Закарпатье: исторические судьбы «центра Европы»


Юбилей, прошедший незамеченно: 29 июня 1945-го, в Москве были подписаны «Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Чехословацкой республикой о Закарпатской Украине» и Протокол к нему, по которым Закарпатье воссоединилось с Советской Украиной и 22 января 1946 года была образована Закарпатская область. Этим было завершено собирание всех украинских земель.

Следует заметить, что присоединение Закарпатской Украины к УССР могло состояться ещё в 1919 году. Мало кто знает, что после распада Австро-Венгрии в ряде районов Закарпатья установилась Советская власть, и 21 января 1919 года Закарпатское всенародное собрание в городе Хуст проголосовало за воссоединение с Советской Украиной.                        На стороне Венгерской Советской Республики сражалась Русинская Красная гвардия численностью более 6 тыс. человек, которая дала бой чехословацким и румынским войскам в районах Чопа и Виноградово. Силы, однако, были неравны, в мае 1919 года Советская  власть в Закарпатье пала, а затем потерпела поражение и Советская республика в Венгрии. После чего западные державы заручившись поддержкой отдельных националистических политиков, по Трианонскому мирному договору передали регион Чехословакии.

Но Чехословакия так и не выполнила обещания дать «Подкарпатской Руси» (официальный чехословацкий термин) автономию, превратив край, по сути дела, во внутреннюю полуколонию — поставщика сырья и дешёвых рабочих рук чешскому капиталу. Промышленность в Закарпатье была развита очень слабо, преобладало сельское население, 90% крестьянских хозяйств являлись мало- или безземельными.

Особенно отсталой была расположенная в горах Верховина. Её даже называли «Африкой в Европе». В 1932 году Верховину посетил чешский политик Иосиф Штетка, который позже выступил в парламенте с докладом о состоянии дел в районе: «Нищета и голод охватили почти всё Подкарпатье. 80% жителей — беднота. Они стоят перед голодной смертью. Во всех сёлах, которыми мы проходили, 50% населения уже теперь голодает, не имеет ни хлеба, ни картофеля. Люди не имеют свечей, не имеют керосиновых ламп».                                                                                                      В общем, пребывание Закарпатской Украины в Европе не приносило её трудящимся никаких благ, а забастовки рабочих и прочие выступления народных масс жестоко подавлялись.                                                                            Лишь в 1923 году чехословацкая власть отменила в регионе режим военного положения.

После освобождения Закарпатья от фашистов 26 ноября 1944 года Первый съезд народных комитетов Закарпатской Украины, собравшийся в Мукачево, единогласно принял манифест о воссоединении с Советской Украиной. Конечно, правительство Чехословакии во главе с президентом Эдуардом Бенешем пыталось возражать, но на то была воля народа! Известно письмо И. Сталина Э. Бенешу от 23 января 1945 года, в котором советский руководитель указывал именно на это обстоятельство, но в то же время подчёркивал, что вопрос должен быть решён путём соглашения двух государств, заключённого «ещё до окончания войны с Германией или после окончания войны».                                                                                                        Так оно и произошло, и закарпатцы вернулись в лоно восточнославянского мира спустя почти тысячу лет после отторжения края оттуда.

Славянские корни и многонациональные реалии

Закарпатье находится аккурат в центре Европы. Где-то по дороге из Рахова на юг в сторону румынской границы прямо так и установлен особый памятный знак, утверждающий, что здесь располагается географический центр Европы. Правда, в некоторых других странах, скажем — в Чехии, можно встретить аналогичные знаки — восточные границы Европы служат предметом спора географов, что даёт право разным народам «тянуть на себя» почётное звание «центра Европы».

Как бы то ни было, но географическое положение Закарпатья, которое не просто находится в центре этой части света, но и издавна лежало на важнейших торговых путях, что вели через карпатские перевалы из Балтики и Восточной Европы на Дунайские низменности, на Балканы и далее в Средиземноморье, обуславливало острую борьбу народов и государств за обладание этим краем. Геополитическое значение его, очевидно, сохраняется сполна и сейчас. Здесь расположен архиважный железнодорожный узел Чоп, через Закарпатье проложены магистральные нефте- и газопроводы, включая знаменитую «Дружбу». Климат на Закарпатской низменности едва ли не самый благоприятный на Украине: здесь почти так же тепло, как и на степном юге, зато осадков выпадает намного больше.

