К вопросу о компенсации незатейливости условий богатством внутреннего мира


Поводом к написанию данной статьи послужил снимок вида интерьера северокорейского пригородного поезда, сделанный журналистом агентства Reuters Робертом Йипом 8-го апреля 2012 года.

«Для пассажиров поезда, намеревающихся посетить стартовую площадку ракеты Унха-3, заботливо расставлен ланч» — это изложено в описании самого снимка. В нём фотограф сумел не только передать общий вид, но и так запечатлеть антураж, что тот вызывает у зрителей самые разные, порой даже противоречивые чувства. Многим одного взгляда достаточно, чтобы дать в своём комментарии развёрнутую картину отношения к жизни, отразить взгляд на ценности, выразить испытываемые чувства – всё это может многое сказать нам о внутреннем мире комментатора.

Современному обывателю, который родом из продвинутых в технологическом отношении капиталистических стран, вид на снимке, скорее всего, покажется застывшим в своей мрачности и безысходности, интерьер вагона поезда предстанет архаичным и бедным, а весенний пейзаж за окном – очень унылым и серым. Надо признать, что помимо привычных жизненных мерил, не последнюю роль в такой оценке запечатлённого на снимке вида сыграет описание – Северная Корея, военщина ракетной площадки, электрички времён оттепели/застоя и нескончаемая серость быта людей. Особенно впечатлительные натуры и вовсе склонны прибавлять к снимку то, чего в нём нет – именно по этой причине обсуждение нередко перерастает в эмоциональные излияния по поводу того, как несчастны люди, живущие в этой стране и как хочется хоть чем-нибудь им помочь, как голодают и бедствуют люди в Северной Корее и как хорошо, что подавляющее большинство стран, в своё время, вырвались из беспросветного ада тоталитаризма. Далее беседа и вовсе может погрузиться в обсуждение истории социализма в России, в случае более-менее сносной начитанности собеседников – в сравнение социализма с капитализмом, в рассуждения об экономике, о политике.

Но если собеседники сами являются гражданами Северной Кореи, если они и есть пассажиры этого поезда – то их разговор будет совсем иным: в нём будет обсуждение подробностей самого запуска ракеты, будет больше интереса к деталям этого события, больше содержания вещей, чем их формы. В их разговоре вы не услышите слов о том, как скучен дизайн оконных штор, как несовременен и уродлив поезд, как уныл интерьер и как мрачен пейзаж за окном, как нужны в салоне поезда плазменные панели с современными фильмами, как хотелось бы полистать развлекательный журнал и где здесь Wi-Fi, какой к нему пароль.

Что ж, констатируя тот факт, что если бы у людей был доступ к упомянутым благам цивилизации – они непременно пользовались бы ими, всё же нужно задаться и другими вопросами: а значит ли это, что без упомянутых благ пассажиры поезда несчастны и им непременно нужна другая жизнь?.. Значит ли это, что северокорейцы хотят ярких жизненных красок, богатства технологических развлечений и нескучной жизни частнособственнического общества, но закрепощены и боятся себе в этом признаться? Наконец, что же является более верным: то, что мы, члены буржуазного общества, слишком разбалованы излишествами или то, что они, члены социалистического общества, слишком скованы бережливостью, где же взять справедливые мерила?

