К вопросу борьбы с оппортунизмом в коммунистическом движении


Последние три десятка лет новейшая история мирового коммунистического движения – это, в основном, история поражений. Распад СССР, реставрация капитализма в большинстве бывших социалистических стран послужили своеобразным толчком для повсеместного триумфа антимарксистских течений в «левом движении». Одна за другой «коммунистические» партии по всему миру отказывались от своих названий, от идейных принципов марксизма-ленинизма, либо же попросту самораспускались, признав «поражение коммунизма».

В 2000-е гг. этот процесс несколько затормозился, стал не столь однозначным. Постепенно многим стало понятно, что капитализм с его противоречиями остался таким же, как и был. И более того – крах коммунистического движения позволил буржуазии начать отказываться от социальных реформ предыдущей эпохи, порожденных противостоянием с Советским Союзом. В результате на политическую арену начали выходить новые партии и движения, объявлявшие себя противниками капитализма, сторонниками социалистического переустройства общества.

Однако деградация коммунистического движения в идеологическом плане не прекратилась полностью. Новая «левая» молодежь, вставшая на борьбу с капитализмом, движимая чувством протеста против условий жизни в обществе частной собственности, зачастую придерживается самых различных, в том числе эклектических и антимарксистских взглядов в идейном плане. Крах СССР, победа ревизионизма в КПСС привела к дискредитации того, что называется «советским марксизмом». Хотя на самом деле нет и не может быть «советского» или «западного» марксизма.                                                                                                                                                              Есть марксизм и есть различные левые «теории», паразитирующие на марксизме, прикрывающиеся  им.                                                                                                                                        В том числе и в СССР был марксизм, примененный на практике и развиваемый партией большевиков во главе с Лениным и Сталиным.  Затем – в поздний период существования Советского государства – «марксизмом» называлась по сути ревизионистская солянка идей, выработанная хрущевскими и брежневскими идеологами, позже – горбачевскими реставраторами   капитализма.                                                                                                                                                             Тем не менее, поверхностный взгляд на историю развития СССР приводит многих как российских «левых», так и «левых» других стран к огульному отрицанию советского опыта коммунистического строительства.

В итоге, новое дыхание получили самые разные «левые», в том числе и прикрывающиеся марксизмом течения, когда-то разгромленные в Советском Союзе и отброшенные на обочину истории. Кроме того, к ним прибавились новые. Троцкизм, неоменьшевизм, «теория суперэтатизма», различные варианты анархизма и «левого» патриотизма, неонародничество, «теология освобождения» — выбор велик…                          Среди всего этого обилия немудрено заблудиться тому, кто недостаточно глубоко владеет марксизмом, а в своей коммунистической деятельности движим лишь эмоциями и чувством протеста.

В результате даже целые партии, выступившие против победивших ревизионистов в начале 1990-х гг., порой утрачивают свой коммунистический характер, вступая на путь оппортунизма.                           Мы уже не раз описывали этот процесс на примере Российской коммунистической рабочей партии. К сожалению, не одна только РКРП в последние годы погибла как марксистская организация…

Однако зачастую коммунисты, справедливо обличая подобные процессы в коммунистических партиях, не задаются вопросом, почему так происходит. Так например, из статьи Александра Каверзнева «Как они смеют?» , описывающей ревизионистское разложение Партии Труда Бельгии, невозможно понять причины победы антимарксистских сил в этой партии. Автор возмущается, негодует, достаточно метко, с сарказмом, описывает то, что видит… но и только.

Вывод сводится лишь к одной общей фразе:

«Они – оппортунисты – смеют так только потому, что мы им это позволяем.
Позволяем тем, что не уделяем должного внимания марксистскому образованию – и своему собственному, и нашей партийной молодежи. А еще тем, что мы соглашаемся играть по их правилам в их оппортунистические игры».

По форме, это верно, но стоит разобраться по сути, что есть эти самые «оппортунистические игры», и что должно стать содержанием марксистского образования коммунистической молодежи, применительно к сегодняшнему дню.

«Первые тучки начали сгущаться, когда организаторы встречи стали буквально «затыкать рты» тем ее участникам, которые задавали особенно острые и жгучие вопросы. О диктатуре пролетариата, например. Или о том, что необходимо наконец-таки уже создать новый коммунистический Интернационал. Ведь именно с такой целью когда-то начали проводить данную встречу, а с тех пор прошло уже больше 20 лет.» – пишет Каверзнев о традиционной «международной встрече коммунистических партий», проводимой в Брюсселе под эгидой ПТБ с 1990-х гг.

