«Фашизм» как идеологема


Публикуем от товарища Быстрова, как всегда, предельно четкий разбор такого явления как “фашизм”.               Автор разъясняет, что необходимо отличать “фашизм” как идеологему, то  есть   распространенную “обзывалку” и как сущность – явление, так как оно есть на самом деле.                                          Если последовательные коммунисты понимают сущность фашизма, то народные массы, зачастую, стоящие еще на мировоззренческих позициях господствующего класса, почти не различают миф от реальности.

Советуем внимательно изучить материал. Очень познавательно.                « Новости Красной Татарии»
__________________________________

Вопрос о том, что такое фашизм по сей день остается дискуссионным. Этим понятием пользуются и буржуазные деятели, и деятели коммунистического движения.                                                                                             И те, и другие довольно часто говорят об «угрозе фашизма».                            Как «фашизм» характеризуются, подчас, довольно разные явления: разгул бытового национализма, оправдание гитлеровских преступников, агрессивная внешняя политика и даже «отрицание холокоста».                   Любому умеющему диаматически мыслить человеку понятно, что у этих явлений сущность разная.

В буржуазных СМИ определенной направленности появлялся такой термин как «исламский фашизм». Ряд российских официальных лиц как «фашизм» охарактеризовали агрессию Грузии против Южной Осетии. Постоянно говорят о возрождении «фашизма» в Прибалтике. А в 1993 году проправительственные СМИ как «коммуно-фашистов» характеризовали защитников Верховного Совета. Очевидно, что значения, с которыми употребляется термин «фашизм», везде различны.

Такая же путаница и в коммунистической печати. Как правило, под «фашизмом» понимается открытая диктатура буржуазии, при которой коммунисты ставятся вне закона. Другая трактовка понятия — это «ультраимпериализм», в основе которого лежит нацизм. Следует отметить, что четкое определение «фашизма» не было дано и при Советской власти. Если точнее, то определение в словарях и энциклопедиях было, но реальная практика употребления термина ему далеко не всегда соответствовала.

Не подлежит сомнению то, что такие явления, которые коммунистической историографией были охарактеризованы как «фашизм», имели место.  Но это были, порой, очень разные и по форме, и по содержанию явления. Значение понятия «фашизм» неоднократно изменялось и, в конце концов, свелось к эмоционально негативному описанию наиболее враждебных сил и явлений.

Соответственно, мы имеем дело с такой ситуацией, когда с одной стороны, фашизм — это вполне конкретное явление, имевшее место в истории. А, с другой стороны, «фашизм» это идеологема, то есть пропагандистский термин, являющийся инструментом манипуляции массовым сознанием. При этом далеко не всегда фашизм как явление описывался при помощи соответствующей идеологемы. Само же существование идеологемы «фашизм», значение и смысл которой многократно изменялись, вопреки мнению буржуазного терминоведения, не свидетельствует об отсутствии самого явления.

С точки зрения диамата, фашизм как явление представляет из себя возведенный в абсолют антикоммунизм.                                            Это реакция наиболее реакционных кругов буржуазии на усилившееся коммунистическое движение.                                                                                                                          Если нет развитого, широкого, пользующегося авторитетом в пролетарских массах коммунистического движения, то и фашизму не на что реагировать. Нет почвы для его развития.                                                                                                                                                           Фашизм приобретал разные формы. Где-то он отличался крайним национализмом и расовой дискриминацией, а где-то этого и вовсе не было и, наоборот, делался акцент на идеях наднационального объединения граждан одного государства

В рамках данной статьи мы наиболее подробно остановимся на терминологической стороне вопроса, рассмотрим «фашизм» как идеологему.

