутствует всем современным капиталистическим державам, отмечая его развитие, помимо прочих явных случаев, в США, Англии, Франции и так далее.

Некоторые объективные условия возникновения и функционирования фашизма

Диалектический анализ любого явления в его качественном становлении и развитии говорит нам, что явление существует исключительно в движении, во внутренней борьбе, определяющей характер движения и развития. Любое явление содержит определённые атрибуты, то есть сущностные и неотъемлемые признаки, которые имманентно присущи явлению и закономерно происходят из движения и одновременно определяют это движение. Причем, атрибуты могут проявлять себя сильнее или слабее в зависимости от количества движения, совокупности текущих взаимодействий. Неизменными атрибутами капитализма, как и любого другого классового устройства, являются: эксплуатация одного класса другим, внутриклассовая конкуренция и концентрация собственности, в том числе в их военной, репрессивной и других хищнических формах — всё это неизменно, перманентно вытекает из сущности производственных отношений, сложившихся в обществе.

Все, осуществляемое и происходящее в условиях капитализма, конечно, его движение и изменчивость, приходящие к тем или иным политическим, идейным формам в силу сонма объективных обстоятельств. Буржуазная диктатура в политике обречена маневрировать и в классовом противостоянии, и во внутренней конкуренции — обе объективные стороны движения капитализма порождают в политике и идеологии демократию и диктатуру одновременно. Демократия необходима капиталу в обычных условиях конкуренции, в борьбе и единстве общественных классов, но капитал так же стремится к росту, к экономическому господству, а с тем и к господству политическому, как в конкурентной борьбе с себе подобными, так и в безусловном подчинении производящей силы пролетариата. В этом смысле фашизм заключен в природу капитала ровно так же, как и буржуазная демократия, которая обречена на шовинистические, диктаторские флуктуации… классовой диктатуры.

 

В ходе развития империализма, т.е. количественного роста капитала и перехода к господству монополий в экономике, капитал не может миновать отрицания прежних демократических институтов, новых форм группировок и конгломерации капитала, а в определенном историческом стечении обстоятельств и соответствующих политики, идеологии в виде неприкрытых радикальных, фашистских форм диктатуры. При этом, в дальнейшем развитии, буржуазия учится новым способам завуалированной демократической диктатуры, периодически «оступаясь» в экстремистские и радикальные деяния. Сегодня не составит труда найти примеры, в которых либо явно прослеживается диктатура, отсутствуют или крайне ограничены буржуазно-демократические институты, либо демократия сугубо формальна, при абсолютном и едва ли скрываемом перевесе правящей линии в парламенте и правительстве. При этом в политике постоянно происходят перемены, периодические всплески конкуренции, кризисов, настроений масс, побуждают ужесточать или ослаблять демократические процедуры, прибегать к агрессии во внешней и внутренней политике — примеры чему в полном объеме можно найти в истории ведущих современных держав. Это не говоря о том, что диктатура монополистического капитала, осуществляемая посредством парламентской и выборной демократии, содержательно и внешне не менее беспринципная, шовинистическая, репрессивная, нежели та же диктатура, осуществляемая группой лиц открыто и явно, при поддержке определенной идеологии.

В условиях кризиса, в жажде скорой наживы капитализм может и приходит к радикальным проявлениям, где действием и противодействием выступает сама капиталистическая система частной собственности, свободной рыночной конкуренции и классового антагонизма. Та же радикализация и ее отрицание отражаются в общественном сознании, в идеях ведущей интеллигенции и широких масс.

Идеология фашизма

Несмотря на то, что сегодня фашизм прочно ассоциируется со свастикой и нацистами-расистами, в истории выделить строго определенную идеологию фашизма из сонма капиталистической идеологии практически невозможно. Патриотизм, национализм, нацизм и даже расизм прочно уживаются в капиталистической идеологии, дополняют и легко сменяют друг друга. Буржуазная политика постоянно сеет международную и внутреннюю рознь, не стесняется акцентировать внимание на различиях, отсталости народов или гнете, грабеже, помехах со стороны иностранных держав. Культ политиков возникает регулярно, широкие массы раз за разом готовы вручить все полномочия буржуазным президентам, премьерам, имея при том закономерное разочарование в буржуазных-демократических процедурах. К примеру, нет принципиальной границы между патриотизмом, национализмом и фашизмом в массовых идеях о «насаждении западных ценностей», в преданности родной культуре, корням или ненависти к жителям запада, США, ближнего зарубежья, и по старинке, к евреям. Новейшая история ярко показывает, как в ходе движения капитализма, зависимо от наличия кризиса или наоборот, активного развития капитализма, те или иные идеи обретают более выраженный и массовый характер или, соответственно, идут на спад. Объединяет их одно — это общественное сознание, порождаемое капитализмом.

Стратегия коммунистов

Трагический украинский опыт отчетливо выявил проблематику фашизма в современных идеологии и тактике. Пропагандисты не только из числа «левых» и сторонников коммунизма, но и передовая коммунистически ориентированная интеллигенция проглотили наживку не глядя, разделившись в общем случае на два лагеря: одни, преимущество менее теоретически подготовленные, вооружились лозунгами о том, что необходимо посильно противостоять «более реакционной буржуазии» одной из сторон, тогда как более грамотные встали «на защиту» фашизма по Димитрову, предупреждая рабочий класс от участия в буржуазной конкуренции. Первые фактически потакали собственническим интересам одной из сторон, использующей фашизм как средство запугивания и мотивации масс. Позиция вторых в данных условиях не так плачевна, и даже несла пользу в деле пропаганды прекращения напрасного кровопролития. Однако, она является ошибочной в силу недальновидности.                                                                                                             Во-первых, это догматическое, формальное отношение к фашизму, ведущее к отказу от обширного изучения современных капиталистических условий.                                                                                      Во-вторых, факт наличия или отсутствия четко обозначенного партийно организованного, с фюрером во главе, фашизма в политике и идеологии еще ничего не говорит о стратегии коммунистов и рабочих движений — в зависимости от условий тактика не только может, но и неизбежно будет разниться.                                                                                                                               В-третьих, обособление фашизма не несет идейной, теоретической пользы сегодня, напротив, необходимо первостепенно раскрывать почву фашистских проявлений в капитализме, не слепо разыскивая отсутствие фашизма в определенных условиях, а наоборот, показывая обширные фашистские проявления со всех, участвующих в данном конфликте, сторон.

Геннадий Смагин                                                                                                                                                     ИСТОЧНИК

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Общество. Добавьте в закладки постоянную ссылку.