Реплика об одном кинофильме


И до фильма «Акт убийства» было известно, что в середине 60-х при повседневном одобрении и участии американских и европейских империалистов антикоммунисты Индонезии устроили массовую резню. Однако данная картина, которая построена на съемках хаотичной болтовни престарелых индонезийских палачей, просто шокирует своей откровенностью. В определенный момент возникает ощущение, что на экране постановочные кадры, и вместо ветеранов эскадронов смерти режиссер Оппенхаймер демонстрирует актеров, которые умело подделывают непринужденность диалогов о массовых убийствах и пытках.

Антикоммунистическое зверство поборников капитализма, в особенности с религиозным сознанием, широко известно. Разные виды белого, фашистского, черносотенного террора не обходили стороной ни один народ в его борьбе с угнетателями. Однако дав «трибуну» этим индонезийским последователям Гитлера, Оппенхаймер невольно заглянул в психологию зверей. Нет ничего более банального, чем сказать о том, что в садизме и погромном сознании членов всех видов эскадронов смерти никакой теоретической основы или специфической патологии не лежит. Садизм совершенно всех эпох в человеческой истории есть продукт конкуренции, или иными словами, продукт перенесения в общественные отношения животных «взаимоотношений». Вопрос лишь в разнице между жестокостью насилия и степенью очеловечевания общества в конкретный исторический момент.

Но в том то и фокус данного фильма, что обыкновенно рядовые палачи в оценке своих преступлений ссылаются на силу обстоятельств: «не мы такие, жизнь была такая», «с волками жить, по-волчьи выть» и т.п. А эти индонезийские подонки без тени сожаления повествуют о своем мессианстве в убийстве коммунистов, сжигании деревень, изнасиловании детей. Единственное, что доказывает, что двуногие существа с телеэкрана все же опосредованно принадлежат к людскому роду это мистическое проявление страха перед возмездием их жертв в виде престарелых ночных кошмаров и нервных расстройств.

Стоит отметить, что индонезийские фашисты несколько раз подчеркивают, что черпали садистское вдохновение при осуществлении массового насилия в культуре голливудского кино. В особенности в тех «шедеврах», где демонстрировалось насилие и романтизировался бандитизм, погром, гангстерство.

И нет лучшего примера, чтобы продемонстрировать политическую, теоретическую и морально-бытовую физиономию современных буржуазных художников киноаппарата, чем «Акт убийства», в котором в конечном счете режиссер Оппенхаймер симпатизирует своему герою-дегенерату. При просмотре картины из-за сильной захламленности китчевыми сценами такое ощущение только намечается. Но, если дополнить просмотр фильма прочтением интервью режиссера журналу «Сеанс», все встает на свои места. Оппенхаймер, являясь антиглобалистом и социалистом, предстает как фашистский симпатизант, не имеющий ни гражданской ни научной совести осудить героев своей картины, в особенности своего нового друга палача-дегенерата Анвара. Работа, проделанная режиссером нацелена исключительно на получение премий и наград, а откровенность индонезийских убийц, погромщиков, садистов пришлась кстати для того, чтобы эпатировать западного обывателя. Как известно шок — один из самых распространенных приемов современного «искусства». Особенно в деле обеспечения фестивальной судьбы фильмов.

Еще более тошнотворной представляется позиция журналистов киноведов. Одни в кинокартине нашли великий смысл именно в китчевой подаче и «новом формате документалистики». Дело в том, что фильм по форме представляет собой интервью в ходе якобы съемок документального фильма. Другие увидели гениальность в «опереточном остранении Оппенхаймера». Третьи в «постановке зрителя на место не жертвы, а палача». И все как один прогрессивность фильма объявляют исходя из намеков режиссеров на ответственность за массовый террор правительств «первого мира».

О великое достижение объявить ЦРУ виноватым в этих событиях! Для кого? Наверное, для травоядных датских обывателей это новость, что ЦРУ — орудие американского империализма, который опирается во всех странах мира на ультраправые фашистские компрадорские режимы. Но какова цена такой «прогрессивности»?

Таким образом ценность картины заключается с одной стороны в документировании зоологии антикоммунистов-погромщиков, которые всегда являются орудием в руках империалистов, с другой стороны в очередном примере близости антиглобализма и левачества к фашизму                                                                                                                                                               ИСТОЧНИК

Advertisements
Запись опубликована в рубрике История, Общество, Публицистика и заметки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.