По следам советской классики или горячие ванны оппортунизма


Недавно я задался вопросом – тяжело ли понять материализм в современное время и не просто понять, а научиться применять его на практике в любой сфере жизни, даже в такой, как мысли человека, общество и общественные отношения? Тяжело ли проводить последовательную политику своих взглядов, быть преданным научному пути, а не служить идеологическим флюгером по хаотическим ветрам идеалистического сознания. Казалось бы, 70 лет советской власти, которая стремилась проводить в жизнь научный принцип формирования общества, стремилась заботиться о всестороннем развитии человека, его воспитании в материалистическом, научном ключе. Но насколько это подточило позицию идеализма в умах людей, насколько удалось укрепить позиции в этой войне за будущее человечества? В начале пути, когда на рубеже 19-20 веков был совершён коренной переворот, я бы даже сказал, революция в философии и сознании, когда были открыты наиболее общие законы развития мира, когда был построен тот научный плацдарм, с которого человечество совершило гигантский скачок в будущее, тогда ещё перед людьми были открыты все двери к познанию, и основой служили работы классиков, первооткрывателей диалектического метода познания действительности, а вся прочая идеалистическая философия пала к их ногам. Но как это всегда бывает, стоило только материализму стать достоянием всего общества, начать пробивать свой путь в умах масс, как он столкнулся с массовым невежеством среди людей, с неповоротливой машиной общественного сознания, порождённой гнётом старого эксплуататорского строя. Иначе говоря, началось массовое оппортунистическое извращение материализма и сильная реакция отжившего сознания. И всё бы ничего, ведь это нормально в процессе обучения, когда происходит ломка старого представления о мироустройстве, с которым сознание всячески не хочет расставаться, но только до тех пор, пока эти люди, с незавершённой революцией сознания не начинают пробираться во власть, занимать важнейшие посты и диктовать свою политику стране, всё дальше отступая от научного диалектического принципа в выработке своих решений и, по сути, осуществляя постепенную контрреволюцию общественных отношений, где невежественные массы лишь ведомы, вслед за разложившейся компартией. Всё это, безусловно, сказалось и на литературе, особенного во второй половине существования страны Советов. Особенно страшно, что это задело учебники, предназначенные для высшей партийной школы, которые и должны были готовить научные кадры для дальнейшей борьбы за человечество. О них и пойдёт речь ниже.

     Как раз недавно я закончил чтение такого учебника 1969 года выпуска, предназначенного для высшей партийной школы и состоящий из двух книг. Первая посвящена диалектическому материализму и, по сути, не так уж плоха. Да, в ней очень много крикливой апологетики и излишней идеологизации философии, где, вместо донесения основной теории, авторы большинство времени занимаются откровенно глупой и поверхностной пропагандой, которая вообще лишена смысла в данной учебнике. Зачем она вообще в научной книге? Вместо обучения диалектике, люди вынуждены читать заунывные завывания профессоров, о том, как хорошо в стране советской жить. Всё это отличный пример выхолащивания содержания в угоду непонимания и поверхностных знаний самих учителей.

Но вот на второй книге хочется остановиться подробнее. Ежели в философии материализма сложно налажать, то в уже во второй части, которая посвящена историческому материализму, социологии и глубокому анализу общественных отношений, творится полный мрак и пир во время чумы, что происходит в обществе за окнами этих горе авторов. Данная книга отличный образчик всего того лицемерного идиотизма, что сложился после смерти Сталина. Остановлюсь на ключевых моментах, что мне удалось вывести по пунктам:

1. Начнём, пожалуй, с самого главного, с темы, которая своей грозной тенью довлеет над всеми страницами книги, как когда-то довлела над всем советским обществом. Я имею ввиду тот демократический кретинизм, наследие старого реакционного сознания, который так активно продвигали все идеологи позднесоветского общества. Все эти бесконечные разговоры о широкой демократии, о выборности и сменяемости всех уровней власти, о прямом контроле народом за своими избранниками, которых они могут в любой момент сместить с насиженного места. Именно так всё это провозглашалось в советской доктрине и звучит словно горн со страниц книги по истмату. Но что же это такое, эта выборная демократия? Это как раз пережиток старого изжившего себя общественного сознания, прямиком из эры господства и подчинения, из времён царствования классового антагонизма, прямой элемент рабского сознания. Демократия и выборность были приняты на вооружение правящим классом буржуазии, как самый эффективный способ сохранить свою диктатуру. Под регулярным шутовским представление под названием всенародные выборы, происходила самая глобальная иллюзия, на которую только были способны фокусники из правящего класса. Угнетённые слои населения получали свою порцию сладостного чувства сопричастности к жизни страны, выпускали пар, успокаивались со святой верой в своё всемогущество в управлении государством. Всё это давало невежественной массе, задавленной эксплуатацией, мнимую иллюзию истинной народной власти, тогда как на самом деле власть всегда была и остаётся в руках крупного капитала, который и проводит свой диктат, под этой маской служения обществу. Демократии как таковой не существует, по крайней мере она невозможна в классовом обществе. В нём возможна лишь диктатура и единственный вопрос, который нужно ставить – воля какого класса возводится в диктат.

Главным достижением марксизма стало открытие объективных законов развития общества, раскрытие материалистических причин смены общественно-экономических формаций. Общество впервые в истории было определено как особая форма организации материи, а значит объявлялось познаваемым. Появилась наука об обществе и общественном развитии, а, следовательно, как и в любой другой науке, объект изучения может быть изучен, понят и поставлен на службу человека. Появились первые предпосылки освобождения человека из лап господства общественных отношений. Но, как и любая другая наука, марксизм требует долгого и упорного освоения и, в отличие от естественных наук, занимается познанием более сложного, многостороннего и изменчивого явления. Но вопреки этому, что мы наблюдаем в советской литературе, да и в умах подавляющего большинства сегодняшних «коммунистов»? Полное пренебрежение марксизмом как сложной наукой, догматизм, рабочефильство, поклонение невежественным массам, и как следствие повальный хвостизм. Все эти старые мантры про кухарку, которая должна управлять государством, протаскивание во власть всяких колхозников, как представителей народа, подконтрольность и подотчётность рабочим, право голоса в принятии важных решений и выработки стратегий развития государства. Что это значит? Это значит уничижение марксизма как сложной науки, проникновение во власть невежественных людей, которые въехали в свои кресла на громких популистских возгласах и клятвенных обещаниях любви к Ленину, разложение партийной верхушки и тотальное поражение оппортунизмом несовместимое с жизнью социалистического организма. Так и в данной книге полно слов обожания к народу, слов о хвостизме партии, о ведущей роли не партии, а масс. Но, так как общественное сознание зависит от объективных причин и становление нового человека, возможно лишь при полной победе коммунизма и это дело не одного и даже не двух поколений, то всё это время не прекращается острая классовая борьба, в том числе за разум людей.

Реакционное сознание, воспитанное веками экономического рабства, не так легко изжить из человека, когда буквально всё его общественное бытие отравлено им и пронизывает все стороны жизни, включая традиции и привычки. Поэтому, даже при социализме, большинство народа всё ещё извращено мелкобуржуазным и мещанским сознанием и всё, на что они способны, это привести страну молодого социализма обратно в капитализм, что, собственно говоря, и произошло – разложение партии научного авангарда оппортунизмом и плавное скатывание обратно в капитализм.

Каждый учёный должен заниматься своим делом, например, врач – лечить людей, который при этом не спрашивает совета у пациентов, а действует в рамках собственных научных знаний. А коммунист – должен управлять государством и обществом, основываясь исключительно на такой сложной в освоении науке, как марксизм. Неполное понятие научных категорий, пасование перед идеализмом, отрицание материалистической основы и сгубило компартию, которая, при этом, должна являться научным авангардом общества, выразителем интересов прогрессивного класса, который, в силу своего невежества и переполнения буржуазными иллюзиями может и не осознавать своих коренных интересов. В конце концов, партия является проводником интересов всего человечества, ведь конечный вопрос – вопрос нового устройства и скачка в будущее, освобождения из царства необходимости в царство свободы. Вопрос осознания интересов – вопрос научной грамоты, долгого и упорного труда. Никакое «рабочее чутьё», полагание на рабочую сознательность не приведёт к освобождению от эксплуатации, это есть лишь сдача интересов человечества на волю общественного сознания, воспитанного дикостью капиталистического уклада экономики.

