Аборт. Право или преступление?


r_foto04Одним из важнейших вопросов, стоящих перед человечеством, является вопрос о собственном воспроизводстве. Люди достаточно остро и активно реагируют на вопросы, связанные с половой тематикой. И поэтому проблема абортов находит широкий отклик в обществе. Постараемся же разобраться в социальном аспекте проблемы абортов с научной точки зрения и выработать отношение коммунистов к абортам.

Для начала определимся с терминологией. Абортом наука называет прерывание беременности в течение 28 недель, когда условно плод еще нежизнеспособен вне тела матери. Прерывание беременности после 28 недель беременности, а также до, если плод выживает, считается несвоевременными родами. Аборты принято делить на самопроизвольные и искусственные. Аборт может произойти и самопроизвольно, без вмешательств, вопреки желанию женщины, вследствие недоразвития половых органов, некоторых заболеваниях матери или плода.

В повседневной же жизни под словом «аборт» подразумевают искусственное прерывание беременности. Российское законодательство закрепляет свободу женщины в отношении аборта: «каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве» (ФЗ «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г.). Аборт в России производится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель; по социальным показаниям (наличие решения суда о лишении или об ограничении родительских прав, беременность в результате изнасилования, наличие инвалидности I – II группы у мужа или смерть мужа во время беременности, пребывание женщины в местах лишения свободы) – при сроке беременности до 22 недель; а при наличии медицинских показаний, когда продолжение беременности и роды угрожают здоровью и жизни женщины, а также при угрозе передачи ребенку тяжелых наследственных заболеваний, и согласия женщины – независимо от срока беременности.

Проблему абортов, как вмешательство в биологию женщины, можно рассматривать в медицинском аспекте (опасность последствий аборта для здоровья женщины) и социальном (моральное отношение к абортам). Полемика вокруг проблемы, конечно, сосредоточена на социальном аспекте; на нем остановимся и мы. Людей, которые имеют какое-либо мнение насчет свободы аборта, можно разделить на четыре основные группы: те, кто выступает 1) за полный запрет; 2) за аборт только по медицинским показаниям;  3) за аборт по медицинским и социально-экономическим показаниям;  4) за свободу абортов. Для удобства рассмотрения вопроса сократим количество групп до двух: противники и сторонники свободы абортов.

Все мнения и доводы тех, кто выступает за ограничение свободы абортов, можно свести к одному: жизнь человеческая бесценна, аборт – это преступление, убийство беззащитного существа. Противники абортов оперируют достаточно абстрактными морально-этическими нормами, так или иначе отсылающими к религиозному миросозерцанию. Вот, например, официальное мнение РПЦ по поводу проблемы: «С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, утвержденные на юбилейном Архиерейском соборе 2000 года). А кто не видел в Интернете фотографии и видеоролики расчлененных эмбрионов, мертвых недоразвитых младенцев и т.д.? Их авторы и люди, распространяющие их, также пытаются воззвать к женщине, давя на то, что аборт – это убийство, на каком бы сроке беременности он бы ни был совершен.

В действительности, на каком сроке беременности эмбрион можно считать человеком? Прерывается ли при аборте человеческая жизнь? Ответ на этот вопрос является самым дискуссионным в проблеме. Противники абортов часто спекулируют на этой теме, говоря, что с момента слияния женских и мужских половых клеток, эмбрион уже можно считать человеческим существом. Так оно, конечно, и есть. Но можно ли убить плод, который итак нежизнеспособен вне тела матери? Не зря именно этот критерий положен в основу научной классификации: по общему правилу, аборт – прерывание беременности не позже чем на 28 неделе, преждевременные роды – позже. Конечно, есть случаи, и не единичные, когда выживают дети, рожденные на гораздо более ранних сроках. Так, например, в США выжила девочка, рожденная на 22 неделе беременности. Но нужно понимать, что такие случаи единичны. Учитывая вышесказанное, российское законодательство также не считает убийством плода искусственное прерывание беременности до 22 недель.

Итак, основной аргумент сторонников ограничения абортов спекулятивен и основывается на признании убийством не способного к самостоятельной жизни плода. Не зря подавляющее большинство организаций, борющихся против абортов, имеют под собой религиозную основу.

Признаком религиозного мировоззрения является метафизичность мышления, когда явление человеку представляется, статичным, грубо говоря, либо черным, либо белым. Поэтому метафизическое, недиалектическое мышление рассматривает мораль как нечто данное человеку, неизменное и непоколебимое, оторванное от жизни знание. Тогда как научное, диалектическое мировоззрение рассматривает мораль как явление классовое, как и все в классовом обществе, которое, в конечном счёте, обусловлено объективными социально-историческими условиями и законами общественного развития.