Однако надо вспомнить, в каких условиях зарождались эти «международные встречи». Тогда, в начале 1990-х гг., в условиях тотального поражения, объявленной буржуазными СМИ «смерти коммунизма», все, кто продолжал выступать хотя бы формально с коммунистических позиций, казались друг другу «своими». Важно было как-то заявить о себе, о том, что коммунистическое движение существует, что далеко не все партии развалились или отказались от марксизма. Неудивительно, что на международных встречах в те годы мирно соседствовали коммунистические партии и махрово-буржуазные, вроде КПРФ или КПУ.

Сегодня же среди «левых» началось естественное размежевание.            Сама жизнь, логика политической борьбы привела к изживанию всех этих встреч «несдавшихся красных» с неизменными никого ни к чему не обязывающими расплывчатыми резолюциями. Вот о чем надо задуматься коммунистам, а не сетовать что оппортунистические организаторы «встреч» не дают поднимать «жгучие вопросы». Ожидать чего-то другого от оппортунистов и не приходится. Вспоминаются члены РКРП, которые яростно обвиняют в предательстве коммунистических идеалов зюгановскую КПРФ, но в то же время недоумевают, когда КПРФники не предоставляют РКРПшникам слова на своих митингах. Даже обжегшись на конкретных фактах предательства, некоторые коммунисты продолжают сводить все к «отдельным вождям» и поддерживать иллюзию о «единстве левых сил». Примером тому является и описываемая Каверзневым «Международная встреча», превратившаяся в откровенный фарс.

Социал-реформизм в марксистских партиях – проверенное орудие буржуазии, верно служащее капиталистам уже более сотни лет.                                                                                                        В классовом обществе господствующими идеями всегда являются идеи правящего класса, при капитализме – буржуазии.                                                                                          Коммунисты – тоже часть этого общества и неизбежно буржуазная идеология оказывает влияние на идейно неустойчивую часть марксистов. Потому и появляются одна за одной идейки о «мирном перерастании капитализма в социализм», «соединении их лучших черт» и т. д.

Под социал-реформизмом в сущности лежат два основания.                          Первое – это обществоведческое невежество, непонимание марксизма, излишняя эмоциональная протестность. «Всегда за бедных», «всегда за справедливость» – подобные благие намерения, оторванные от марксистского анализа, ведут коммунистов на путь объективного предательства и конечного краха.                                                                                    В частности, мы наблюдаем сейчас горячую поддержку российскими «левыми» буржуазных Донецкой и Луганской республик. Любая критика заливается эмоциональными возгласами : «Народ поднялся против бандеровцев, как можно его не поддерживать, люди же гибнут!». Особенно характерно вот это жульническое «избирательное» применение «классового» подхода. Когда надо оправдать с «левых» позиций какое-либо реакционное буржуазное движение, всегда используется шаблон: «там же народ», при умолчании о том, кто управляет этим «народом» и чьи интересы он объективно защищает. Одновременно противоборствующую сторону оппортунисты определяют по-марксистски, в «классовых выражениях». Такие же «левые» из противоположного лагеря аналогично оправдывают политику украинских олигархов «волей народа, выраженной на Майдане».

Вторая «несущая опора» современного социал-реформизма, описанного, в частности, в статье Каверзнева, – относительно высокий уровень жизни в странах Европы и Северной Америки. «Сытый» пролетарий по сути не перестает быть пролетарием. Но в большинстве своем он боится радикальных перемен, держится за то, что имеет. В условиях массированной буржуазной пропаганды, твердящей круглый сутки, что коммунизм – это, «когда все у всех отберут», «рабочая аристократия» становится опорой капитализма.                                                                                   100 лет назад, когда В. И. Ленин анализировал это явление, он говорил о рабочей аристократии эпохи империализма как об абсолютном меньшинстве рабочих, узкой  прослойке.                                                               Сегодня она остается таковой – но лишь если принимать во внимание весь мировой пролетариат, в глобальном масштабе.                                                          В Западной же Европе «рабочая аристократия» составляет значительную часть пролетариев, если не большинство, и у нестойких, идейно гнилых элементов в коммунистических партиях возникает соблазн подстраиваться под ее настроение.                                                                                      Часто перед компартиями, в силу изменений, происходивших с их социальной базой, стоял выбор – или оставаться марксистами, даже при неизбежном снижении своего политического влияния, или сохранить поддержку со стороны современного пролетариата, ценой отказа от принципиальных положений марксизма.                                                                 Достаточно много признаков, что Партия Труда Бельгии пошла по второму, оппортунистическому пути.

