Московские бандеровцы


Как и в 2008 году, сейчас меня несколько огорчил тот факт, что большая часть наших российских товарищей оказалась банальными националистами. В тот раз, 6 лет назад, они плели какие-то байки про этнические чистки, чтобы оправдать, зачастую перед собой, радостный блеск в глазах от созерцания «русских побед», пусть и над бывшей республикой СССР. Сегодня они кричат о бандеровцах, фашистах, карателях и прочей воображаемой херне. Все для того же — они оправдывают экспансию, они хотят сильной страны, хотят ставить противников на колени, хотят захватывать и порабощать.
Для нормального националиста нет никакой проблемы с захватничеством со стороны «своей» страны. Мало того — агрессия такого рода всегда приветствуется. Настоящие русские националисты не нуждаются в оправдании путинской явной и скрытой агрессии в Украине. Они ее открыто приветствуют и активно обмениваются картинками с призывами не останавливаться на достигнутом и покорить всю Европу, а затем и весь мир. Не то с левачками.
Последние 20 лет (да какой там, все 30) были полны хаоса и никак не способствовали появлению структурированных, организованных институтов и объединений. Бардак был на улице, был он в клозетах, был и в головах. «Левые» объединялись по никому неизвестным алгоритмам — сходились, расходились, были часто против и реже за. В итоге появилось поколение леваков, среди которых, на самом деле, левых почти и нет. Все бы ничего — левые (даже боевые) организации на Западе тоже породили немало мейнстримных политиков. Разница, однако, в том, что у нас не произошло размежевания, зачастую на уровне мышления и самосознания отдельных людей. Были люди в левых тусовках, привыкли, притерлись. На деле-то они правые, и мыслят как правые, но себя называют леваками. И считают леваками. И самое скверное, что и другие их тоже считают левыми. В общем бардак, как я и говорил. Ввиду отсутствия какой-либо политической культуры каждый определяется исключительно собственным волеизъявлением. Я монархист-белоделец, но мне нравится Великая Победа™, советский флаг и у меня кореша в КПРФ? Значит — я коммунист. Меня никто не проверит, меня никто не поставит под сомнение. Всем пофиг — все такие же.
Однако, такое неверное самоопределение ведет к конфликтам с реальностью. Например, случился конфликт России с Украиной — его можно рассмотреть, как коммунист, а можно как националист. Коммунист скажет, что локальная империалистическая держава пытается подмять под себя окружающие рынки, причем весьма жестко (по-беспределу — да, я рожден в 1983, девяностые не прошли даром для моего лексикона). Националист будет плести какую-то херню про «русских людей обижают» и рукоплескать агрессору. Как известно, при столкновении иллюзии с реальностью страдает реальность. Вот этакие левачки и придумывают себе страшных фашистов и уже тщедушный взяточник Яценюк становится чуть ли не Гитлером, восставшим из ада, чтобы истребить «непокорных» русских.
На Украине сегодня идет борьба между правыми. Правые русские и правые украинцы проливают кровь за соответствующих олигархов, пытаются заново переделить собственность. При этом, именно на фашистов, по моему мнению, больше похожи как раз ребята с Востока, но это не суть. Не в степени правизны тут дело, не она важна.
Сегодня Украина дает нам шанс размежеваться. Коммунисты проверят себя, увидят товарищей, опознают врагов. Наше время еще не пришло, на этой войне нам делить нечего — раньше надо было. Но, если мы не определимся с собой и с нашим окружением сегодня, то и завтрашний конфликт оставит нас в стороне, дав возможность занять только второстепенную роль, без малейшего шанса на собственную политику.                                                                                                                                                                                   Turin

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Вызовы ХХI века, Общество, Оппортунизм и ревизионизм с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.