Различные блюстители морали скажут, что убийство – это априори недопустимо, на что мы ответим, а допустима ли та общественная система, при которой каждый день от голода умирает 10 тысяч детей (1), которая же и вынуждает женщин совершать аборты, или убийства, если им так удобнее это называть, чтобы тот же ребенок не умер в страданиях от голода и излечимых болезней?

Выступают ли коммунисты однозначно за свободу абортов или против? Принципиально, в целом, можно сказать, что коммунисты против абортов, негативно влияющих на здоровье женщины. Но этого недостаточно. При анализе абортов необходимо применить классовый подход. Нельзя выработать отношение к проблеме абортов, не затронув жизни и борьбы классов.

Каковы условия, в которых оказывается подавляющее пролетарское большинство будущих родителей в современной капиталистической России? Экономическое неблагополучие, недоступность социальной инфраструктуры и нехватка времени на воспитание детей. Воспитание детей – это благое дело, но от действительности не убежишь, и сначала нужно подумать: смогу ли я хотя бы элементарно прокормить и одеть детей, есть ли у меня благоприятные жилищные условия для их жизни, не потеряю ли я из-за нестабильности экономики свое рабочее место и смогу ли его найти. При этом останется ли у меня свободное время на воспитание детей, особенно при страхе разрушения семьи, что достаточно часто случается? И если раньше, при социалистическом строе, государство брало существенную часть функций по воспитанию подрастающего поколения на себя (потому что работающие родители принципиально не могут обеспечить полноценное воспитание детей), то сейчас, при капиталистическом строе, оно старается всячески стряхнуть с себя бремя «тоталитарного» прошлого. Отдать ребенка в государственный детский сад трудно, мест катастрофически не хватает, почти всегда приходится приплатить. На частный детский сад денег у большинства людей нет. Поэтому обыкновенной историей является «сдача» ребенка бабушкам-тетям-соседкам на воспитание.

На следующем этапе школа старается снять с себя какие-либо воспитательные функции, вернее, официально она их имеет, но фактическое осуществление их в жизнь весьма неэффективно. Действительно, какая «классная мама» за тысячу рублей в месяц надбавки за классное руководство будет заниматься воспитанием чужих детей? Ведь в обществе, где царит отчуждение в отношениях, не может быть осознания того, что дети являются «общими», и что воспитание их должно быть общественным, а не делом каждого конкретного родителя. Какая-либо воспитательная деятельность в школе держится лишь на педагогах-энтузиастах,  которых, конечно, далеко недостаточно.

В то же время недоступность социальной инфраструктуры ставит вопрос и о здоровье ребенка. Известно, в каком состоянии находятся современные государственные больницы: врачей не хватает, половина услуг – платные, бесплатно обнаружат и вылечат либо только простые болезни, либо некачественно, либо минимальному количеству человек, техническое оснащение не достаточное, медикаментов не хватает. Но состояние медицины  больше отражается на той статистике абортов, которые делаются из-за каких-либо патологий плода, в принципе устранимых во время беременности, но лечение которых является непосильно дорогостоящим, так что аборт выбирается как наиболее благоприятных исход беременности.

Неудивительно, что с открытым восстановлением рыночных отношений с конца 80-х гг. в России начался демографический кризис.

Люди, выступающие против свободы абортов в условиях современной капиталистической России, на деле оказываются сознательными или несознательными проводниками интересов правящего класса – буржуазии – в вопросе воспроизводства населения. Когда мы говорим об интересах буржуазии, имеем в виду интересы класса в целом, которые выражает государство как партия правящего класса, а не интересы каждого в отдельности предпринимателя. Отдельный капиталист не задумывается о вопросах воспроизводства населения, его цель – извлечение прибыли, рост капитала, о более отдаленных целях заботится его государство.

Хотя в России за женщинами закреплено право на полную свободу абортов, сейчас уже имеются предпосылки к некоторому его ограничению. Так в 2009 году была принята поправка (2) к закону «О рекламе», ограничивающая рекламу медицинских услуг по искусственному прерыванию беременности, а именно: она должна содержать предупреждение о возможности наступления вредных последствий для здоровья женщины, не должна обращаться к несовершеннолетним и не должна размещаться в определенных местах (например, на первой и последней полосах газет, в общественном транспорте и т.д.).

