К вопросу о классовой природе российской бюрократии


Недавно в интернете был опубликован проект программы вновь создающейся организации с условным названием «Объединенная коммунистическая партия» (ОКП) . Создается она на базе «Межрегионального объединения коммунистов» (МОК) – левой группы, несколько лет назад отколовшейся от КПРФ. В целом мы  считаем эту организацию и ее программу немарксистскими, повторяющими все те же ошибки российских левых последних 20 лет. Один из пунктов программы МОК привлек наше особое внимание, так как являет собой пример неверного решения достаточно интересного и актуального вопроса.

Речь идет о положении, касающемся современной российской бюрократии. Программная комиссия МОК охарактеризовала ее следующим образом:

«Анализ противоречий между классами и социальными группами позволяют констатировать, что в России сложилась социально-классовая структура, в которой существует блок двух правящих классов – бюрократии (чиновничества) с одной стороны и крупной и средней буржуазии – с другой.

Исходя из ленинского определения классов, российская бюрократия не социальная группа, обслуживающая интересы другого правящего класса – буржуазии, а самостоятельный правящий общественный класс, распоряжающийся сырьевыми ресурсами и естественными монополиями, распоряжающийся прибавочной стоимостью, полученной при добыче и продаже значительной части сырьевых ресурсов и от деятельности естественных монополий, имеющий классовое самосознание и осознающий свои интересы, наладивший механизмы своего воспроизводства, поскольку дети высших государственных чиновников, прокуроров, судей так же становятся государственными чиновниками, прокурорами и судьями, имеющей определенные противоречия с буржуазией, облагающий ее данью в виде взяток и откатов, разрешающий эти противоречия с помощью механизмов экономического и внеэкономического принуждения.

Вторым правящим классом современной России является крупная («олигархи») и средняя («региональные бароны») буржуазия. Мелкая буржуазия в России правящим классом не является и, скорее всего, представляет собой пограничный слой между правящими классами и угнетаемыми социальными группами».

Итак, заявлено, что российская бюрократия — это якобы самостоятельный правящий класс. Причем такая ситуация, по всей видимости, с точки зрения МОК, характерна только для России — бюрократия иных капиталистических государств как класс не характеризуется.

Сразу необходимо отметить, что особая роль бюрократии в российском капитализме — излюбленная тема многих «левых». Как правило, вопрос акцентируется на том, что якобы именно бюрократия является правящим слоем российского общества, подмяв под себя даже частных собственников — буржуазию. Как на пример последнего обычно указывается на судьбу сидящих в тюрьме Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, подвергнутых преследованиям и вынужденных эмигрировать Березовского, Гусинского, Невзлина и т. д. Из этого порой делается вывод, что в России будто бы не капитализм, а «путинское самодержавие», «неофеодализм», поэтому перед коммунистами, как и 100 лет назад, стоит задача буржуазно-демократической революции, свержения совместно с либеральной буржуазией «путинского режима», а уж только потом встанет вопрос о борьбе за социалистическую революцию.

Данная позиция является по сути «левым» вариантом идеологии той части российской буржуазии, которая ориентирована на Запад, либеральные ценности, и на этой почве противостоит правящей «путинской» буржуазной группировке. Не секрет, что сателлитом либералов давно является часть «левых сил» России. Особенно здесь отличился «Левый Фронт» во главе с Сергеем  Удальцовым. Своим речами о «несвободе в России», о «путинской диктатуре» подобные организации замазывают реальную сущность российского буржуазного режима, уводя часть протестно и антикапиталистически настроенных граждан на путь обслуживания интересов либеральной буржуазии.

В обоснование своей позиции приспешники либералов любят ссылаться на Ленина, на его работы, где рассматривается вопрос о борьбе против самодержавия. При этом игнорируется совершенно разные ситуации в Российской империи начала двадцатого века и Российской Федерации начала века двадцать первого. МОК, как мы видим, также утверждает, что свое понимание бюрократии как класса основывает на ленинском определении классов. Вспомним, как оно звучит:

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства». (В.И. Ленин, 5-е изд. ПСС, том 39,стр. 15)

Как видим, ссылаясь на Ленина, МОК не объясняет, каковы же основания для отнесения бюрократии к разряду правящих классов, в марксистско-ленинском понимании. «Распоряжение (заметим — не владение! – В.С.) ресурсами», «самосознание», «механизм воспроизводства» – все это явно не относится к главным признакам классов. Суть деления общества на классы состоит в том, что таким образом определяются антагонистичные друг другу группы людей, то есть эксплуататоры и эксплуатируемые. Содержать в себе одновременно и тех и других класс не может, кроме тех случаев, когда мы говорим о классе, доставшемся обществу от прошлой формации и теперь распадающемся на разные классы. Именно такой процесс происходит, к примеру, с крестьянством (классом феодального общества) при капитализме.

