Рабочий-марксист Иван Бабушкин


Иван Васильевич Бабушкин (1873-1906)

В конце 19 в. среди революционных социал-демократов, как российских, так и западных, существовало мнение, что социалистическая революция в России невозможна. Обосновывалось это неразвитостью ее экономики, малочисленностью рабочего класса. Действительно, промышленный пролетариат имел в своих рядах лишь несколько миллионов человек,  основную же массу населения составляло общинное крестьянство. Неграмотный класс, с почти поголовными религиозными предрассудками и верой «в доброго царя». Исходя из этого, социалистическая революция ожидалась в первую очередь в промышленно развитых странах Запада.

Как известно, исторические события сложились не так, как представляло себе большинство социал-демократов. В октябре 1917 г. российский пролетариат под руководством коммунистической партии совершил первую в мире победившую социалистическую революцию и затем осуществил построение социалистического общества. Почему же этот рывок в будущее стал возможным? Одной из главных причин здесь стало то, что у российских рабочих была своя марксистская, очищенная от всяческих оппортунистов, партия. Большевики смогли воспитать передовую часть рабочего класса в революционном духе, и в результате пролетариату оказалось под силу одолеть любые препятствия на пути социалистической революции. Рабочий класс выделил из своей среды особого рода людей, настоящих марксистов, вооруженных всепобеждающей, истинно научной идеологией. Об одном из таких людей, ныне почти забытых, расскажем поподробней.

По своему происхождению Иван Васильевич Бабушкин был одним из того множества российский крестьян, что перебирались из нищей деревни в город в поисках заработка. Он родился в 1873 г. в селе Леденгское Вологодской губернии (ныне – село имени Бабушкина), и в 14 лет начал работать в торпедной мастерской Кронштадта, учеником слесаря. Путь Бабушкина в большевистскую партию начался несколько лет спустя, когда он уже был рабочим Семянниковского завода в Санкт-Петербурге.

Рабочий класс российской империи той поры существовал в ужасных условиях. Вчерашние неграмотные крестьяне подвергались жестокой эксплуатации. Капиталисты той эпохи еще не научились социальному маневрированию, не научились политике социальных реформ (не меняющих ничего по существу, но создающих иллюзию перемен к лучшему), поэтому за рабочими совершенно открыто не признавалось никаких прав. Бабушкин позднее вспоминал об этом периоде своей жизни:

 «Первый год работы на заводе меня удовлетворял, несмотря на то, что, как можно выразиться, я не жил, а только работал, работал и работал; работал день, работал вечер и ночь и иногда дня по два не являлся на квартиру, отстоявшую в двадцати минутах ходьбы от завода. Помню, одно время при экстренной работе пришлось проработать около 60 часов, делая перерывы только для приёма пищи. До чего это могло доводить? Достаточно сказать, что, идя иногда с завода на квартиру, я дорогой засыпал и просыпался от удара о фонарный столб. Откроешь глаза и опять идёшь, и опять засыпаешь и видишь сон вроде того, что плывёшь на лодке по Неве и ударяешься носом в берег, но реальность сейчас же доказывает, что это не настоящий берег реки, а простые перила у мостков»

Естественно, что подобные условия приводили к систематическим возмущениям. На годы юности Бабушкина пришелся подъем массового рабочего движения, когда стачки с экономическими требованиями стали обычным делом. Хотя в силу полукрестьянского характера большей части пролетариев  они часто выливались не в сознательные действия по защите своих прав, а в стихийные бунты, разгром администрации предприятий, избиение особо ненавистных управляющих.

В то же самое время все большее распространение в Российской Империи получал марксизм. С 1880-х гг. в разных городах возникали кружки по изучению марксизма. Марксисты (на тот момент – почти исключительно интеллигенты и студенты) выступали против террористической тактики народников, идеализировавших крестьянскую общину и считавших, что капитализм в России является однозначным регрессом.

