Как создаются «документальные фильмы» о КНДР


STВ 2011 году во время нашей поездки в КНДР в нашу группу попал некий Дэвид Кинселла — режиссер-документалист из Северной Ирландии, уже 20 лет проживающий в Норвегии. Предложил его поездку в КНДР тогдашний представитель Корейской Ассоциации Дружбы в этой стране. О том, чем занимался г-н Кинселла в КНДР и какие планы   он строил в отношении своего пребывания в этой стране, я поведала — тогда еще в форме художественного рассказа — в своей зарисовке «Рыжий-рыжий, конопатый…», поэтому не буду повторяться.

А вот чем закончилась эта история.

После того, как корейские товарищи ознакомились поближе с «портфолио» г-на Кинселлы, с такими его «шедеврами», как «Убивая девочек» и «Прекрасная трагедия», разрешения на съемки в КНДР он так и не получил. Но это не остановило его от создания очередного пасквиля, тем более, что отснятого им уже в качестве туриста материала хватит на то, чтобы придать своему будущему творению определенную степень достоверности.

Однако на самом деле фильм «Стена», широко разрекламированный им как беспрецендентный фильм, отснятый  в Северной Корее и Северной Ирландии, который должен выйти в следующем году, снимался в самых запущенных и нищих гетто Белфаста, с приглашенной туда из Лондона южнокорейской актрисой Юна Шин, которая исполняет роль выдуманной Кинселлой северокорейской Юн Хи.

Вот несколько снимков из его будущего «шедевра»:

stena-1stena-2stena-3stena-4stena-5stena-6А вот первые строчки из накропанного Кинселлой еще в Пхеньяне (где он, в перерывах между кружками пива в отеле, по его мнению, за три дня познал «суть корейской души») «сценария» — Юн Хи: «Моя любовь к поэзии — это мой дар. Я получила его от своего дедушки. Он научил меня, как читать поэмы и как писать их. Но он также предупредил меня. Он сказал: «У слов нет крыльев, но они могут пролететь тысячи миль. Будь осторожна. Береги их для себя». Он заставил меня пообещать ему никогда не читать поэмы вслух. Я не понимала, почему. Пока однажды не нарушила свое обещание. Это меня чуть не убило…»

Кинселла, не стесняясь, лжет, что съемки его фильма проходили в КНДР, где даже якобы «перекрывали главную улицу в Пхеньяне рано утром» ради этого:stena-7

Но тут же сам проговаривается на своей страничке в Фэйсбуке, где он пишет: «Подбираем места для съемки и актеров. Мы превратим Белфаст в Северную Корею».

Деньги на поездку Кинселлы в КНДР и на создание этого фильма выделил Норвежский Институт Фильмов — то есть, государственное учреждение этой скандинавской страны, и это деньги норвежских налогоплательщиков.

По словам автора, это «второй фильм моей трилогии о ЗЛЕ» (большими буквами, так в оригинале). Сценарий Кинселле помогал дописывать голландец Клаас Бенсе, вообще даже не бывавший в КНДР.

Нужны ли к этому еще какие-то добавления для того, чтобы понять, за что ему платят?

«В фильме «Стена» мы учимся сами принимать решения и верить тому, что мы видим, а не тому, что нам велят видеть другие».  Таков слоган этой высосанной из пальца фальшивки, в которой нас призывают верить тому, что жизнь в североирландском гетто — где,  живут вот так (и это я вижу своими глазами каждый день!) — и жизнь в КНДР, где понятия не имеют ни о безработице, ни о наркотиках, ни о драках и убийствах на религиозной почве, ни о пьянстве среди детей (список можно продолжать до бесконечности) — это одно и то же.

Знаете, Дэвид,  мы как-нибудь обойдемся без того, что нам велите видеть Вы и Ваши хозяева!

Ирина Маленко

Реклама
Запись опубликована в рубрике КНДР, Общество, Публицистика и заметки, Разоблачение буржуазных мифов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.