Чисто исторически, термин «фашизм» появился на свет как вполне безобидный. В Италии во 2-й половине 19 века этим словом пользовались социалистические и профсоюзные группы, чтоб подчеркнуть свое отличие от политических партий. Здесь следует обратить внимание, что изначально понятие «фашизм», в отличие от понятий «консерватизм», «либерализм», «коммунизм», было лишено содержания и идеологически нейтрально. Первое значение термина «фашизм» (в данном случае «фашистское движение») — это «объединение граждан, разделяющих определенную идеологию, участвующих в политической жизни, вне рамок существующей политической системы». То есть «фашистские» организации того времени — это что-то вроде сегодняшних общественных организаций.

Идеологическое наполнение термин «фашизм» начинает обретать на рубеже 1910-х — 1920-х годов ХХ века. «Фашистами» начинают именовать себя правые антикоммунистические организации. Так, начиная с 1917 года, правое крыло итальянского парламента объединилось под названием  «Союз  национальной  обороны»  («fascio  per  la difesa  nazionale»).  Из  основанного  в  1915  году  «Союза   революционных действий» («fascio d’azione rivoluzionari») и  организованного  Бенито Муссолини  в 1919 году союза ветеранов войны — «Союза борьбы» («fascio di combattimento») возникла затем фашистская партия,  называвшаяся  с  1921  года  Национальной фашистской партией (НФП, Раrtito Nazionale Fascista).  Сторонники Муссолини именовали себя фашистами, а идеологию, которую разделяли, называли фашизмом. Фактически под фашизмом в Италии начала 1920-х понималась совокупность политических взглядов Бенито Муссолини.

Безусловно, за спиной фашизма стояла монополистическая буржуазия, оказавшаяся обделенной колониями и репарациями по итогам Первой Мировой войны и как огня боявшаяся итальянского коммунистического движения, лишь усиливавшегося на фоне тяжелой экономической ситуации в стране. В деле борьбы с коммунистическим движением у этих буржуазных кругов нашелся верный союзник, предложивший решить проблему радикальным путем, — фашисты.

Стоит отметить, что Муссолини при разработке идеологии фашизма использовал и социалистические идеи, выхолащивая классовое содержание. Так, к примеру, в своей «Доктрине фашизма» Муссолини пишет: «Фашизм понимает жизнь, как борьбу, помня, что человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая прежде всего из себя самого орудие (физическое, моральное, интеллектуальное) для ее устроения». В описании «фашистского государства» тоже просвечиваются слова из «Коммунистического манифеста» о «свободном развитии каждого как условии свободного развития всех»: «В фашистском государстве индивид не уничтожен, но скорее усилен в своем значении, как солдат в строю не умален, а усилен числом своих товарищей».

Однако в целом, все коммунистические идеи Муссолини вывернул наизнанку. Он провозгласил фашизм религиозной концепцией, начисто отверг материализм, классовую борьбу заменил классовым сотрудничеством и пр. Вопреки распространенному мнению, итальянскому фашизму абсолютно чужд расизм и национализм. Основная идея — надклассовое, наднациональное, надрелигиозное объединение граждан одного государства. Муссолини подчеркивает, что нация не есть раса. Государство в концепции фашизма фактически есть синоним нации:

«Не нация создает государство, как это провозглашает старое натуралистическое понимание, легшее в основу национальных государств 19-го века. Наоборот, государство создает нацию, давая волю, а, следовательно, эффективное существование народу, сознающему собственное моральное единство».

Соответственно, будь ты хоть трижды еврей, но если «сознаешь свое моральное единство» с итальянским государством, то ты итальянец, и твоя нация и религия никакого значения не имеют.

Тем не менее, фашизм, как было сказано выше пришел к власти стараниями крупного монополистического капитала, который никакой политики, кроме империалистической, проводить не может. Стремления к империалистическим захватам отражены и в концепции фашизма. Правда, они никак не увязаны с идеями о высших и низших расах: «Для фашизма стремление к империи, т. е. к национальному распространению является жизненным проявлением; обратное, «сидение дома», есть признаки упадка. Народы, возвышающиеся и возрождающиеся, являются империалистами; умирающие народы отказываются от всяких претензий».