В один из таких кружков вошел и Бабушкин, тянувшийся к знаниям, возмущенный творившейся вокруг несправедливостью. Примечательно, что он посещал занятия того кружка, где занятия вел В.И.Ленин.

«Кружок составился из шести человек и седьмого — лектора, и начались занятия по политической экономии, по Марксу. Лектор излагал нам эту науку словесно, без всякой тетради, часто стараясь вызывать у нас или возражения, или желание завязать спор, и тогда подзадоривал, заставляя одного доказывать другому справедливость своей точки зрения на данный вопрос. Таким образом, наши лекции носили характер очень живой, интересный, с претензией к навыку стать ораторами; этот способ занятий служил лучшим средством уяснения данного вопроса слушателями».

Именно таким образом, как мы видим, начинали свою деятельность российские коммунисты, у которых еще не было ни своей партии, ни даже общероссийской организации.  В этот период марксистские кружки часто пересекались с подпольными народническими организациями, что также описывается в воспоминаниях Бабушкина. Однако по мере роста теоретической грамотности, идейного уровня марксистского движения, борьба с мелкобуржуазным социализмом приобретала все большую остроту, и постепенно размежевание с народниками становилось все более окончательным и бесповоротным.                                                                       В отличие от некоторых современных «левых» деятелей, марксисты не поддерживали иллюзии об «общей борьбе с единым врагом». На стадии становления партии как никогда нужно было отсечь от нее все мелкобуржуазные элементы, чтобы создать здоровое марксистское ядро.

В условиях подполья, постоянных репрессий, революционная интеллигенция несла знания в рабочий класс. И отдельного восхищения заслуживают сами рабочие, которые при своем 10-12-ти часовом рабочем дне, бытовых трудностях, находили время для занятий в кружках, у которых стремление к умственному развитию побеждало все препятствия на пути к знаниям, к формированию научного мировоззрения.

В 1895 г. марксисты создают «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», отделения которого появляются в нескольких городах. Иван Бабушкин к тому времени уже в первых рядах «Союза», является организатором новых кружков и библиотек. Будущая партия большевиков складывалась как марксистская партия не только по названию, но и по существу. Ее идеология основывалась не на «голом» эмоциональном протесте, как у эсеров и анархистов, а на научных обществоведческих знаниях. Благодаря этому марксисты готовили партийные кадры, способные работать в тяжелейших условиях и в любой обстановке. Одним из таких профессиональных революционеров-пропагандистов стал Бабушкин. Будучи арестованным в январе 1896 г., он провел в тюрьме больше года, а затем был отправлен в ссылку на Украину, в Екатеринослав. На новом месте он совместно с другими высланными товарищами налаживает революционную работу. Вскоре в Екатеринославе появляется отделение «Союза борьбы», в 1898 г., после образования Российской социал-демократической рабочей партии, местный партийный комитет. С 1900 г. Екатеринославский комитет РСДРП начал издавать собственную газету «Южный рабочий».

Тем временем внутри РСДРП начинается размежевание между большевистским и различными оппортунистическими направлениями. Бабушкин, будучи подготовленным марксистом, присоединяется к группе, формировавшейся вокруг газеты «Искра». Он становится агентом «Искры», переезжая из города в город, пишет талантливые обличительные материалы об условиях жизни рабочих в этих городах, до сих пор являющиеся важным источником в борьбе против фальсификации истории, попыток приукрасить положение рабочих в дореволюционной России. Приведем здесь пару фрагментов:

«Постараюсь описать больницу для рабочих Саввы Морозова. Больница находится около чугунолитейного завода (завод служит для фабрики) и жилых рабочих помещений (казарм). Место вредное и для жилых помещений, а для больницы тем более. Морозов сдал свою больницу за известную сумму одному эскулапу, доктору Базелевичу. С больными доктор Базелевич обращается, как настоящий живодёр. Труды его даром не пропадают: он отлично умеет сдирать шкуры с изнеможённых рабочих. Чаю и сахару больным не полагается, а есть только кипяток, и тот только до шести часов вечера. Пища очень скверная и то не в достаточном количестве. К ужину подают кислые щи или другую такую же похлёбку. Больные голодают в буквальном смысле слова…»

