А.А.Маевский. СОВРЕМЕННЫЙ КИТАЙ


В коммунистическом движении продолжаются неутихающие споры и дискуссии по проблемам развития современного Китая.

Многие партии, называющие себя коммунистическими, в частности КПУ, и ей подобные партии парламентского типа (партии, коммунистические по названию и оппортунистические, приспособленческие по сути, хорошо пристроившиеся на службу нынешним правящим буржуазным режимам на территории экс-СССР), считают путь развития, предложенный Дэн Сяопином и утверждённый Пленумом ЦК КПК в декабре 1978 г., образцовым, примером для подражания, доказательством того, как можно успешно соединять плановые принципы социализма с рыночной экономикой.

Ссылаясь на пример Компартии Китая, оппортунисты тем самым хотят прикрыть свою измену делу рабочего класса, свой отказ от революционной борьбы за победу Труда над Капиталом.

І. ОСНОВНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ РАЗВИТИЯ КИТАЯ

Разумеется, показатели экономического развития КНР за последние 30 лет не могут не вызывать восхищения, особенно  у некритического наблюдателя.

Валовой внутренний продукт на протяжении этих трёх десятилетий рос ежегодно примерно на 10-11%. И в 2009 г. превысил 5 трлн. долл. Китай вплотную по этому показателю догнал Японию, вторую, после США, экономику мира.

А уже в первой половине 2010 г. на страницах прессы и интернет-изданий замелькали заголовки о том, что Китай обогнал Японию по ВВП и вышел на второе место в мире. Так, экономика Японии во 2-м кв. 2010 г., по сообщению секретаря Кабинета министров страны, выросла на 0,4%; объём ВВП Японии составил 1,29 трлн. долл. Тогда как ВВП Китая по итогам 2-го квартала составил 1,34 трлн. долл.  Рост экономики Китая в первом полугодии 2010 г. впечатляет: 11,9% в 1 кв., 10,3% — во 2-м. Экономисты считают, что по итогам года Китай закрепится на втором месте в мире по экономическому потенциалу, оставив Японию позади.

При этом необходимо иметь в виду, что, по данным аналитиков, ВВП на душу населения в Китае по итогам 2008 г. превысил 3600 долл. (среднегодовой доход на человека – около 2500 долл.), в то время как, например, в Анголе, данный показатель составляет 4 тыс. долл., в Бразилии – более 8 тысяч. Не говоря уже о самых богатых странах мира, где ВВП на душу населения находится на уровне 50 и более тыс. долл. в год.

Успешно Китай преодолел и проблемы, обусловленные мировым финансово-экономическим кризисом.

В то время как крупнейшие экономики мира, да и большинство стран, погрязли в кризисе, резко сократив объёмы своего производства, получив отрицательные показатели роста ВВП, а отдельные экономики вообще оказались на грани краха, Китай продолжил своё развитие, только несколько замедлив темпы экономического роста.

Так, по сообщению Национального статистического бюро страны, самый низкий показатель прироста ВВП Китая, начиная с 1992 г., когда в КНР начали вести ежеквартальный учёт прироста экономики, был в 1 кв. 2008 г. и составил 6,1%. Тем не менее, по сравнению с сокращением американской экономики на 5%, этот результат выглядит более чем удовлетворительным.  Уже в 4-м кв. 2008 г. экономика Китая выросла на 6,8%. В 2009 г. ВВП показал прирост на 9,1%, что выше официального прогноза (8%). Восьмипроцентная граница считалась минимально допустимой, чтобы сохранить социальную стабильность и создавать рабочие места. Объём ВВП составил 34,0507 трлн. юаней или 5,296 трлн. $. (ИА Росбалт, 4.10.2010).

По итогам 2010 г. экономика КНР увеличится от 9,6% (прогноз АБР – Азиатского банка развития) до 10% (по прогнозу МВФ).

Неуклонно повышается вес Китая в общемировом ВВП. Если в 2007 г. на него приходилось 10% мирового ВВП, то в 2010 г. он составит 13%, а в 2011 – 15%, считают в МВФ.

Как отмечает газета «Женьминь жибао» (4.10.2010): «…уже очевидно, что в 11-й пятилетке (2006-2010 годы) китайская экономика совершила новый скачок». «В 2006-2009 годах за четыре года среднегодовой рост ВВП составил 11,4%, что на 1,6%-х пункта превышает показатель 10-й пятилетки, который составлял 9,8%», приводит выдержку из данной публикации ИТАР-ТАСС.

Особенно впечатляют темпы роста промышленного производства Китая, что заставило говорить американских аналитиков о возможности обгона Китаем США по объёму промышленного производства.

