Насчет Маркса, партии и теоретической работы


Карл Маркс

Периодически противники журнала «Прорыв»  начинают повторять на разные лады мантру, что их «практика», состоящая в митингах, заседаниях, акциях и прочей протестной мишуре куда важней выпуска теоретического журнала — типа «сетевых изданий много, а вот коммунистов мало», полагая, что мы должны ворочаться по ночам, скорбя о своей малочисленности. Но Карл Маркс, например, к этому вопросу относился гораздо проще и от отсутствия вокруг скандирующих толп не страдал.
Дело в том, что «Союз Коммунистов» до самого окончания своего существования был собранием самых разнообразных личностей — от действительных коммунистов, которые были озабочены вопросами стратегическими до проходимцев и авантюристов, а то и просто катастрофически малограмотных вейтлингианцев, прудонистов, сен-симонистов и прочих, которых мутная волна буржуазной революции прибивала к коммунизму тем или иным боком.                                                        Одним словом, примерно такой же винигрет, который мы имеем сейчас в любой из громко бряцающих лозунгами организаций.

Маркс, фактически, всю свою деятельность в «Союзе коммунистов» совмещал с отбиванием тех или иных нападок «товарищей», о которых позднее отзывался очень неприязненно и был этому весьма не рад.                  К 1951 у него сложилось четкое мнение, что с таким активом кашу не сваришь,тем более, что к моменту написания письма Маркс был весь поглощен работой над «Капиталом» и вопросы, которые касались СК, для него были детскими играми по сравнению с его научной работой.                Стоит обратить внимание на терминологию — «партия… перестала для меня существовать». Далее он мотивирует: «я глубоко убежден в том, что мои теоретические работы приносят больше пользы рабочему классу, чем участие в объединениях, время для которых на континенте миновало.»
Любопытен упоминаемый момент с Леви — тот приглашал Маркса стать вождем дюссельдорфских рабочих. Маркс отказался, считая это буржуазной авантюрой. Практика позднее показала, что оно так и есть, а Леви — проходимец, и вовсе не потому, что еврей. Тогда после визита Леви он написал Энгельсу большое письмо, посвященное политической экономии, попутно упомянув и об этом эпизоде в одном абзаце.                    Ясно, что научные интересы Маркс всегда ставил выше, гораздо выше всех локальных восстаний, голодающих рабочих, потому что ясно видел несостоятельность попыток что-то строить на ненаучной почве, пусть даже если этим занимаются широкие пролетарские массы.
Это в частности, к вопросу о всяких там Донбассах, куда нам рекомендуют поехать.
Сам отрывочек из письма:
МАРКС — ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г
«…
Прежде всего замечу, что с тех пор, как в ноябре 1852 г., по моему предложению, Союз был распущен, я больше никогда не принадлежал и не принадлежу ни к какому тайному или открытому обществу, и, следовательно, партия в этом совершенно эфемерном смысле слова вот уже восемь лет как перестала для меня существовать. Лекции по политической экономии, которые я читал после выхода моей работы (с осени 1859 г.) некоторым передовым рабочим, в том числе и бывшим членам Союза, не имели ничего общего с закрытым обществом, даже меньше, например, чем доклады г-на Герстенберга в Шиллеровском комитете.

Ты помнишь, что я получил от руководителей довольно разветвленного нью-йоркского Коммунистического союза537 (в числе их был и Альбрехт Комп, директор Генерального банка, 44, Exchange Place, New-York) прошедшее через твои руки письмо, в котором меня в сущности просили реорганизовать старый Союз. Прошел целый год, прежде чем я ответил, а затем я написал, что с 1852 г. я не связан ни с каким объединением и что я глубоко убежден в том, что мои теоретические работы приносят больше пользы рабочему классу, чем участие в объединениях, время для которых на континенте миновало. После этого в лондонской газете «Neue Zeit» г-на Шерцера не раз помещались резкие нападки на меня за эту «бездеятельность»; хотя мое имя и не упоминалось, но было совершенно ясно, о ком идет речь.

Когда Леви приехал (в первый раз) из Дюссельдорфа — он и тебя тогда часто посещал, — он вздумал даже соблазнять меня обещанием поднять восстание фабричных рабочих в Изерлоне, Золингене и т. д. Я резко высказался против такого бесполезного и опасного безумства. Кроме того, я ему заявил, что не принадлежу больше ни к какому «союзу» и ни в коем случае не могу вступать в такого рода объединения, хотя бы уже потому, что подобные связи опасны для наших людей в Германии. Леви вернулся в Дюссельдорф и, как мне вскоре оттуда написали, с большой похвалой отзывался о тебе, всячески обличая в то же время мое «доктринерское» безразличие538

Итак, о «партии» в том смысле, в каком ты о ней пишешь, я ничего не знаю начиная с 1852 года. Если ты — поэт, то я — критик, и, право, с меня хватит опыта 1849—1852 годов. «Союз», так же как и Общество времен года в Париже539, как сотни других обществ, был лишь эпизодом в истории партии, которая повсюду стихийно вырастает на почве современного общества….»

ПРИМЕЧАНИЯ
537 Имеется в виду Коммунистический клуб в Нью-Йорке, который был создан в 1857 г. по инициативе немецких революционных эмигрантов Ф. Камма и А. Компа. В его деятельности известную роль играли соратники Маркса — И. Вейдемейер, Ф. А. Зорге, Г. Мейер, А. Фогт. — 400.

538 Маркс имеет в виду первый приезд в Лондон во второй половине декабря 1853 г. Густава Леви, немецкого социалиста из Рейнской провинции, впоследствии одного из активных деятелей Всеобщего германского рабочего союза. Леви приезжал к Марксу с поручением от дюссельдорфских рабочих. При своем посещении Леви пытался убедить Маркса в необходимости восстания в Германии и готовности к этому со стороны фабричных рабочих Рейнской провинции. Маркс, однако, доказывал Леви несвоевременность восстания, равно как и сделанного Леви предложения возобновить деятельность Союза коммунистов в Германии.

Позиция Маркса объяснялась тем, что при господствовавшей в то время жестокой политической реакции в Германии, при отсутствии революционного подъема во Франции и Англии, при благоприятной для буржуазии экономической конъюнктуре ни о каком успешном восстании в Германии не могло быть речи. —409.

539 Общество времен года (Societe des Saisons) — тайная республиканско-социалистическая заговорщическая организация, действовавшая в Париже в 1837—1839 гг. под руководством Бланки и Барбеса. — 400.

К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения.т.29, стр 400-401. Москва, 1963                                                                                                                                    Иван Бортник

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Общество. Добавьте в закладки постоянную ссылку.