Идеологи капитализма уверенно и утвердительно отвечают на вышеупомянутый вопрос – да, это члены общества социализма закрепощены правилами, задавлены диктатом общественных интересов и хотят лучшей жизни, ведь хотеть излишеств не только нормально, но и естественно для человека и никто ни в праве мешать людям жить так, как им хочется. Что до общества, то, руководствуясь принципом «разумного эгоизма», общество само выработает способ урегулировать отношения между людьми так, чтобы желания одних членов общества не входили в противоречие с желаниями других членов общества. Таковы основы идеологии капитализма – либерализма. Со многими из этих доводов читатель, по-обывательски поверхностно знакомый с идеологией социализма, согласится, примет их как нечто естественное и заложенное в самой природе вещей, в ряде случаев даже попытается примирить эти идеи с его представлениями о социализме. В дальнейшем, этот человек даже станет защищать не только своё право так жить, но и станет на сознательном и бессознательном уровне своего восприятия навязывать это право обществу социализма, видя в нём «неправильное» общество с искажёнными мерилами, воспринимая свои мерила как единственно верные. Это и неудивительно: живя при капитализме, мы не просто «невольно привыкаем» к ценностям этого общества, мы вынуждаемы самими условиями думать и действовать сообразно с ценностями этого общества – это и есть та самая буржуазная диктатура, которую мы не замечаем в частных мгновениях повседневной жизни и считаем такое общество свободным, демократичным. Опыт жизни в условиях социализма (пролетарской диктатуры) особой роли в условиях буржуазной диктатуры (капитализма) не играет – мы вынуждены забывать о ценностях общества социализма, наше сознание вытесняет их за ненадобностью, общество капитализма заботливо притупляет воспоминания о достоинствах социализма двумя-тремя штампами, объявляет теорию социализма заблуждением, выставляет его чем-то ушедшим, неактуальным, относящимся к прошлому опыту, возвращаться к которому можно только из исторического интереса.

А яркости жителям КНДР хватает!

Глядя на снимок и на жизнь общества социализма, осознавая необходимость пользоваться другими критериями чтобы понять её, становится любопытно: а как люди оценивают всё что их окружает, если они не пользуются нашими ценностями как эталонными? Каковы там критерии демократичности, и что для членов общества социализма есть настоящая свобода?

Главными критериями демократичности в обществе социализма выступают вовсе не перспектива выбора между плохим и очень плохим, вовсе не наличие прав на излишества, не мещанские интересы потребления и не наличие права отгораживаться от других людей высокими заборами чтобы утопать там в роскоши, а возможность защитить свой труд от эксплуатации, реальная возможность защитить свои гражданские права для всех (а не только для имущих), гарантированное трудоустройство и обеспеченность самых базовых потребностей человека.

Настоящей же свободой в обществе социализма является вовсе не богатство выбора внешнего, а свобода внутреннего выбора человека – это наличие реальной возможности развивать и реализовать себя для каждого члена общества (а не только для «инициативных и предприимчивых»).

Именно поэтому человеку, который увлекается, скажем, астрономией и который направляется в магазин за чертёжными принадлежностями к карте звёздного неба или который направляется в библиотеку за книгами важно, чтобы он смог безопасно и вовремя добраться до места, а не то, каков дизайн салона в транспорте, есть ли в этом салоне телевизор и узнает ли он, в каком именно магазине он может купить сантехнику по самым низким ценам.

Именно поэтому человеку не требуется 50 сортов колбасы одного и того же состава от разных изготовителей, разного качества – людям свободным, развитым и не праздным, могут для полноценного и приятного питания понадобиться несколько стандартных сортов гарантированного качества, а свою гастрономическую индивидуальность люди могут выражать, приготовив свой уникальный сорт из доступных полуфабрикатов. Как показывает практика того же капиталистического общества, общества торжества свободы неограниченного потребления, физически реализовать мороку головы могут лишь те индивиды, чьё время жизни наполнено праздностью и потребностью во впечатлениях извне, а вовсе не те, кому есть чем ещё занять свою голову, своё внимание, свою жизнь.

Поэтому, наконец, даже в сравнительно недалёкой поездке за город в электричке, людям куда нужнее возможность живо обсудить предстоящее событие, поделиться с ближними важными, масштабными новостями и рассказать о чём-то существенном и интересном без помощи Интернета. Для людей с богатым внутренним миром, технологические и глубоко бытовые костыли, равно как и изысканность интерьера, не играют решающей роли. Если общество способствует развитию внутреннего мира и не стремится развить в людях зависимость от внешних стимулов, если общество стремится сделать доступными среднее и высшее образование для всех, если обеспечивает доступ к медицинскому обслуживанию и доступ к бесплатному жилью для всех – то незатейливость и скромность быта по-настоящему независимым людям не мешает развиваться, в связи с чем упомянутые вещи не рассматриваются членами такого общества в качестве уже достигнутого предела.