«Из Шуи пишут о возмутительных порядках на ситцепечатной, ткацкой и прядильной фабрике Павлова (до 3 тысяч человек). На этой фабрике хозяин с сыновьями в полном смысле слова — развратники, и один из сыновей доразвратничался до сумасшествия и теперь находится в психическом недомогании и получил дурную болезнь. Благодаря всему этому трудно какой-нибудь девушке остаться в полной безопасности от этих наглых, бесстыдных представителей русского капитализма и столпов отечественного правительства. Хозяин имеет особых работниц, которые стараются совращать молодых девушек. Из фабрики Павлов сделал своего рода гарем. Глядя на хозяина и его подлых сыновей, и служащие позволяют себе мерзости… На фабрике есть много станков, покрытых рогожами, потому что хозяин боится нанимать на свою фабрику мужчин из страха перед бунтом, женщины же на этих станках работать не могут по недостатку физической силы».

Таково было истинное лицо воспеваемой ныне правящими лжецами «России, которую мы потеряли». Газета «Искра», в развитие которой внес свой немалый вклад и Бабушкин, откровенно описывая подобные гнусности жизни при капитализме, одновременно пропагандировала марксистское мировоззрение. Именно вокруг этой газеты, как известно, объединились марксисты-интеллигенты и рабочие, составившие затем кадры коммунистической партии.

Бабушкин не смог присутствовать на II съезде РСДРП, где оформилось большевистское крыло партии. Незадолго до него он вновь был арестован и сослан в далекую Якутию. Там, в Сибири, и развернулись события последнего периода героической жизни Ивана Васильевича.

Царский манифест 17 октября 1905 г., принятый в ходе начавшейся революции, принес Бабушкину амнистию. Однако он остался в Сибири, где грамотных большевистских кадров было очень мало. Бабушкин входит в Иркутский комитет РСДРП и становится одним из руководителем Читинского вооруженного восстания. В отличие от большинства других восстаний, вспыхнувших по всей России в декабре 1905 г., Читинское восстание царские власти не смогли подавить сразу. Восставшие рабочие захватили власть в городе и удерживали ее в течении полутора месяцев, отбивая атаки царских войск. На подавление восстания была брошена карательная экспедиция во главе с генералом Меллер-Закомельским. В условиях неравенства сил большевики попытались распространить восстание на соседний Иркутск. Для этого в январе 1906 г. ими была организована переброска оружия из Читы в Иркутск. Однако поезд с оружием был захвачен солдатами Меллер-Закомельского. 18 января сопровождавшие его пятеро большевиков были расстреляны без суда и следствия на станции Мысовая Забайкальской железной дороги. Они отказались назвать свои имена, поэтому только через несколько лет стало известно, что среди этих пятерых был и Иван Васильевич Бабушкин. Так закончилась жизнь этого человека, которого по праву можно отнести к тем людям, составлявшим гордость российского рабочего класса.

Сегодня перед коммунистами вновь стоит задача объединения вокруг коммунистической партии наиболее передовой, интеллектуальной части пролетариев, в том числе и промышленных рабочих. Поэтому востребованным становится опыт кружковой работы большевиков.                                                  Однако среди современных «коммунистов» широко распространено мнение, что «теорией рабочих не проймешь». В силу низкого идейно-теоретического  уровня современных  организаций с коммунистическими названиями, вся их агитационно-пропагандистская деятельность зачастую сводится к призывам к экономической борьбе (забастовкам) и просто различным,  эмоциональным (а порой просто истерическим) выкрикам на тему «гадов-буржуев» и «загубленной Советской Родины». При этом игнорируется тот факт, что у коммунистов нет никакого идейно-политического авторитета, они растеряли его в ходе краха СССР и социалистического лагеря.                                                                                                Для того, чтобы завоевать массы, нужно показать им научно обоснованную альтернативу современному положению – капиталистическому строю.                                                                                     Выходить на борьбу на одних эмоциях, просто чтоб «мстить буржуям» — удел анархистов и просто различных профессиональных «бунтовщиков против всего на свете». Неудивительно, что зачастую среди трудящихся закрепляется поддерживаемое буржуазной пропагандой мнение, что коммунистам «просто нечем заняться».