В древности Закарпатскую Русь населяло восточнославянское племя белых хорватов, и в X-XI веках эта область входила в состав Киевской Руси. Киевские князья были способны оказать славянскому населению Закарпатья помощь в борьбе против мощной агрессии венгерских феодалов. Но после распада Древнерусского государства Закарпатская Русь сразу же стала добычей последних.

Венгры (мадьяры) появились в здешних краях ещё на исходе IX столетия в ходе исторического процесса, который они называют «Honfoglalas» — обретение, или завоевание родины. Кочевые предки их — угры, родственные хантам и манси, — совершили переход из степей Приуралья через территорию современной Украины и Карпаты и обрушились на Европу, сметая аваров, славянское Великоморавское княжество и прочие народы и государственные образования Придунайского региона (Паннонии). Экспансия воинственных венгров на запад продолжалась до 955 года, когда на реке Лех в районе Аугсбурга (Бавария) германский король Оттон I нанёс им сокрушительное поражение. После чего мадьяры осели на захваченных землях (включая в итоге и Закарпатье), подчинили и ассимилировали славянское население Паннонии (испытав при этом сильное влияние находившихся на более высоком уровне общественного развития славян!), создали своё государство и приняли христианство, введённое королём Стефаном (Иштваном) I Арпадом (997-1038).

Никто не может поставить под сомнение, что Закарпатье — исконно славянская земля, и оно по праву принадлежит Украине. Но венгры тоже живут здесь около тысячи лет, и ошибочно, вредно, даже преступно считать их неким «пришлым нацменьшинством», игнорируя их запросы и требования. Закарпатье неразрывно связано для них с их «Honfoglalas». Верецкий перевал в Карпатах — священное место для всех мадьяр: через него в 895 году их предки прошли на свою будущую родину. В честь 1100-летия этого события на перевале был установлен памятник.

В 1910 году венгры составляли 30% населения Закарпатья, в 1930 году — 16% (из-за эмиграции части их из Чехословакии в Венгрию). По данным переписи 2001 года, в области проживала 151,5 тыс. венгров из 156,5 тыс. мадьяр, проживавших вообще на Украине. Они составляют ныне 12% населения области. В ряде районов удельный вес их намного больше: в Береговском районе — 76,3% (в самом Берегово — 48,1%), в Ужгородском — 32,6%, в Виноградовском районе — 26,1%. Венгры составляют 8,6% населения Мукачево и 6,9% в Ужгороде (по-венгерски — Унгвар).

При этом для 95% венгров родным является хранимый ими венгерский язык.

Взаимоотношения между славянами-русинами и венграми не были простыми. Венгерские феодалы проводили политику мадьяризации славянского населения, чему служила и введённая в крае в 1649 году (по другим данным — в 1646-м) церковная уния. Вместе с тем крестьяне-русины, угнетаемые как немецкими и венгерскими, так и «своими» помещиками (которые часто ради получения прав и привилегий мадьярского дворянства меняли язык и веру), часто выступали вместе с венгерским крестьянством. Так, завершение в Венгрии в начале XVI века процесса закрепощения крестьян вызвало в 1514 году мощное восстание Дьёрдя Дожи, охватившее и большинство районов Закарпатья. По сути, это была настоящая крестьянская война, в которой совместно, плечом к плечу, участвовали венгры, словаки, русины и валахи, окончившаяся, однако, поражением и казнью вожака.

Также Закарпатье являлось центром движения Ференца Ракоци II 1703-11 годов, направленного против Габсбургов, феодального угнетения и притеснений со стороны католической церкви. Восстание пошло из районов Берегово и Мукачево. В войске восставших (куруцев, т.е. крестоносцев) были, опять же, венгры, русины, словаки, румыны. Их предводитель трансильванский князь Ференц Ракоци проводил политику ослабления противоречий между венгерским и славянским населением, а в сентябре 1707 года заключил тайный союз с Петром I, и лишь крайнее напряжение сил в борьбе со Швецией помешало русскому царю оказать повстанцам помощь.

Восстание потерпело неудачу, Ракоци пришлось бежать, но вот что интересно: последними сдались гарнизоны Ужгорода (15 мая 1711 года) и Мукачево (24 июня).