Что есть бюрократия? В данном контексте это совокупность чиновников различного ранга, непосредственно осуществляющих властные функции в органах буржуазного режима — от президента до какого-нибудь рядового госслужащего районной администрации или судьи. Бросается в глаза, что это очень разные по своему положению и доходам люди, как, впрочем, и среди буржуазии есть олигархи-миллиардеры, а есть мелкие торговцы с доходами, ненамного превышающими заработную плату высокооплачиваемой части пролетариата. Но буржуазия состоит из собственников средств производства; буржуа получают свои доходы путем эксплуатации рабочей силы наемных работников. То есть класс буржуазии — это класс эксплуататоров, независимо от размера дохода каждого отдельного буржуа.

По поводу бюрократов этого сказать невозможно, так как способ получения ими своих доходов различен. Мелкие бюрократы — это, по сути, наемные работники умственного труда, пусть и находящиеся в несколько привилегированном положении вследствие высоких зарплат. Неслучайно, что для стран Запада обычны забастовки госслужащих, т. е. мелких бюрократов, которые не отрывают себя от общего массива наемных работников. В России ситуация иная — вследствие низкого уровня классового сознания всех трудящихся, однако, по нашему мнению, основную часть бюрократов можно отнести к интеллигенции.

Особняком стоят высшие бюрократы, по своим доходам, действительно, весьма близкие буржуазии. Именно их, как правило, имеют в виду, когда говорят о «бюрократии как правящем классе».

И в самом деле, по поводу доходов чиновников информационные источники приводят следующие данные:

«В 2011 г. у большинства высших чиновников администрации (заместители руководителя администрации, помощники, советники президента) доход составлял 4-4,2 млн руб. (330 000-350 000 руб. в месяц); у начальников управлений колебался от 3 млн до 3,8 млн руб. (250 000-320 000 руб. в месяц); у референтов, помощников и заместителей секретаря Совбеза — от 2 млн до 2,5 млн руб. (160 000-210 000 руб. в месяц).

В 2012 г. у зам.руководителя администрации зарплаты в среднем выросли до 5,5-6 млн руб. (400 000-500 000 руб. в месяц), у начальников управлений — до 4 млн руб. (330 000 руб. в месяц). Зарплата референтов начинается от 3 млн руб. (250 000 руб. в месяц).

В 2012 г. зарплаты выросли в 2-2,5 раза, причем у более высокопоставленных выросли больше, говорит чиновник Кремля.

У чиновников аппарата правительства зарплата согласно ноябрьскому указу выросла с 1 января 2013 г. Приблизительные подсчеты показывают, что повышение в среднем произошло на 30-50%, утверждает Игорь Николаев из «ФБК-право». Два федеральных чиновника рассказывают, что директор департамента аппарата правительства получает в месяц «на руки» около 250 000 руб., замдиректора департамента — около 200 000 руб., замруководителя аппарата правительства — около 300 000 руб. Эти суммы названы без премий. Один из них поясняет, что конкретные суммы зарплат на одних и тех же должностях могут различаться в зависимости от классного чина, количества лет на госслужбе и других факторов. По информации третьего федерального чиновника, зарплаты в правительстве чуть ниже».

При всем этом чиновники обладают еще и значительной собственностью, в том числе за границей. Несмотря на всю патриотическую и антизападную риторику, которая на деле предназначена лишь для простых россиян. СМИ буржуазной РФ вешают трудящимся на уши лапшу про «растленный Запад, погрязший в бездуховности и гомосексуализме, ненавидящий Россию», однако власть имущие ведут себя как органическая часть западной буржуазной «элиты»:

«Многие высшие чиновники и сенаторы не стали избавляться от домов и земли за границей, а некоторые даже приумножили зарубежные активы. У замруководителя администрации Антона Вайно появилась земля в Эстонии (участок в 44,3 сотки). Вся семья Вайно — родом из Эстонской ССР, его дед — известный советский руководитель и в прошлом году Вайно получил землю в наследство, рассказал Песков.