Итак, подчеркнем еще раз, исторически «фашизм» это идеология и действия Муссолини и его сторонников. Этой идеологии и действиям любые формы расовой дискриминации были чужды. А вот антикоммунизм, наоборот, был основой идеологии и практики итальянских фашистов. Идеологии — в меньшей степени, поскольку Муссолини в пропаганде фашизма пользовался некоторыми коммунистическими идеями. Практики — в большей степени, поскольку после прихода к власти Муссолини разгромил и запретил компартию.

В 1922 году, когда фашисты пришли к власти в Италии, в советской печати слово «фашизм» употреблялось именно с таким значением (идеология и практика сторонников Муссолини). А поскольку фашизм — это концепция империалистическая, поскольку фашисты физически расправлялись с итальянскими коммунистами, постольку и слово «фашизм» носило негативный оттенок.

На рубеже 1922-1923 годов, в связи с тем, что и в других европейских странах появились движения, похожие на итальянских фашистов своей антикоммунистической сущностью и практикой борьбы с коммунистами, советская пропаганда стала именовать эти движения «фашистскими». Именно на таком основании «фашизмом» была названа расистская идеология НСДАП. По форме идеология НСДАП, безусловно, отличалась от идеологии Муссолини, а вот по содержанию это был все тот же возведенный в абсолют антикоммунизм. Таким образом, действительно, немецких нацистов «фашистами» назвала советская пропаганда. Назвала, несмотря на то, что данное слово не было самоназванием для гитлеровской партии.

Именно отсюда «растут уши» идущей до сих пор дискуссии о том, являются ли нацисты «фашистами». Если брать чисто внешнюю сторону вопроса, то нет, не являются, поскольку итальянским фашистам не были свойственны черты гитлеровской идеологии, в частности, расизм. А вот если рассматривать сущность данных движений, то можно придти к выводу, что они в СУЩНОСТИ одинаковы, хоть и имеют отличия по форме.

Кроме гитлеровской НСДАП, в Европе 1920-х годов стали появляться столь же радикально антикоммунистические движения,  по форме отличные и от итальянских, и от германских фашистов. Соответственно, и в советской пропаганде появились польские, финские, венгерские, французские, английские и другие «фашисты». На всем протяжении 1920-х годов «фашистами» принято было называть европейские движения, которые физически подавляли коммунистическое и рабочее движение в своих странах. Для характеристики неевропейских сил, уничтожавших коммунистов, к примеру,  Чан Кай Ши, подавившего Кантонское восстание, понятие «фашизм» не применялось. Хотя безусловно, действия Чан Кай Ши в сущности ничем не отличались от действий европейских «фашистов». Объясняется данная избирательность советской пропаганды тем, что с середины 1920-х годов термин «фашизм» стал выступать еще и в качестве идеологемы, то есть инструмента манипуляции массовым сознанием. Любому советскому человеку, даже слабо разбирающемуся в диамате, было понятно что «фашизм» это что-то очень плохое, связанное с пытками и убийствами коммунистов и происходящее в европейских странах, а не в Азии. Соответственно, с пропагандистской точки зрения называть чанкайшистов «фашистами» было не совсем правильно.

Со временем смысл и значение идеологемы «фашизм» неоднократно изменялись советскими пропагандистами. Так произошло после прихода Гитлера к власти в Германии. Начиная с января 1933 года, советская пропаганда накрепко связывает термин «фашизм» с нацистской идеологией, при этом фашизму приписывается не свойственный ему и не являющийся его сущностным признаком расизм. Правильнее было бы сказать, что немецкий национал-социализм есть одна из форм фашизма, отличающаяся крайней расовой нетерпимостью. Советская пропаганда в такие тонкости не вдавалась и, в общем-то, с пропагандистской точки зрения это было правильно. Однако данные действия советской пропаганды до сих пор служат почвой для споров насчет того, является ли расизм сущностной чертой фашизма. Можно уверенностью сказать, что нет, не является. Понятие «фашизм» было накрепко увязано с расизмом, то есть с одной из форм фашизма исключительно в пропагандистских соображениях. Точнее, с целью придания идеологеме «фашизм» еще большего негатива — к значениям идеологемы «фашизм» добавился еще и расизм. Еще раз подчеркнем, что менялись смысл и значение идеологемы, но содержание фашизма как явления оставалось неизменным, несмотря на изменение форм.