Всё это говорит о том, насколько тесно и сложно переплетены исторические судьбы украинцев, венгров и других народов Закарпатской Украины, которых кое-кто наверняка хотел бы стравить, но которые способны сообща бороться за лучшее будущее своей страны, за лучшую жизнь для себя и своих детей. А Закарпатье-то вообще — край многонациональный. В долине Тисы — в Раховском и Тячевском районах — компактно расселены румыны. В Закарпатье живёт практический каждый третий цыган Украины (14 тыс. чел. в 2001 году) — больше всего их, кстати, именно в Береговском и Ужгородском районах. Встречаются чехи, словаки.

Наконец, русская община — 2,5% населения области по данным переписи 2001 года. По тем же данным, в Ужгороде и Мукачево русских более 9%.

Развяжутся ли узлы противоречий?

В последнее время в ряде СМИ немало говорится о русинской проблеме. Вопрос о том, существуют ли самостоятельная русинская народность и особый русинский язык (или это не более чем диалект украинского) — вопрос сложный и спорный, и его сугубо научному решению, несомненно, мешает его политизация.

Каждый, кто бывал на Закарпатье, знает, что тамошнее наречье, в самом деле, очень отличается как от литературного украинского языка, так и от говора галичан. Порою закарпатцев бывает даже непросто понять! От других восточнославянских языков русинский язык отличает, во-первых, то, что он содержит больший пласт древнеславянских архаизмов, а с другой стороны — обилие мадьяризмов, а также заимствований из словацкого, польского и немецкого языков. Думается, долгая и весьма «плотная» политическая изоляция края от Большой Украины не могла не привести к формированию здесь особенностей, более резких, чем особенности различных других этнических групп украинского народа, длительно и, так сказать, «крупными массами» развивавшихся в составе России и Польши, в совершенно иных политико-культурных условиях, в ином этническом окружении.

Более того, и сам русинский язык неоднороден: его диалекты в Закарпатье, в Воеводине (Сербия; паннонско-русинский язык), Словакии (Пряшевщина) и Польше (Лемковщина) сильно отличаются друг от друга. Добавлю ещё один любопытный факт: автором первой русинской грамматики был отец Гавриил Костельник, идеолог воссоединения УГКЦ с православием, убитый за это боевиком ОУН в 1948 году. Собственно, Костельник сам был русином — только не закарпатским, а паннонским, родился в селе Руски-Керестур (главный культурный центр русин Воеводины), и до того как переехать во Львов, он изучал богословие в Загребском университете.

Факт то, что некоторая часть населения края то ли обретает, то ли возрождает свою особенную — русинскую — самоидентификацию и стремится к удовлетворению соответствующих национально-культурных потребностей. Венгры тоже всё громче требуют для себя автономии, причём и те, и другие ссылаются на результаты референдумов 1991 года (об автономии Закарпатья и об образовании венгерского автономного округа — за что в Береговском районе тогда дали голос 81,4% граждан), которые официальный Киев все без малого четверть века попросту игнорирует.

Но игнорировать проблему так же глупо, как и пытаться «решить» её силовым путём, давя всех, кто смеет высказывать какое-то своё особое мнение. Пока же из Киева лишь приходят предложения по «децентрализации», суть которой никто объяснить не в состоянии. А ухудшение социально-экономической ситуации, война на Донбассе и всякого рода «непопулярные меры» властей, идущие вразрез с ожиданиями народа, только лишь множат недовольство на местах, завязывая в исторически сложных регионах вроде Закарпатья опасные «узлы» противоречий.

Большое недоумение и опасение вызывает возникшая в чьих-то безумных головах идея в ходе предстоящей административно-территориальной реформы присоединить Закарпатье к Галичине. Это — совершенно два разных региона со своими традициями и культурными особенностями, и попытка «скрестить» их не вызовет ничего, кроме негодования со стороны русин и венгров. Украинская власть как будто специально дразнит правых радикалов из «Йоббика», способствуя росту венгерского национализма и в самой Венгрии, и на Закарпатье! Да и официальный Будапешт по мере развития украинского кризиса имеет всё больше оснований и получает объективные возможности давить на Киев, диктовать ему свои требования.

Не забывайте, что Закарпатье — один из самых бедных регионов Украины, где множество народу выезжает на заработки в соседние страны. И тут ещё вдобавок полный провал обещанной электорату интеграции в Европу с отменой виз! Отчего социальные и национальные требования пересекаются, усиливая друг друга.

  Лев Галицкий 

Реклама
Запись опубликована в рубрике История, Общество с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.