А ведь на самом деле повышение уровня жизни пролетариев при капитализме интересует коммунистов лишь постольку, поскольку это повышение улучшает условия работы коммунистов. Марксисты прекрасно понимают всю тщетность надежд пролетария на «справедливое распределение» в условиях частной собственности.                                                                                                                      Буржуазия может сделать чуть получше жизнь рабочих в стране A, но одновременно произойдет еще большее, чем было, ограбление рабочих в стране Б.                                                                                                                                      Да и в самых богатых странах оборотной стороной роста благосостояния тружеников является массовое кредитное закабаление, значительно более высокая стоимость жизни, чем, например, в России.                                                                           Только социализм гарантирует каждому рабочему широкий спектр благ, прежде всего, выбор профессии, выбор места работы, обязательные большой продолжительности отпуска, низкие цены на все виды транспорта, гарантии получения бесплатной жилой площади, медицины, образования, гарантированные достойные пенсии, оплаченный профсоюзами отдых и многое другое.                                                                                              Сегодня трудно найти рабочих, которые по этому перечню благ живут лучше рабочих СССР, при всех его недостатках.

Рост материального благосостояния рабочих в ходе экономической борьбы или политики социал-реформистов имеет важное значение для коммунистов только в том случае, если эти рабочие, находясь под коммунистическим идейным влиянием, финансово поддерживают коммунистическую партию. При всей «крамольности» этой мысли ее необходимо усвоить, если мы не хотим наступать на старые грабли оппортунизма.                                                                                                                         С этого все и начиналось – мол, коммунистическая революция будет нескоро, давайте пока бороться за то, что реально сделать уже сейчас. «Конечная цель ничто, движение все». А так как идея повышения зарплат и пособий на N процентов гораздо лучше усваивается пролетарской массой, чем марксизм, постепенно «малые дела» полностью заслоняют собой коммунистические цели.

Типичный набор реформистских проектов от современной Партии Труда Бельгии приводит и Каверзнев в статье:

«Вопрос: Если Вы войдете в правительство, каким будет Ваш первый шаг?
Мертенс: (нынешний лидер ПТБ — В.С.) «Ввести налог на богатство, налог на миллионеров. И я бы отменил условную ренту…Таким образом, мы выступаем за соответствующие рабочие места для пожилых работников. И именно поэтому мы добиваемся сохранения права на досрочный выход на пенсию. Ввести налог на богатство. Я бы создал государственный банк с монополией…»

Все это прекрасно, да и вообще, «в интересах рабочего человека», не правда ли? Стандартный набор мер, схожий с тем, чем прикрывали свое предательство Бернштейн и Фольмар в 1910 г., Марше и Берлингуэр в 1975 г. и т.д.

Упреждая вечные обвинения нас в «сектантстве», сразу уточним. Коммунисты вовсе не отрицают принципиально борьбы за реформы, борьбы в рамках капитализма. Капиталистическая реальность объективно и неизбежно порождает социальный протест, это невозможно игнорировать. Но вся эта борьба должна использоваться коммунистической партией на благо изменения общественного строя. Без этого все формы «отстаивания интересов трудящихся» не имеют никакого значения.

Но снова и снова в коммунистических партиях побеждают сторонники того, чтобы «жить хорошо уже сейчас», при том, что это бесплодная иллюзия в масштабе мирового капитализма, в отдельно взятой Бельгии это более-менее достижимо, на чем и стоит оппортунизм Мертенса и подобных в текущих условиях.

На невежестве партийной массы к власти в коммунистических партиях приходят различные обманщики и карьеристы, зачастую очень низкого интеллектуального уровня, но умеющие говорить различные красивые слова. Достаточно вспомнить Никиту Хрущева. К руководству Партии Труда Бельгии, судя по тому, что пишет Каверзнев, прорвалась группа деятелей примерно такого же пошиба:

«Товарищ, многие годы успешно отстаивавший позиции КНДР в ее противостоянии с американским империализмом в буржуазных СМИ, ветеран международного коммунистического движения, был объявлен исключенным из рядов партии. Помпезный новый «лидер», 45-летний профессиональный партийный молокосос, который никогда и нигде по-настоящему не работал, кроме как 6 месяцев в качестве уборщика, и никогда не бывал ни в СССР, ни в КНДР, высокомерно заявил буржуазным журналистам об этом заслуженном человеке, отдавшем партии больше 30 лет своей жизни: «Он был моим товарищем. Но он им больше не является». По той единственной причине, как объяснил он нам, зарубежным товарищам, что «обвинения ХХХ в связях с КНДР» помешают… продажам его книжонки под громким названием «Как они смеют?».

