О «Заявлении коммунистических, левых и лево-патриотических сил России по событиям на Украине»


Пара слов о «Заявлении коммунистических, левых и лево-патриотических сил России по событиям на Украине» 

Слово первое, идейное.

«Левое» движение России  включает в себя  анархистов,  троцкистов, социал-демократов, патриотов,  коммунистов, и даже «умеренных» националистов                    ( национал-патриотов) и представлено, прежде всего, немногочисленными центрами масс: лидерами, журналистами, пропагандистами и так далее. Сами «левые» массы, то есть, рядовые «левые», в большинстве случаев, не способны даже сформулировать свои взгляды хоть сколько-то последовательно и чаще всего всё их «левое» (или, «левое» в них) сводится к некоторым стереотипам, ярлыкам, принадлежностью к наиболее общим идеям, зачастую по сути безидейных лидеров («центров масс») или отнесению себя к сторонникам неких лиц, партий. Так, среднестатистический «левый»  может на гора выдавать подборку господствующих либеральных идей (как то антикоррупционные или оппозиционные лозунги)за подлинно «левое» . Разумеется, в подобных условиях ни о какой стройной организации движения, протеста, да и выработке позиции не может быть и речи. Максимум, на что способна такая «левая» организация, это реализация толпы или эффекта толпы на просторах сети, подогрев того, что имеется, по кругу.

Лидеры, не будучи сами последовательно грамотными в вопросах политики, экономики, не способны ни на выработку верной тактики, ни на ведение пропагандистской, просветительской работы. Максимум, на что их хватает, это реакция постфактум, призывы и заявления. Призывы систематически противоречивы:
— могут быть вполне искренними, в надежде на что-то повлиять;
— не конструктивны, ибо не включают в себя не только стратегии, но и вменяемой постановки цели, выходящей за рамки «Караул!»;
— умывают руки, уповая на призыв масс к самоорганизации, причем, независимо от идейного содержания масс;
— не нацелены на раскрытие предметной области, хотя бы в духе манифеста, ибо не выходят за рамки популярных, массовых идей, в конечном счете, идут в хвосте господствующей идеологии;
— более того, как и рассматриваемое Заявление, зачастую подразумевают угоду разным, противоречащим друг другу идеям, то есть, исходят из политического оппортунизма .

Слово второе, стратегическое.

Конкретное Заявление носит исключительно национально-патриотический характер, побуждая к защите суверенных интересов абстрактного народа Украины (то есть, к сохранению порядка, приведшего к данным беспорядкам). Протест представлен как внеклассовый, идеи либерализма и национализма, получаются, сами по себе, не означают общей принадлежности к тем или иным группам собственников. Разумеется, авторы никоим образом не объясняют природу социальных потрясений Украины, им достаточно упомянуть вопиющие действия фашистов и очевидную заинтересованность окружающих империалистических держав. Но при этом никак не указано на внутреннюю собственническую конкуренцию, где участие внешних сил лишь следствие существующих условий капитализма. Всё это означает отсутствие верной оценки ситуации, в связи с чем Заявление не предполагает никакой конкретной стратегии (речь, конечно, не о «закулисной» тактике, а о постановке конечной цели, видении перспектив), рассчитывая только на массовость. Подобная организация не может породить ничего, кроме подогрева существующего украинского противостояния, которое самое по себе сойдет на нет после передела политических привилегий конкурирующими собственниками, не заинтересованных в развитии фашизма (хотя и используют его на острие борьбы, наряду с «левым» патриотизмом). Напротив, неумелая оценка политической ситуации, отсутствие определенной, взвешенной и необходимой к решению задачи, могут привести как к продлению эксцесса, к усилению позиций фашистов, так и к борьбе за одну из конкурирующих группировок буржуазии. Поскольку авторы Заявления никак не оценивают конкретно собственнических интересов, в конечном счете, данное Заявление ближе к позициям одной из сторон существующей борьбы на территории Украины, а именно — стороне «восточной Украины», стороне российского империализма, выступающего на идейном фронте «за Украину, за сохранение порядка и за борьбу с фашизмом», пусть и с оговорками «против  российского империализма» — подобная двоякость очевидна и допускается в массовой пропаганде российских же СМИ.

Коммунисты, которых, судя по всему, среди подписавших данное Заявление нет, исходят прежде всего из конечной цели: уничтожение отношений частной собственности, в интересах как рабочего класса, так и всего человечества, поскольку, в конечном счете, только уничтожение частной собственности может предотвратить подобные украинской трагедии, а любые другие решения будут лишь временными. В общем случае, конкурентная тяжба тех или иных собственнических группировок, различных слоев буржуазии никак не касается коммунистической борьбы, даже если собственническое противостояние становится трагедией (что не может не вызывать сочувствия) и привлекает широкие слои населения (что не может не вызывать осуждения невежества трудящихся масс). По одной простой причине: собственническая конкуренция не приближает победы рабочего класса, ни в условиях постоянной, присущей капитализму  экономической конкуренции, ни в условиях обыденной, умеренной политической борьбы, ни в условиях политики, выведшей на площади массы, вплоть до вооруженных столкновений. Разумеется, коммунисты, как бы ни хотели приблизить окончательную победу, не могут действовать сломя голову, а могут исходить исключительно из научно выработанной стратегии, включая и минимизацию жертв, и гарантию результата, и массу других аспектов политической, классовой борьбы.

Однако, вполне могут быть частные исторические ситуации, когда коммунистическая организация, организованный рабочий класс, а так же союзнические движения-попутчики могут быть участниками буржуазного действа, исходя, опять-таки, из конечной цели. Например, чтобы пользуясь ослаблением буржуазии прийти к политической власти, или, если правящая (идущая к власти) группировка буржуазии явно мешает коммунистической деятельности и может быть замещена на менее реакционную, или,  когда движение находится под давлением. Российским же коммунистам не угрожает в данном случае ничего, посему лучшее и единственно верное, что можно сегодня делать, это продолжать трудиться, как над развитием в себе коммунистов (например, учиться, как И. В.Сталин — три часа в день), так и над развитием рабочего класса в сознающий себя класс, приближая и коммунистическую организацию, и коммунистические преобразования общественной жизни. Является ли здесь позиция невмешательства в общественные потрясения циничной? Смотря что понимать под вмешательством. Количество пробитых голов, шума или стояния на площадях никакой пользы делу не принесет, как и временное разрешение ситуации, в конечном счете, лишь продлит агонию капитализма, повторит все его ужасы вновь. Поэтому, при всем гуманизме, капитализм (так или иначе) придется терпеть до тех пор, пока не будет достаточно сил, навыков, чтобы его уничтожить, используя сегодня все возможности, средства для приближения общечеловеческого прогресса — коммунизма.                                                                                                                                                 Геннадий Смагин

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Оппортунизм и ревизионизм с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.