В дальнейшем смысл и значения идеологемы «фашизм» продолжали корректироваться. Так, с середины 1930-х годов в советской печати стало допустимо характеризовать как «фашистов» разного рода внутренних врагов. Так, «фашистами» были объявлены все без исключения подсудимые на публичных судебных процессах 1937-1938 гг. Здесь вывод о «фашизме» подсудимых делался из того, что они, по мнению следствия, устраивали теракты на территории СССР и были связаны с гитлеровским режимом. В данном случае идеологема «фашизм» использовалась для наделения подсудимых эмоционально негативными характеристиками.

Ясно, что подсудимые являлись разного толка оппортунистами, то есть представителями враждебных, буржуазных по сути, течений внутри коммунистического движения. Так же ясно, что разгром и уничтожение данных оппортунистов — дело абсолютно необходимое в тех конкретно-исторических условиях. Но так же ясно и то, что фашистами, то есть идейными антикоммунистами, они не являлись. Стоит отметить, что в арсенале советской пропаганды имелись идеологемы для обозначения подобных людей («белогвардейцы», «контрреволюционеры» и пр.), но в данном случае была использована именно идеологема «фашизм», и сделано это было именно в пропагандистских целях — провести параллель между внутренним и злейшим внешним врагом.

В 1936 году «фашистским» назван был и мятеж Франко в Испании. Идеология Франко также по форме была мало похожа и на идеологию Муссолини, и на идеологию Гитлера. Однако являлась фашистской по содержанию. Столь же фашистской была и практика франкистов. Но, поскольку идеологема «фашизм» была уже накрепко связана с расизмом, то и франкизму была приписана расовая дискриминация, которая никак не являлась отличительной чертой данного фашизма.

Первостепенное значение именно пропагандистской стороны понятия «фашизм» отчетливо проявилось в период действия Договора о ненападении между СССР и Германией. Так, в период со второй половины августа 1939 года по июнь 1941-го слово «фашизм» вообще не употреблялось в советских СМИ по отношению к каким-либо режимам. Даже к тем, которые ранее признавались «фашистскими», хотя они, как известно, никуда не подевались и не перестали быть «фашистскими». Ни в Германии, ни в Италии, ни в Испании коммунистические партии разрешены не были, а коммунисты продолжали сидеть по тюрьмам и уничтожаться. Изменилось лишь одно — нацистская Германия перестала быть открыто враждебной СССР, а не врага назвать «фашистом» нельзя, с пропагандистской точки зрения неверно.

Отказ от употребления идеологемы «фашизм» указывает на то, что большое значение имела не столько содержательная, сколько эмоционально негативная составляющая понятия. Проще говоря, во второй половине 1930-х годов в советских СМИ понятие «фашизм» употреблялось уже не столько как термин для характеристики соответствующего явления, сколько как идеологема — эмоционально заряженный термин с размытым значением. Идеологемы целенаправленно используются для манипуляции общественным сознанием. Употребление идеологемы «фашизм» регламентировалось политическими соображениями. То есть не все режимы, физически подавлявшие коммунистов, признавались «фашистскими». «Фашистскими» считались лишь наиболее враждебные СССР.

22 июня 1941 г, когда Германия напала на СССР, она в советской пропаганде вновь превратилась в «фашистскую». В период Великой Отечественной Войны понятие «фашизм» означало зверства гитлеровцев на советской территории, а «фашист», соответственно, — «немец». Синонимичность слов «немец» и «фашист» сохранялась вплоть до апреля 1945 года, после чего ее стали целенаправленно разрушать.