А недавно, в июне 2011 года, депутатом Государственной Думы В.Г. Драгановым, членом Единой России, был внесен законопроект №556902-5, направленный на «усиление гарантий права на жизнь», но вскоре был снят с рассмотрения в связи с его отзывом. Однако текст этого проекта интересен как выражение желаемого ужесточения политики в отношении абортов. Законопроект предполагал «создание системы условий, при которых беременная женщина сделает выбор в пользу рождения ребенка и материнства». Причем необходимость принятия данного законопроекта обосновывалась потребностью в снижении уровня производства абортов и необходимостью улучшения демографической ситуации в Российской Федерации. Сложившаяся же демографическая ситуация объясняется просто – несовершенством российского законодательства, его несоответствием российским традициям: подход, основанный на свободе репродуктивного выбора, противоречит традиционным христианским ценностям, ведет к духовно-нравственной деградации россиян. Получается, высокий уровень абортов и вырождение населения в России якобы не от неблагоприятных социально-экономических условий, а от отречения от традиционных христианских ценностей! Либо Драганов, член Единой России, не хочет замечать действительных причин описываемых им негативных явлений, либо откровенно врет.

Для улучшения демографической ситуации он предлагал: 1) сократить круг социальных показаний до одного – изнасилование; 2) запретить производство аборта ранее определенного времени с момента обращения в медицинское учреждение, чтобы решение об аборте, принимаемое женщиной, было максимально взвешенным и не носило реактивного характера; 3) ввести проведение обязательной психологической консультации, а также проведение ультразвукового исследования с визуализацией плода и прослушивания его сердцебиения; 4) наделить врача правом отказаться от проведения аборта по убеждениям или вероисповеданию, за исключением случаев, когда аборт необходим по медицинским показаниям и невозможно заменить врача; 5) установить норму о получении письменного информированного добровольного согласия супруга на проведение аборта, если женщина состоит в браке, аборт у несовершеннолетних допускать при наличии письменного согласия одного из родителей либо их законных представителей; 6) ввести лицензирование медицинской деятельности, связанной с выполнением работ по проведению абортов; 7) ввести административную ответственность за нарушение правил проведения аборта, нарушение запрета использования зародыша человека и его органов и тканей, а также останков и тканей человеческого плода, изъятых в результате аборта, и материалов, произведенных на их основе, в косметических, фармацевтических или медицинских целях, за исключением случаев научных исследований; ужесточить наказание за незаконное проведение аборта; 8.) отпускать лекарственные средства, используемые для проведения медикаментозного аборта, осуществляется только по рецепту врача. И проведение некоторых других мероприятий.

Естественно, различные движения за ограничение свободы абортов, государственные меры регулирования прикрываются благими целями о защите права на жизнь, заботе материнства и детства. В чем же состоят истинные цели, преследуемые буржуазией и защищаемые ее идеологической обслугой в вопросе воспроизводства населения, каковы истинные причины такой заботы? Во-первых, буржуазия кровно заинтересована в росте количества трудящихся, так как неоплаченная часть продаваемой пролетарием рабочей силы является тем самым «загадочным» источником самовозрастания капитала. Без наличия рабочих рук, которые бы продавали свою способность к труду, не возможно и существование капитала. Во-вторых, рост количества трудящихся ведет к росту конкуренции между пролетариями, а значит к падению цены рабочей силы. Избыток рабочей силы на рынке труда дает возможность капиталисту выбрать лучшего специалиста за меньшую плату. В-третьих трудящиеся являются «пушечным мясом» в борьбе капиталистов разных стран за сферы экономического влияния.

Итак. Те, кто выступает против абортов сейчас, не хотят подумать о том, почему люди не готовы рожать в капиталистических условиях, не могут понять, что и как надо сделать для обеспечения счастливого материнства и детства, и заранее признают свою неспособность противопоставить аборту что-то положительное и действенное, следовательно, просто заставить рожать – для них единственно верный выход.

Коммунисты же всегда представляют интересы пролетариата, трудящихся масс и в условиях современной капиталистической России выступают за право женщин на аборт.

Во-первых, в силу того что современное устройство общества, когда деньги и социальные блага ставятся выше человеческой жизни, не может обеспечить всем родившимся достойного существования, и нищета, социальная необеспеченность является объективной реальностью для большинства населения. Подобная ситуация была и в начале становления СССР, когда советской власти в наследство от царского времени и времен гражданской войны досталась полная экономическая разруха. Тогда большевики посчитали, что для улучшения положения населения лучше предоставить свободу абортов, чтобы не плодить нищету. Но также это был и акт признания женщин в гражданских правах, ведь РСФСР была первой страной в мире, полностью уравнявшей в правах женщин и мужчин.