Имеют дома за рубежом и семьи коллег Вайно по администрации, защитников прав детей и бизнесменов Павла Астахова и Бориса Титова. Супруга Астахова указала в пользовании квартиру в Монако, а у семьи Титова — квартира в Великобритании (220 кв. м), а также жилой дом (144 кв. м) и земля (844 кв. м) в Испании.

Дома и земли за границей есть и у шести членов правительства. Шуваловы арендуют три дома в ОАЭ, Австрии и Великобритании (площадь от 424 до 1245 кв. м). У Голодец в долевой собственности квартира в Италии (250 кв. м) и дача в Швейцарии (220 кв. м). Италию выбрали для вложений и Хлопонины — там у них земля и дом (8224 и 818,4 кв. м соответственно). Там же арендует помещение (180 кв. м) Абызов, имеющий 340-метровую квартиру и в Великобритании. Супруга министра образования Дмитрия Ливанова имеет недвижимость в Испании, супруга министра труда Максима Топилина — в Болгарии.

Зарубежная недвижимость есть у 19 сенаторов. Самая популярная страна — Украина, там есть собственность у четырех парламентариев. Кроме того, у сенаторов есть квартиры и дома в Черногории, Великобритании, Монако, Финляндии, Эстонии, Литве и США. Сенатору Павлу Масловскому принадлежит квартира в Швейцарии, а его супруге — земельный участок в 4300 кв. м, жилой, гостевой и гувернантский дома в Италии, а также зимний сад».

Но все эти гигантские доходы и недвижимое имущество объясняются вовсе не тем, что, как пишет МОК, бюрократы якобы самодовлеющая сила, отдельный класс, «распоряжающийся сырьевыми ресурсами и естественными монополиями, распоряжающийся прибавочной стоимостью, полученной при добыче и продаже значительной части сырьевых ресурсов и от деятельности естественных монополий». Дело в том, что высшие бюрократы — это часть класса буржуазии, получающая доход от прибыли крупных корпораций. И этот доход не захвачен путем насилия над буржуазией, он является платой за обслуживание бюрократами интересов тех или иных буржуазных группировок и корпораций. В ходе взаимной конкурентной борьбы разным отрядам буржуазии, а также отдельным фирмам нужны «свои люди» в органах власти. И таких людей, прикрывающих интересы капиталистов изнутри госаппарата, буржуа готовы щедро спонсировать. Не говоря уж о том, что многие высшие бюрократы до занятия своих должностей официально входили в число капиталистов, являясь совладельцами различных фирм. На бюрократической должности они лишь формально оставляют свой бизнес, на деле же оставаясь «при своих».

Вот это — больший, нежели на Западе, уровень коррупции, откровенное сращивание бюрократии с крупным капиталом, действительно, можно назвать спецификой именно российской бюрократии. Однако классовая природа ее от этого не становится другой. Различия — лишь в частностях, в конкретном механизме обслуживания бюрократами интересов правящего класса частных собственников. Российская буржуазия вышла из «лихих 90-х» и не научилась еще маскировать свой корыстный интерес «общественным благом», игре в «чистую демократию», которую блестяще освоили западные капиталисты. На этом и пытаются спекулировать либералы, противопоставляя «коррумпированную Россию» и «свободный Запад». Однако суть капитализма и суть бюрократии как орудия буржуазии на деле везде одинакова.

Таким образом, МОК определяет бюрократию как класс исходя, прежде всего, из огромных доходов высших бюрократов, «распоряжающихся прибавочной стоимостью». Однако такое «классовое определение» – не марксистское, а спекулятивное, публицистическое. Методология тут та же, что у идеологов буржуазии, изобретших понятие «средний класс». Мол, и мелкая буржуазия, и неплохо оплачиваемые пролетарии, исходя из их близких по размеру доходов — это якобы единый класс, основа «стабильности рыночного демократического общества», так как они и не олигархи, и не нищие.

