О субъекте и объекте политики


demУкраинские события подняли одну тему, которую я, например, считал более-менее понятной для «левых». А именно вопрос о субъекте и объекте политики. Политика — определенная совокупность общественных отношений групп людей относительно власти. Субъект политики — это те, кто осуществляют эти отношения, объект — это то, над чем осуществляют политические отношения.
Марксизм определяет власть как систему классового господства — то есть, осуществление воли одного класса над другим. Собственность на средства производства является объектом политики, а классы и группы внутри класса, соответственно, субъекты политики.
Вроде бы до сих пор на этот счет у «левых» не было никаких возражений. Но вот наступило время реализовывать марксистский анализ на практике — и что мы видим? В качестве субъекта у «левых» при описании украинских событий резко начали выступать «народ», «элиты», «нации», профессиональные группы типа «силовики», которые не могут быть включены ни в один из классов и не являются ни маргинальными, ни переходными группами. То есть, как дошло до дела — так  «левые» резко все наследие Маркса отбросили и голенькими побежали на поводу у немарксистской политологии. Я понимаю, что у людей, которые плохо владеют теорией, есть огромные трудности в приведении практики в соответствие с теорией. Но тем не менее стоит разобрать, чем оперируют доморощенные защитники «прав русскоязычного населения».
«Народ» — эта категория родилась в период буржуазных революций (если не изменяет память — со времен Фронды) как обозначение буржуазии и ведомых ей классов и групп. «Народ» испокон веков активно либо противопоставлялся власти (если у власти были феодалы) либо наоборот, «горячо поддерживал», если у власти была буржуазия. После победы буржуазных революций в «народ» стали включать вообще всех и ставить знак равенства с такими понятиями как «нация» и «население», то есть «весь универсум» понятия «люди, находящиеся на территории данного государства». Ввиду того, что реально этот универсум расколот пресловутым вопросом о собственности, то за «интересы народа» выдают обычно мнение одной из групп. Донецкие олигархи защиту своих состояний от бандерлогов закономерно выдают за «интересы народа», а «левые» умудряются находить в этом какие-либо преференции для «всех».
«Элита» —  это типичнейшая позитивистская категория, подразумевающая относительно произвольное объединение людей по признаку влияния на общественную жизнь. Позитивизм в социологии не выделяет ключевых, корненных признаков как основания для стратификации, а наоборот, выступает за произвольность этих признаков.  По концепциям теории элит в «элиту», например, еврейского сообщества одинаково входит и «левый» публицист, и раввин-хасид, и банкир, и учитель музыки. А в Днепропетровске «элита» состоит из олигарха, все техническое образование которого закончилось в начале 90-х изучением свойства паяльника к нагреванию и профессора местного университета.  Найти у этого «субъекта» единые интересы и устремления также весьма сложно, а потому опять-таки те или иные интересы отдельных групп внутри «элит» выдаются за общие.
«Нация» — еще более спекулятивная категория, чем «элита» или «народ», так как она вообще дает заведомо отвлеченные критерии определения. Если в «теории элит» теоретически возможно взять признак собственности на средства производства, и в таком случае «элита» совпадет с классом, а «народ» можно искусственно сузить до пролетариата, противопоставив господствующему классу (например, в условиях, когда связь с государством этого класса явна) то понятие нации задает жесткие критерии — язык, культура, территориальность, общность исторических судеб и пр. мишура — и оперирует «интересами нации» как заведомо заданными. В рамках национальной парадигмы совершенно не учитывается, что украинец может люто ненавидеть пана Бандеру (мой дед-украинец их на дух не выносил еще с войны, так как свидомые мало того, что его пытали в 1942, так еще и в концлагерь упекли), а русский — наоборот, гореть к нему нежной любовью (например, публиковался список майданящих организаций из числа «профессиональных русских»).

Но авторов многочисленных «левых» агиток это все не смущает. Они предлагают определиться, с кем коммунисты — с «народом Крыма», с «русскими Украины» или с «майдаунами». И упорно игнорируют вопрос — а что выиграет пролетарий от объединения с РФ ? Единственное, что можно назвать «выигрышем» — это отсутствие репрессий против коммунистов (вернее, поменять стихийный и нерегулируемый террор украинских нацистов на тот регламентированный уровень репрессий, который на настоящее время существует в РФ). В остальном либо теряет (особенно в случае войны), либо остается при своих (уровень жизни). И искренне радуются, когда какому-нибудь донецкому олигарху удается сохранить кресло губернатора или мэра.
Еще смешней такой финт ушами — это утверждение, что раз пролетарий Украины не может выступить как самостоятельный субъект, то его как бы и нет, и его интересы можно не учитывать, а довольствоваться буржуазно-демократическими или националистическими целями, так как «прогрессивно». Прогресс этот настолько мал, что пролетарий его практически не ощущает. Над Луганском подняли российский флаг, казалось бы, русскоязычному населению только радоваться. Но пенсий и зарплат от этого не выплатили, а потому радоваться нечему…
Аналогична и ситуация с «самоорганизацией». Возник некий миф, что прогрессивность заключается в том, что на востоке Украины «народ самоорганизуется».
Вот пример —  Заявление Политсовета ЦК РКРП-КПСѫ создавшейся ситуации РКРП поддерживает самоорганизацию народов Украины и Крыма в борьбе против фашиствующих молодчиков. Коммунисты признают право народа Крыма и регионов Украины на самоопределение посредством организации борьбы и установления власти самим народом.»
Но постольку поскольку в качестве субъекта тут берется «народ», то тот факт, что в этой «самоорганизации» доминируют русские фашисты из разряда «казаков», «бывших военных», разного рода прихвостни местных олигархов из ЧОПов, от анализа ускользает. Нет, были конечно и такие, кто и  «Черную сотню» в 1905 году воспринимал как «народную дружину», но их быстро переубедили. Я очень надеюсь, что современные «левые» переубедятся в прогрессивности «самообороны» не на собственном опыте. Это были бы цветочки, если бы «левые» под этим соусом не отказались фактически от создания СВОИХ отрядов самообороны, не подконтрольных никому, кроме соответственных партийных организаций.
К сожалению, налицо массовый отказ от классового анализа — у кого-то из националистических или шовинистских соображений, но у большинства из неумения классовый анализ применять на практике.

P.S. Напоследок хочется сказать следующее — с декабря прошлого года я «багато бачив» фанатов «Беркута» из числа российских «левых». Вот теперь российский МВД заявил, что будет принимать на работу «беркутовцев». Так что у «левых» есть все шансы встретиться с «защитниками прогресса» по разную сторону баррикад и  на своей дурной голове опробовать «прогресс»  …                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   bortnik

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Оппортунизм и ревизионизм с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.