Подобно членам КПСС, на риторику ревизионистов купилось и большинство рядовых членов ПТБ. Каверзнев приводит слова женщины из ПТБ, рассказывающей, как буржуазные СМИ пытаются «дискредитировать» ПТБ:
«Ты не представляешь себе, как они на нас охотятся! Берут старые фото нашего основателя с Ким Ир Сеном, и начинается… Не дает им спать спокойно наш успех на выборах. А нацелены они на тех наших потенциальных избирателей и сторонников, которые еще сомневаются, еще колеблются. Они колеблются, а им – раз и в нос: «Понравившаяся вам партия поддерживает тоталитаризм!».

Стремление во чтобы то ни стало понравиться обывателю, запуганному «ужасами тоталитаризма» – тоже один из характерных симптомов оппортунизма, и в Бельгии, и в России, и в других странах. Причем попытки «отмежеваться от репрессий» неизбежно провальны. Буржуазная пропаганда в любом случае будет лить грязь на коммунистов, изображая их извергами-убийцами…

Да, в частности, КНДР ныне представляется буржуазными СМИ в качестве «страны дураков» во главе с «ненормальным» диктатором. Повод к этому дают, стоит признать, и сами северокорейские лидеры с их топорной пропагандой. Но коммунисты не должны оглядываться на сказки буржуазных СМИ.                                                                                     Оценку КНДР, репрессий и прочих явлений, вокруг которых строятся антикоммунистические мифы, нужно давать только исходя из принципов марксистского  анализа.                                                                                                               Абсолютно неверно, да и бесполезно подстраиваться под легковерного обывателя. Коммунисты не охотятся за голосами на выборах.

Все эти «думы» и «парламенты» для марксистов по сути – ничто, кормушка для буржуазной обслуги и средство оболванивания трудящихся масс. Использовать эти органы для пропаганды коммунизма, если есть возможность, надо, но любой ценой стремиться туда – это не по-коммунистически. Чтобы не говорили любители утверждать о «необходимости участия в выборах», невпопад ссылаясь на Ленина. Из ПТБ, из РОТ Фронта, и прочих подобных организаций по всему миру.
Каверзнев очень верно и хлестко описывает парламентских кретинизм европейских левых:

«Журналисты вошли с камерой, в течение 10 минут выслушивали детский лепет самых «безобидных» из европейских компартий, старательно отобранных организаторами (некоторые из этих партий не то, что в парламент были избраны, даже своего президента в стране имели на протяжении нескольких лет, да вот только что-то социализма от этого в их стране не прибавилось)…»

«Умеренный прогресс в рамках законности», по выражению писателя-коммуниста Ярослава Гашека. Подобные организации, которые давно пора прекратить называть «компартиями», во всех странах стоят на «запасном пути» буржуазии. Капиталисты вверяют им власть, как правило, в период кризиса, дискредитации основных буржуазных партий. И прикрываясь демагогией про «народное правительство», «мирный социализм», псевдокоммунисты спасают господство капиталистов.          Мы совсем недавно наблюдали то же самое и на территории бывшего СССР. КПРФ в правительстве Примакова при Ельцине (1998-1999 гг.), Партия коммунистов республики Молдова, находившаяся у власти в 2001–2009 гг. – сыграли роль опоры шатавшейся власти буржуазии, содействовали укреплению капитализма.                                                         Именно по этой причине коммунисты считают необходимым неустанно разоблачать лжекоммунистов, не обольщаясь «единством левых сил».                                                                                                Нет никакого смысла в торжественных «международных встречах» – нужно единство марксистов в реальной работе по всему миру, в том числе в борьбе против власовцев от «коммунизма» из буржуазных партий с коммунистическим названием.

Нелепа и лжива сама постановка вопроса оппортунистами насчет «практической работы», «реальных успехов», за которые они выдают, в частности, мандаты, полученные на выборах:

«…предложение провести специальную сессию, посвященную Украине, было с ходу отвергнуто организаторами, которые нашли для нас темку поинтереснее и поактуальнее – почти полтора часа нам пришлось выслушивать презентацию хозяев форума о том, как они достигли таких головокружительных успехов (целых 2 парламентария!!) на только что прошедших опять все тех же выборах!»

К чему все эти мандаты, если партия не борется за социализм, за ликвидацию власти буржуазии? Буржуазные выборы являются мерилом влияния коммунистической партии в очень небольшой мере. Важно не то, за кого трудящиеся поставили крестик в бюллетене – важно, кого они готовы поддержать в реальном классовом столкновении.                                                     Для победы в нем, как показывает практика, большинство на выборах вовсе не обязательно. Партия большевиков, как известно, взяла и удержала власть, имея лишь около 20% в буржуазном Учредительном Собрании.