Во-вторых, в силу того что рождение и воспитание детей накладывает определенные обязанности, которые достаточно тяжелы и не могут быть адекватным наказанием за небрежность или безответственность в половой жизни. У людей в любом случае должен быть выбор, иметь детей или нет, ведь кроме социально-экономических причин существуют причины социально-психологического характера: «просто не хочу», «дети это не мое» и т.д. И эти причины также следует учитывать при возникновении нежелательной беременности, ведь лучше ребенку не родиться на свет, чем воспитываться в нелюбви со всеми вытекающими последствиями: плохое воспитание, запущенность умственного развития, плохая социализация и т.д. Причем учитывать их следует как в отношении женщины, так и в отношении мужчины. Право женщины иметь или не иметь детей обусловлено биологически, ведь вынашивать ребенка ей и она хозяйка своего тела, но как быть в отношении мужчин, когда они не желают иметь детей, а забеременевшая женщина желает? В таком случае следует оставить за женщиной свободу рожать, но тогда и за мужчиной следует оставить право развестись по поводу отказа жены от аборта и право отказа от отцовства в случае отказа от аборта.

В-третьих, в силу того, что современный уровень развития медицины позволяет производить аборт с меньшими последствиями для здоровья женщины, в отличие, например, от 30-х гг. 20-го века, когда свобода абортов в СССР была ограничена в силу того, что «советская медицина не могла обеспечить массовое производство абортов, и право на них реализовывалось при наличии серьезных негативных последствий для женского же здоровья» , а социально-экономические условия и государственная поддержка уже позволяла воспитывать детей без постоянной нужды в благоприятных условиях. Другое дело, что негативные последствия аборта могут усиливаться из-за небрежности или непрофессионализма отдельных врачей или недостаточного финансирования медицинских учреждений на современное оборудование.

Учитывая вышесказанное, в условиях современной капиталистической России коммунисты должны выступать, во-первых, против ограничения в любых формах свободы абортов и установления юридической ответственности за совершение абортов.

Такая государственная мера приведет к росту криминальных абортов, увеличению негативных для здоровья женщины последствий и смертности женщин от абортов. Приведет к росту числа беспризорных детей, асоциализированных, вследствие плохого воспитания и отсутствия государственной поддержки родителей в деле воспитания детей. Приведет к росту числа убийств нежелательных детей родителями, как новорожденных, так и более старшего возраста, к росту детской смертности по различным причинам вследствие бедности, плохих бытовых условий и недоступности хорошей медицины.

Во-вторых, коммунисты должны выступать за улучшение качества и снижение негативных последствий процедуры аборта.

Так, по недавнему исследованию Всемирной организации здравоохранения, российские врачи часто отказываются применять современные методы медикаментозного аборта (прерывание беременности на ранних сроках – до 6-7 недель, вызванное лекарственными средствами, не требующий хирургического вмешательства) и вакуумного аборта (прерывание беременности на сроке до 5 недель путем извлечения (отсасывания) плода с помощью вакуумного отсоса, специально предназначенного для данной процедуры), которые имеют очень маленький риск осложнений, а вместо них делают хирургические аборты, которые намного чаще приводят к бесплодию. В России только 3% абортов медикаментозные, самые безопасные, тогда как, например, в Швеции – 71% .

В-третьих, коммунисты должны выступать против психологического давления на женщину со стороны вышеупомянутых деятелей, утверждающих, что аборт – это убийство ребенка.

Безусловно, пропагандировать аборты нельзя и по возможности необходимо от них отговаривать, но, как правило, женщина делает столь серьезный выбор не от хорошей жизни, ей и без социальной рекламы, пропаганды клерикалов, наглядной визуализации плода и прослушивания его сердцебиения психологически тяжело воспринять и пережить аборт. Вместо этого нужно со школы объяснять, как правильно пользоваться средствами контрацепции,  каковы негативные последствия абортов и т.д., ведь многие молодые девушки знают, что аборт небезопасен, но не знают, к каким последствиям он может привести и с какой вероятностью, что как бы снимает в их глазах серьезность процедуры прерывания нежелательной беременности. Это, конечно, не касаясь нашей коммунистической программы в области воспитания нового человека. Мы рассуждаем только в капиталистических условиях.

В-четвертых, коммунисты должны выступать за жесткое государственное регулирование так называемой фетальной терапии.