Часто говорят, что современные рабочие не интересуются политикой и вопросами науки. Однако вспомним: а был ли массовый интерес к этому у рабочих конца 19 в.? Ясно, что нет. Большинство просто-напросто не умело читать и писать, достать нелегальную литературу было непросто. Вообще вопреки представлению, которое создавала топорная советская пропаганда последних лет, дореволюционные рабочие вовсе не были поголовно революционны. А уж стойких большевиков, подобных Бабушкину, было и вовсе очень немного (вспомним, что перед Февральской революцией партия насчитывала лишь около 20 тыс.человек). И противники большевистской партии пытались спекулировать на этом. Как писал Ленин в некрологе, посвященном Бабушкину:

«Есть люди, которые сочинили и распространяют басню о том, что Российская социал-демократическая рабочая партия есть партия «интеллигентская», что рабочие от нее оторваны, что рабочие в России — социал-демократы без социал-демократии, что так было в особенности до революции и в значительной мере во время революции. Либералы распространяют эту ложь из ненависти к той революционной борьбе масс, которой руководила в 1905 РСДРП, а из социалистов перенимает эту лживую теорию кое-кто по неразумию или легкомыслию. Биография Ивана Васильевича Бабушкина, десятилетняя социал-демократическая работа этого рабочего-искровца служит наглядным опровержением либеральной лжи. И. В. Бабушкин — один из тех рабочих передовиков, которые за 10 лет до революции начали создавать рабочую социал-демократическую партию. Без неустанной, геройски-упорной работы, таких передовиков в пролетарских массах РСДРП не просуществовала бы не только десяти лет, но и десяти месяцев. Только благодаря деятельности таких передовиков, только благодаря их поддержке РСДРП выросла к 1905 г. в партию, которая неразрывно слилась с пролетариатом в великие октябрьские и декабрьские дни, которая сохранила эту связь в лице рабочих депутатов не только II, но и III, черносотенной, Думы».

В этом – суть большевистского подхода к работе с кадрами.                                                                                                                                   В период реакции, политического затишья, настоящих революционеров никогда не бывает много. Однако марксисты должны брать качеством, готовя кадры настоящих ученых-революционеров, которые в период революционного подъема смогут повести за собой большинство трудящихся. Это возможно, только если за коммунистической партией будет научный авторитет, грамотная умная пресса, талантливые пропагандистские кадры. Тогда социальный взрыв закончится социалистической революцией, а не заменой одного буржуазного политикана на другого, что мы наблюдаем сейчас в арабских странах. «Переорать» буржуазию коммунисты никогда не смогут. А вот доказать трудящимся, что за нами научная истина, а за капиталистами – политиканская демагогия, вполне решаемая задача.

Для этого надо перестать смотреть на рабочих как на сплошь серую массу, которой «на все плевать, кроме зарплаты». Среди рабочих, особенно среди молодежи, тоже есть интеллектуально развитые люди, способные воспринимать и откликаться на пропаганду марксизма. Да, по ряду моментов наше положение хуже, чем у большевиков – марксизм дискредитирован крахом СССР, значительная часть рабочих – люди пожилые, не способные уже изменить свою устоявшуюся обывательскую картину мира. Однако есть и несомненные преимущества: поголовная грамотность, возможность легально действовать, доступность марксистской литературы для читателя.            Так что дело за нами.

Положительный опыт внесения марксистского мировоззрения в рабочий класс существует, такие люди, как Бабушкин, подтверждают это своей жизнью и борьбой. Современным коммунистам необходимо лишь  применить данный опыт  к современным условиям.                                                                                                                                                             Виталий Сарматов                                                                                                                                                   ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, История с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.