Никакое быдло не может восстать правильно


Гражданин Тормозов сформулировал позицию «Прорыва» следующим образом: «Никакое быдло не может восстать правильно».
И даже сам не понимает, насколько   точно.                                                                          Что такое быдло в обыденном понимании? Рабочий скот. То есть, человек малообразованный, не желающий развиваться интеллектуально, не имеющий никаких интересов, кроме самых примитивных, вся социальная функция которого состоит в труде, причем результаты его труда ему неважны, а важны лишь получаемые взамен материальные блага, который принимает существующий порядок как есть.

Может ли человек, который десятки лет не упражнял мозг чтением. зато губил алкоголем и монотонным трудом «вдруг» за несколько дней и даже месяцев наверстать упущенные для интеллектуального развития годы? Единицы. Педагоги такое считают поразительным исключением.             Может ли человек, не освоивший даже азов социальной теории, принимать правильные политические решения? Разве что случайно. Может ли быдло восстать? Да запросто.

Мы все знаем результаты восстаний БЫДЛА. Если бы это не заканчивалось столь трагически резней восставших, то это было бы анекдотом для демонстрации глупости и  политической наивности.

Восстание Уота Тайлера закончилось тем, что восставшие поверили в «доброго короля» и сняли осаду с Лондона, а своих главарей послали к этому самому королю на поклон. Конец был немного предсказуем.

Аналогично закончилась осада Парижа во время Жакерии.

Болотников не просто верил в «доброго царя Димитрия», но верил даже дворяскому ополчению Ляпунова, хотя, казалось бы, кому как не холопам знать, кто такие дворяне. Вместо решительных действий по развитию восстания Болотников ждал «доброго царя»  из Путивля. И дождался – ночного купания в проруби.

Рабочие в этом смысле ничем не лучше – можно посмотреть на наивные лозунги двух Лионских восстаний, на различные прожекты утопистов от Прудона до Лассаля. Мы могли видеть, как советские рабочие разрушали СССР, надеясь на обещания Чубайса о двух «Волгах» (жаль, конечно, что уже народилось поколение, которое не помнит этого треша).                 Почти все неудачные восстания эксплуатируемых имели в качестве причины поражения характерные быдляческие черты участников – невежество, политическая наивность, стремление войти в слой эксплуататоров (реально, вожди у Тайлера были уверены, что король их сделает дворянами ). При этом каждому восстанию быдла сопутствовали такие черты как бессмысленное разрушение материальных ресурсов и неоправданная жестокость – совсем неуместные у тех, кто стремится взять власть в свои руки.

Маоисты типа Тормозова, они наоборот, встали на позицию восхваления быдла – и неудивительно, что гегемоном революции они избрали самый отсталый, самый невежественный слой общества – крестьянство стран третьего мира. Это, конечно, отдельный большой вопрос, как они собираются победить с контингентом, для которого автомат Калашникова – верх технической мысли.                                                                                                   Но проблема в том, что быдло в любом восстании как раз не заинтересовано во взятии власти. Оно просто не знает, что с ней делать – и совершенно закономерно, что все успешные восстания быдла (их история знает не очень много) заканчивались… сохранением статус кво со сменой отдельных лиц.                                                                                                                                            Рабы в ходе сицилийского восстания рокировали рабовладельцев в рабов, а вожаков отдельных отрядов – в латифундистов-рабовладельцев, Чернокожие рабы на Гаити после победы также раздали латифундии по рангам своего офицерства. Появление рабов у черных латифундистов было только вопросом времени. Вожаки витальеров встраивались в бюргерскую верхушку Ганзы, трактирщики, ставшие маршалами революционной Франции, конвертировались в королей и т.д.

Надо понимать, что без ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ, которые ведут массы за собой, дают им образование, расширяют их кругозор, эти самые эксплуатируемые сами по себе никакой самостоятельной политики вести не могут и в лучшем случае являются заложниками собственных иллюзий, не выходящих за рамки статус-кво.

Ожидание, что в Донбассе пролетарии, вооружившись, смогут как-то «подвинуть влево» самопровозглашенные республики есть концентрированное выражение этой наивности, и те из «левых», которые уверены, что «пролетарская стихия сработает как надо», лишь беспомощно болтаются в хвосте у самых отсталых из пролетариев.                                              Для быдла что «правые», что «левые» – это почти одно и то же, быдло не разбирается ни в чем и не хочет разбираться. Потому на  Донбассе мы красный флаг видим на одном флагштоке с имперкой, а красная звезда с серпом и молотом фигурирует на крестных ходах. Левачки продолжают умиляться демонстрации советской символики и надеются, что если донецкому рабочему ничего не объяснять, он сам построит социализм…

Иван Бортник

Реклама
Запись опубликована в рубрике Общество, Публицистика и заметки с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.