Оппортунизм ПТБ, РКРП, других «левых» – копия прежнего оппортунизма, разобранного еще марксистскими классиками. Почти ничего не поменялось. И, тем не менее, былые коммунисты повторяют одни и те же ошибки…

Все оттого, что овладение научным мировоззрением, без чего невозможно стать коммунистом не по названию, а по сути – дело намного более сложное, чем представляют себе некоторые.                                                                                  Коммунист – это ученый-пропагандист-агитатор-организатор и, в этом смысле – революционер, а не только «уличный борец».                                                                                                        Научная теория – первична, а уже исходя из нее, строится пропаганда и практическая организаторская  деятельность.                                                                                                                                                        Любая борьба за сиюминутные интересы пролетариев, в которой участвуют коммунисты, должна наполняться коммунистическим содержанием, подчиняться конечным целям коммунистического движения – смене общественно-политического строя, ликвидации частной собственности на средства производства, использоваться для соответствующей пропаганды.                                                                                                         Без этого самая упорная «борьба за народ» абсолютно бессмысленна.

Возможно, некоторые вспомнят программу-минимум, которой руководствовались в свое время РСДРП. Эта программа содержала пункты, осуществимые даже в рамках монархии. Однако закономерен вопрос – нужна ли такая программа коммунистам сегодня? Программа-минимум РСДРП выступала, в большинстве положений, за ликвидацию остатков феодального строя в жизни Российской империи, установление буржуазно-демократической республики.

Сегодня же в России, как и в большинстве стран мира, мы имеем состоявшийся капитализм и буржуазную демократию. Естественно, эта демократия работает в интересах капиталистов, но иначе и быть не может. Главное в том, что нет сегодня задачи свержения феодального самодержавия, нет необходимости поддержки «всякого оппозиционного и революционного движения, направленного против существующего в России общественного и политического порядка».                                       Коммунисты могут и обязаны, без всяких промежуточных этапов, выдвигать непосредственно коммунистическую программу. Это надо понимать, оценивая бесконечные «переходные программы», «ближайшие требования» оппортунистов.                               Движение за перемены в рамках капитализма ценно лишь тогда, когда оно массово, когда его можно сделать средством давления на буржуазию и использовать как инструмент коммунистического движения.                                                     «Борьба за копейку» в нынешних условиях ни в коем случае не самоцель, она лишь одно из средств донесения коммунистической пропаганды до масс. В настоящий момент, особенно в тех странах, где нет массовой нищеты и голода среди пролетариев (в том числе и в России), коммунисты обязаны гораздо более сдержанно и рационально относиться к стихийным выступлениям за сиюминутные требования.                                  Борьба за кусок хлеба, спасение от ежедневного голода, которую вели рабочие Российской империи, и борьба за повышение приличной по российским меркам зарплаты, которую ведут нынешние «боевые профсоюзы» – вещи разные.

Непонимание этого, при всех наилучших намерениях, ведет коммунистов к буржуазному перерождению, похоронившему уже многие партии, подобно ПТБ. На смену им идут новые коммунисты, которые должны учесть печальный опыт предшественников.

Уже дважды за свою полуторастолетнюю историю коммунистическое движение, поддавшись оппортунизму, терпело тяжелый крах.                            В 1914 г. влияние бернштейнианства и прочих вариантов реформизма привело к тому, что рабочие партии поддержали свои правительства в развязанной империалистами мировой бойне, порвав с марксизмом, временно похоронив революционную перспективу в странах Запада.          Из этих партий вышли коммунисты, продолжившие борьбу против капиталистического строя, преданную социал-демократами.                         Но через несколько десятилетий абсолютно тот же набор идей Бернштейна и Каутского победил как на Западе, под видом «еврокоммунизма», так и в социалистических странах, под видом «Перестройки». Круг замкнулся во второй раз…

Современным коммунистам предстоит проделать сложнейшую работу, как в теории, так и на практике приложить все усилия для пропаганды марксизма и организационного строительства, чтобы не дать повториться вышеописанной истории в третий раз. Для этого необходимо привести теорию коммунизма в соответствии с требованиями сегодняшней эпохи, отстояв её научную революционную сущность от ревизионистов, но в то же время, не впадая в догматизм, «историческое реконструкторство».                              Задача выработки правильной линии сложна, все ревизионисты прикрываются борьбой с догматизмом, все догматики – борьбой с ревизионизмом. Однако мы обязаны преодолеть все заблуждения и выйти на верную дорогу, как это сделали наши предшественники-большевики. Только так можно достичь победы.

В.Сарматов                                                                                                                                                                                         ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Общество, Оппортунизм и ревизионизм с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.