С другими аргументами МОК еще проще. Утверждение насчет «классового самосознания бюрократии» выглядит бездоказательным, так как непонятно, на чем оно основывается. Ведь классовое сознание должно находить отражение в классовой борьбе. Ни одна политическая сила еще не объявляла себя защитником интересов бюрократов (или «госслужащих»). Зато вот про «развитие бизнеса, становление предпринимательства» кричат все буржуазные партии. «Механизм воспроизводства» представляет собой типичный для капитализма блат, когда капиталист или чиновник, используя свои связи, обеспечивает свои отпрысками «надежное будущее». Это было всегда и везде при капитализме, в большей или меньшей степени.

В словах же про «противоречия между бюрократией и буржуазией», «дань в виде взяток и откатов», которой якобы обложена буржуазия в пользу бюрократии, программа МОК просто ставит все с ног на голову, объективно работая в интересах буржуазии. Это не «дань», это просто плата чиновникам за лояльность тем или иным буржуазным группам. Механизм этой платы — коррупция, неизбежно присущая капитализму. Да, «путинские» бюрократы действительно уничтожили ряд российских олигархов. Но сделали они это в интересах других олигархов, которые таким образом избавились от конкурентов. МОК, изображая российскую буржуазию «жертвой бюрократов», объективно подыгрывает мелкобуржуазным иллюзиям о «неправильном российском капитализме», в котором власть якобы захватили «бюрократы», «силовики», «чекисты» и т.д.

Классовый анализ современного буржуазного общества, в частности в России — чрезвычайно важная вещь для выработки правильной стратегии и тактики коммунистов в настоящих условиях. Особенно учитывая то огромное количество лжекоммунистов и просто демагогов, называющих себя «борцами за народ», которые стремятся увести трудящихся на ложный путь борьбы, борьбы против различных химер вместо борьбы против господства буржуазии, за коммунизм.

Идея о «бюрократии как классе» неверна и очевидно вредна, так как оставляет почву для различных надклассовых «общенародных» объединений якобы «против бюрократии». На деле же получается следование в хвосте одной из буржуазных группировок, использующей в своей борьбе с правящими конкурентами обвинения их в «коррупции» и «бюрократизме». Именно так было во время «оранжевых» переворотов в Украине, Грузии и других странах, где протестный потенциал трудящихся масс ушел в актив оппозиционной части эксплуататоров, благодаря этому сокрушившей конкурентов и оказавшейся у власти. Опасность того, что социальный взрыв, который неизбежно сменит нынешнюю «стабильность», пойдет по пути не классовой борьбы, а поддержки «хороших» капиталистов против «плохих», есть и в России, учитывая активную раскрутку господина Навального и прочих подобных деятелей.

Бесспорно, что российская бюрократия, как и бюрократия любого капиталистического государства, имеет паразитический характер, вызывающий вполне понятное возмущение в трудящихся массах. Однако уничтожить ее можно только вместе с капитализмом, с властью буржуазии. Победив бюрократов, капитализм не сломить, так как на место старых придут новые бюрократы. Как это и происходит ныне в Египте, Тунисе и т. д.  А вот приход к власти пролетариев физического и умственного труда, замена рыночной анархии научной организацией народного хозяйства ликвидирует и бюрократию в ее нынешнем состоянии паразитической обслуги интересов капитала. Уже поэтому вредно «приравнивание» бюрократии к буржуазии по значению в классовой структуре российского буржуазного общества, так как это запутывает реальную ситуацию и создает «ложные цели».

В современном российском буржуазном обществе есть только два класса — буржуазия и пролетариат. Бюрократия — это лишь социальная прослойка, включающая в себя как высокооплачиваемых пролетариев, так и представителей буржуазии. В отличие от царской России, сегодня нет феодалов, нет самодержавия, и борьба пролетариата не должна преодолевать какие-либо промежуточные стадии, прежде чем обратить свое острие непосредственно против власти буржуазии, против капиталистического строя. Изобретение на пустом месте «класса бюрократии» или каких-нибудь «неофеодалов» объективно служит укреплению власти частных собственников, от которых отводится главный удар.

Виталий Сарматов

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Общество, Оппортунизм и ревизионизм с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.