Между тем, людям привыкшим черпать свои впечатления из навязываемых окружающих условий, описанные выше условия совершенно естественным образом будут казаться кошмарным сном, нескончаемой депрессией, из которой всей душой захочется вырваться к яркой, насыщенной цыганщиной жизни. Главным образом потому, что естественность пейзажа за окном может вызвать отвращение лишь у того, кто привык судить по видимой картине – тем же людям, кто привыкает в силу особых условий жизни и научного образования к суждению о вещах по их естественной природе, будет видна красота во всём, в том числе и в сером пейзаже за окном.

Иной читатель, конечно, спросит: что же мешает нам при капитализме наслаждаться каждым мгновением жизни? Ведь это как раз то, что нынче в тренде… К сожалению, мешает как раз то, что капитализм в силу своей природы стремится превратить в продаваемый товар всё, что только может, всё что нас окружает: если это улица – она непременно должна сиять яркостью цветов и привлекательных вывесок, желательно так, чтобы в глазах мерцало от рекламы, если это телевидение, то оно во многом состоит из рекламы, отупляющих сериалов и ангажированной информации. Именно по этой причине, в условиях буржуазной диктатуры у людей нет выбора – им приходится привыкать жить по этим правилам, приходится сталкиваться с бесправием неимущих и всевластием имущих, приходится смиряться с потенциальной возможностью пасть жертвой обмана или аферы, что вызывает в людях недоверие и постоянную потребность снять напряжение и развлечься (часто и напиться, накуриться, «уколоться и забыться»), воспитывает в людях дух постоянного ожидания какой-нибудь пакости – уж кому в таких условиях до развития и реализации себя?…

Буржуазная власть, при этом, в отличие от пролетарской, никогда не говорит о себе прямо, её диктат всегда прикрыт маской миролюбия и богатством риторики о всевозможных свободах – поэтому, в том числе, пролетарская власть контрастно выглядит в глазах обывателя жестокой тиранией, по пролетарски прямо и неприкрыто подавляющей свободу жить с доходов от собственности, снимая сливки с труда людей в частный карман, запрещающей право эксплуатировать чужой труд.

Взглянув снова на тот самый снимок, где журналист помимо вида на салон поезда сумел запечатлеть своеобразное «окно в другой мир», можно задуматься: а так ли уж плохо в этом поезде? Ведь порой звучат и совсем другие комментарии: «скромно и со вкусом, уютно, чисто, нет «вырвиглазного» обилия яркой рекламы на стенах». А если обратить внимание хотя бы на те детали интерьера, по которым заметно санитарное состояние вагона – то состояние американских вагонов рядом с северокорейскими и вовсе окажется больше напоминающим нужники на колёсах. У по настоящему наблюдательных людей, в ответ на разнузданную критику северокорейского быта, нередко возникает резонный вопрос: а необходимы ли вообще лоск и технологическое совершенство в салоне поезда тем, кто достаточно развит кругозором и может провести пару часов в пути за интересной беседой или чтением книг, не замечая времени?

Коммунисты отвечают на этот вопрос отрицательно: нет, не необходимо, ибо богатому внутренне человеку едва ли требуются излишества впечатлений извне.  Наивысшей объективной потребностью современного общества, находящегося на столь высокой ступени развития производительных сил, является возможность развиваться внутренне, чтобы люди были более распорядительными в использовании природных богатств, чтобы людям хватало разума использовать технологии не для деградации и уничтожения друг друга, а для познания природы, для познания вселенной, для познания самих себя.

Алексей Верин

ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике В странах социализма, КНДР, Общество. Добавьте в закладки постоянную ссылку.