После войны, в 1949 году как «фашистский» и даже «фашистско-гестаповский» был охарактеризован режим Иосипа Броз Тито в Югославии. Правящая группировка во главе с Тито, безусловно, встала на путь оппортунизма и свернула с пути коммунистического строительства. Однако режим Тито не руководствовался ни идеологическими разработками Муссолини, ни идеологическими разработками Гитлера. Да и вообще не являлся агрессивно антикоммунистическим и антисоветским. Хотя, безусловно, в Югославии имел место террор против тех членов КПЮ, которые симпатизировали СССР. Уже этого было достаточно, чтобы назвать режим Тито «фашистским». Не столько из соображений наиболее точной характеристики режима Тито, сколько, опять же, с целью наилучшей его дискредитации в глазах масс.

Стоит отметить, что в то же самое время американские империалисты, обладавшие огромной военной мощью и представлявшие для СССР серьезную угрозу, продолжали именоваться «империалистами», но не «фашистами». Хотя, по сути, внутренняя и внешняя политика США на рубеже 1940-х — 1950-х гг. была откровенно фашистской. Ее основу составлял как раз откровенный антикоммунизм, очень часто выраженный в насильственной форме.

Употребление идеологемы «фашизм» регламентировалось пропагандистскими соображениями и в послесталинский период. Так, «фашистскими» были названы антикоммунистические мятежи в Берлине (1953 г.) и в Венгрии (1956 г.). Что абсолютно соответствовало фашистской, радикально антикоммунистической сущности данных событий.  А вот Берлинский кризис 1962 г. и события, связанные с попыткой капиталистической реставрации в Чехословакии 1968 г., «фашистскими» не были названы. Что тоже верно.

Мятеж Пиночета в Чили в 1973 г. был назван «военным путчем», но не «фашистским мятежом». Хотя в силу откровенно антикоммунистической направленности и столь же откровенной кровавой практики, являлся именно фашистским мятежом.

Долговременное сосуществование термина «фашизм» и идеологемы «фашизм», их взаимное переплетение крайне затруднило процесс отделения зерен от плевел, то есть идеологемы от явления. Что касается определения явления, то в советских справочных изданиях 1970-х годов давалось следующее:

«Фашизм — это от (итал. fascismo, от fascio- пучок, связка, объединение), политическое течение, возникшее в капиталистических странах и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных кругов империалистической буржуазии. Фашизм у власти — открыто террористическая диктатура наиболее реакционных сил монополистического капитала. Важнейшие черты фашизма — применение крайних форм насилия против рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм, широкое использование гос.-монополистич. методов регулирования экономики, полит.(часто лжесоциалистическое) демагогия с целью создания массовой базы (главным образом за счёт мелкой буржуазии) для фашистских партий и организаций».

В целом, определение верное, но громоздкое и имеющее неточности. Так, воинствующий антикоммунизм — это не черта, а именно сущность фашизма. Реальная же практика словоупотребления данному определению не соответствовала, поскольку уже употреблялся не термин, а идеологема. Так, «наиболее реакционные и агрессивные круги империалистической буржуазии» были у власти в США едва ли не всю вторую половину ХХ века, но режим в США фашистским, возможно, и считался, но не назывался таковым ни при Сталине, ни при сменивших его у власти оппортунистах.

Воинствующий антикоммунизм был присущ режимам Муссолини, Гитлера, Франко, Аденауэра — и эти режимы были фашистскими по сущности, что и отражалось в советской пропаганде. В то же время данные режимы отличались по форме, что не нашло отражения в советской пропаганде. Более того, пропаганда приписывала одним фашистским режимам черты других фашистских режимов (к примеру, расизм).

В то же время, режим Тито не являлся фашистским. Однако был так назван советскими пропагандистами в целях наилучшей дискредитации данного режима, а не выявления его сущности. Обратная ситуация с Пиночетом. Откровенно фашистский режим не был назван таковым.