2. Вторая проблема – это безумство патриотизма. Авторы книги до того заигрались с распылением классовых интересов в интересах абстрактного народа, что начали поддерживать такое явление, как патриотизм и защита «Родины» даже в условиях господства класса эксплуататоров. Авторы объявили всякую защиту государства от внешней агрессии – национально-освободительной войной в интересах народа (да, опять какого-то народа). Как такое может быть, спросите вы? А вот, горе-писаки придумали такое явление, как двойная эксплуатация, что ежели эксплуататорское государство станет принадлежать другим господам, нас вдруг постигнет кара двойной эксплуатации. Видимо законы экономики, таким «учёным» из высшей партийной школы даже не снились. Вот, а вы говорите КПРФ, тут уже 1969 год.

3. Ну и конечно, ставший уже косноязычным, такой принцип, как коммунизм в отдельно взятой стране в кратчайшие сроки, что даже не нуждается в комментариях. Настолько большую глупость и непонимание элементарных основ могло произносить с трибун и наматывать на свои уши только уже совсем обречённое общество.

4. Тотальное, невыносимое, пафосное, бесконечное пустословие, повторение заученных мантр. Причём на словах, в программных заявлениях, в выступлениях политиков и в подобных книгах могут звучать вполне правильные слова и призывы, что доказывает, что составители речей, были не совсем глупыми людьми, в отличии от лиц наделённых властью, которые это читали. Но при всех этих правильных словах на деле полное их игнорирование и иногда совершенно противоположное движение.

5. Ужасный идеализм в оценке общественных явлений, отвержение объективных законов и в конечном итоге материализма. Абсолютно все явления оцениваются как субъективная воля отдельных личностей, групп, классов, в которых не наблюдается даже капли объективности. Каждый чих для них это происки буржуазии, везде сплошной злой умысел и коварство засланных шпионов.

6. Ну и напоследок десерт, горьковато-приторное завершение нашего затянувшегося монолога. Приведу цитату из данной книги по истмату, которая, почему-то, вызвала у меня сначала смех, а потом толику грусти:

“Не меньшие надежды буржуазные идеологи связывают с якобы неизбежным капиталистическим перерождением социалистической экономики. С ещё больше активностью они стали твердить об этом после того, как ряд социалистических стран, в том числе Советский Союз, приступил к осуществлению экономической реформы. Более точное познание и более эффективное использование объективных экономических законов социализма, в том числе закона стоимости, последовательное проведение в жизнь принципа материальной заинтересованности – всё это изображается как отказ от принципов социализма, как внедрение в социалистическую экономику элементов капиталистического рыночного хозяйства. При этом они полностью игнорируют тот факт, что …(всё это) и другие экономические категории в условиях социализма наполнены социалистическим содержанием… Поскольку собственность была и остаётся общественной, социалистической, то и вся система законов и категорий экономики носит социалистический характер.”

Думаю, здесь комментарии излишни. Все действия контрреволюционного направления, о которых даже предупреждали “буржуазные идеологи”, если они выполняются при социализме, то непременно носят социалистический характер. Вот так. Так и запишем это эпитафией к умершей мечте.
Что мы имеем в итоге?                                                                                                                                                                Весь этот объём литературы, весь позднесоветский опыт скорее мешает правильно понять и осмыслить день сегодняшний, извращает научный метод и порождает целую армию невежд, настоящая кузня оппортунизма. Огромные пласты людей, желая освоить эту нелёгкую тему, невольно тяготеют к опыту прошлого, который вместо того, чтобы вложить в их умы оружие против существующего строя, извращает их неокрепшие умы, готовит глупых акционеров, свято уверенных в своей правоте, слепых к любой критике и в конечном итоге они закономерно становятся игрушкой в руках враждебного класса. Вместо плацдарма для освоения научного диалектического метода, практически всё наследие советской учебной литературы, которую много раз переписывали, превратилось скорее в оковы, где прошлое неизменно тяготеет над умами людей, мешая понять настоящее и проложить себе в дорогу в будущее.

ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике История, Оппортунизм и ревизионизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.