Фетальная терапия – это лечение с помощью эмбриональных клеток и тканей, а также биологически активных веществ, выделяемых ими, когда из абортивного материала выделяются стволовые клетки для изготовления лекарств и косметических препаратов. Главное свойство эмбриональной стволовой клетки состоит в том, что у неё отсутствует специализация. При попадании тем или иным путём эмбриональных клеток в какой-либо орган из них всегда образуются только клетки этого органа, что позволяет их использовать в восстановлении повреждённых органов и тканей, для лечения множества тяжёлых заболеваний, причем они не воспринимаются организмом пациента как чужие и безопасны для него. Благодаря своим уникальным свойствам эмбриональные клетки, введенные во взрослый организм, обладают выраженным противоопухолевым действием; нормализуют и стимулируют обмен веществ; нормализуют активность иммунной и нейроэндокринной систем; обладают многогранным лечебным эффектом при различных заболеваниях и, главное, омолаживают организм, задерживая преждевременное старение.

Сама по себе фетальная терапия не представляет угрозы, наоборот, лекарства, сделанные из стволовых клеток эмбрионов, помогают в лечении таких болезней, как болезни сосудов сердца и головного мозга, болезнь Паркинсона, осложнения сахарного диабета, инфекционные заболевания, СПИД и т.д. Сегодня эта деятельность официально отнесена в России к разряду «высоких и высокорентабельных технологий», а в 2001 году восемьдесят Нобелевских лауреатов отправили письмо тогдашнему президенту США Бушу о необходимости продолжения научных работ с эмбриональными стволовыми клетками. В нём утверждается, что несмотря на религиозные и этические проблемы, достижения в этой области принесут пользу человечеству, несоизмеримую с моральными издержками.

Однако вышеперечисленные уникальные свойства делают фетальную терапию достаточно прибыльным бизнесом. По словам директора Института демографических исследований Игоря Белобородова, «фетальная терапия как криминальный бизнес по своей доходности опережает проституцию и торговлю оружием». А там, где сталкиваются человеческая жизнь и деньги, и немалые, по законам капитализма побеждают последние. Фетальная терапия как бизнес чревата злоупотреблениями в сфере прерывания беременности. В Интернете можно встретить много историй про то, как врачи склоняют женщин на поздних сроках беременности на аборт под предлогом того, что у плода обнаружены патологии или он мертвый, тогда как патологии незначительны или плод на самом деле оказывается живой. За что, естественно, врачам неплохо доплачивают.

И в-пятых, необходимо стремиться к минимизации и снятию причин абортов путем смены классового капиталистического общественного устройства на бесклассовый коммунистический.

Переходное к бесклассовому, социалистическое общество – общество с неантагонистическими классами – еще несет в себе пережитки предыдущих антагонистических обществ, поэтому причины абортов останутся теми же. Однако постепенно по мере развития социализма они будут изживаться, как мы это уже видели на примере СССР. По мере развития производительных сил и утверждения коммунистических производственных отношений исчезнет безработица и улучшится социально-экономическое положение населения. Общество будет активно участвовать в воспитании каждого ребенка. Дети будут заняты культурным досугом, возродятся действительно массовые детские организации, в деятельность которых будут вовлечены практически все дети. Вместе с  развитием производительных сил и науки будет совершенствоваться медицина. Качественная  медицина станет доступна всему населению, что поможет выбирать методики профилактики и лечения патологий беременности исходя из медицинской целесообразности, а не из обеспеченности людей.

После отмены частной собственности, по мере отмирания классовых противоречий, товарных отношений, высокого уровня развития научного производства и сознательности населения причины абортов отомрут сами собой и люди будут иметь столько детей, сколько захотят воспитать, а не сколько могут прокормить. Кроме всего прочего можно с уверенностью сказать, что социалистическая революция даст такой мощный толчок развитию медицины, что будет разработана технология развития эмбриона вне тела матери. Таким образом, для установления подлинного равноправия женщина будет избавлена от своей биологически обусловленной обязанности вынашивания и рождения детей, из-за которой она была угнетена мужчиной в течение многих тысячелетий существования классовых обществ. Случаи использования аборта в коммунистическом обществе как прерывания нежелательной беременности если не исчезнут вовсе, станут настолько редки, что можно будет их считать исключительными ситуациями, а проблема аборта будет легко разрешаться в частном порядке.

Елена Карелина                                                                                                                                                                ________________________________________________________________________________________________________  (1) По данным  Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН в докладе за 2008 год.

(2) Федеральный закон от 17.12.2009 N 320-ФЗ    ________________________________________________________________________________________________________                                                                                                                                                             ИСТОЧНИК

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Общество. Добавьте в закладки постоянную ссылку.