В современной капиталистической России понятие «фашизм» используется и правыми, и левыми для дискредитации друг друга. Четкого определения понятию «фашизм» буржуазная политология дать не может и не хочет, поскольку придется признать, что данное явление связано, прежде всего, с антикоммунизмом. А раз так, то придется убрать из буржуазной пропаганды и идеологему фашизм. Поэтому буржуазные политологи намеренно запутывают вопрос, пытаясь дать определение не явлению, а идеологеме, выдвигая на первое место вопрос о различиях форм фашизма или пытаясь утверждать, что раз есть идеологема, то нет явления.

Перед коммунистами же стоит диаметрально противоположная  задача — вскрыть сущность явления и отделить явление от идеологемы. Нужно понимать, что до сих пор понятие «фашизм» используется как идеологема, то есть в манипулятивных целях. По сути, идеологема «фашизм» в настоящий момент используется для обозначения «абсолютного зла» в концентрированном виде. Эта идеологема (такая же как «демократия», «права человека», «либеральные ценности» и пр.), используется буржуазной пропагандой для манипуляции сознанием.

Теперь еще об одном важном аспекте проблемы. А именно, о современном «фашизме».

Из того, что фашизмом является возведенный в абсолют антикоммунизм, следует то, что до тех пор, пока нет коммунистической партии нет, пока массовый переход передовых пролетариев, а за ними и основной пролетарской массы, на теоретическую платформу коммунистической партии не является фактом, пока нет угрозы классовому господству буржуазии — ни о каком фашизме речи быть не может. Нет почвы для его возникновения.

Те, кто называются (либо буржуазной пропагандой, либо сами себя так называют) «фашистами», представляют из себя идеологически и структурно раздробленную массу. Возведенный в абсолют антикоммунизм никак не является тем, что эту массу объединяет. Среди тех, кого называют фашистами, есть и националисты, и расисты, и определенная часть нацпатов и чёрт еще разберет кто. Националистов и расистов в фашистов превращает не насилие, которое они применяют к своим «расовым врагам», а именно антикоммунизм. Современные же буржуазные пропагандисты записывают в «фашисты» националистов согласно еще сталинской манипулятивной схеме (не путать с реальным пониманием того, что такое фашизм, которое, безусловно было у руководителей ВКП(б) того времени), согласно которой любой националист есть фашист и даже шире — любая враждебная правящему классу (несмотря на то, что у власти сейчас уже совсем другой класс — буржуазия) сила может быть названа «фашистской». При этом они забывают или вовсе не понимают сущности фашизма, зато прекрасно понимают весь негатив, который несет в себе данная идеологема.

В свете всего вышесказанного, задачи коммунистов состоят в следующем:

Во-первых, понимать сущность фашизма как возведенного в абсолют антикоммунизма.

Во-вторых, уметь отличать эту сущность явления от реальной практики употребления термина, в которой чаще всего мы имеем дело с идеологемой «фашизм».

В-третьих, учиться разбираться в том, о каком «фашизме» ведет речь буржуазная пропаганда в том или ином случае и в каких целях данную идеологему использует.

Во-четвертых, когда речь идет о «фашизме» как национализме, уметь вскрывать буржуазные корни расизма и национализма.

В-пятых, когда буржуазия ведет речь о «коммуно-фашизме» и подобных формулировках, имеющих целью дискредитацию коммунистического движения, необходимо вскрывать манипулятивную (по сути, ругательную) сущность идеологемы «фашизм».

Н.Быстров


Источники:

1. Быстров Н. П. Идеологема «фашизм» в советской публицистике 1922-1953 гг.: Дис. канд. филол. наук, 10.01.10. М., РГГУ, 2009. 235 с.

2. Быстров Н. П. Газета «Правда» и закрепление идеологемы «фашизм» в массовом сознании. // Вестник РГГУ. М., 2008, № 11. С. 150-159.

3. Быстров Н. П. Идеологема «фашизм» в публичных судебных процессах 1936-1938 гг. // Быстров Н. П.; РГГУ. — М., 2009. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 60776 (от 23.09.2009).                                                                                                                                                     ИСТОЧНИК

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, История, Общество, Разоблачение буржуазных мифов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.