Так, эксперты компании IHS Global Insight, специализирующейся на экономических изысканиях, заявляют, что в 2009 г. промышленный сектор Китая почти догнал американский.  Общая стоимость товаров, произведённых в промышленном секторе КНР, составляет 1,6 трлн. долл., в США- 1,7 трлн. Промышленный сектор Китая растёт примерно в два раза быстрее, чем в США. Так, в мае 2010 г. он вырос почти на 17%, в то время как в США – лишь на 8%. Марк Киллион, управляющий директор IHS, считает, что Китай обгонит США по промышленному производству в 2011 г., но такое положение может создаться уже и в 2010 г. И в этом ничего удивительного нет, т.к. Китай в основном полагается на свой промышленный сектор, который составляет более трети китайской экономики, в то время как в США эта цифра составляет менее 13%.

Алан Тонелсон, член Американского совета промышленников и бизнеса – группы предприятий, имеющих критическое значение для торговой политики США, говорит, что китайские производители неминуемо обгонят своих американских коллег, особенно учитывая политику правительств обеих стран. «Они проводят политику максимального промышленного роста, тогда как отношение Вашингтона колеблется от пренебрежения до полного безразличия», говорит он. Доля закупаемых США более дорогих товаров, произведенных в Китае, постоянно росла последнее десятилетие. Например, на долю Китая приходится треть (!) рынка компьютеров в США. «Это вам не просто обувь, игрушки да футболки», говорит он о росте китайской промышленности. «И вы ещё пока   ничего и не видели» (30.06.2010, “CNNMoney.com”, США – http://perevodika.ru.articles/14607.html).

Китай обгонит Японию не только по объёму ВВП, но и по богатству населения

Китай в ближайшие годы может обогнать Японию и занять второе место после США не только по номинальному объёму ВВП, но и по такому важному макроэкономическому показателю, как благосостояние населения, говорится в докладе Global Wealth Report, подготовленном Credit Suisse.

Как говорится в сообщении Credit Suisse, богатство населения Китая увеличится к 2015 г. более чем вдвое – до 35 трлн. долл. с 16,5 трлн. долл. в 2010 г.

Показатель совокупного богатства мира вырос на 72% с 2000 г., до 195 трлн. долл. в 2010 г. К 2015 г. он прибавит ещё 62% и составит 315 трлн. долл., прогнозирует Credit Suisse. В структуре мирового богатства 115 трлн.$ составляют нефинансовые активы (в основном, недвижимость), 117 трлн. $ — финансовые активы. Общий объём задолженности домохозяйств мира – 37 трлн. $.

На первом месте по богатству населения идут США – 54,6 трлн. $, на втором – Япония, с богатством в 21 трлн. $. Китай стал третьим крупнейшим центром капитала в мире, совокупный объём личного богатства китайцев составляет 16,5 трлн. $. Десять лет назад Китай по данному показателю занимал седьмую позицию. Крупнейший европейский центр капитала Франция, отстаёт на 35% — 12,1 трлн. $. Показатель Индии уступает китайскому в 5 раз – 3,5 трлн. $.  В России совокупная стоимость личных активов составляет 1,2 трлн. $, приблизительно совпадая с ВВП.  В пересчёте на душу населения получается 8192 $, на каждого взрослого жителя приходится 10408 $.

(Следует отметить, что данный расчёт аналитиков Credit Suisse произведен для оценки состояния 4,4 млрд. жителей планеты старше 20 лет).

По объёму личного благосостояния в пересчёте на каждого взрослого жителя лидируют Швейцария и Норвегия, с показателями 372692$ и 326530$, соответственно. Далее следуют Австралия (320909$) и Сингапур (255488$), которые за прошедшее десятилетие удвоили свои результаты.

На вершине пирамиды, по данным Credit Suisse, находится более тысячи миллиардеров, из которых 245 — в Азиатско-Тихоокеанском регионе, 230 – в Европе и 500 — в Северной Америке. При этом число людей, состояние которых меньше 10 тысяч $, превышает 3 миллиарда чел., из них 1,1 млрд. располагают средним богатством менее 1 тыс. $ на человека, иными словами живут в абсолютной нищете. Данные цифры, между прочим, показывают интересную закономерность. Богатство одной тысячи миллиардеров превышает богатство (т.е., суммарную нищету) одного миллиарда населения планеты с состоянием менее одной тысячи $ на чел. С ростом богатства на одном полюсе, одновременно происходит и рост нищеты на другом, что подтверждает закон абсолютного обнищания населения, открытый К.Марксом.

Если сравнивать страны по уровню ВВП на душу населения, то показатели таковы: Швейцария – 89 тысяч $, Австралия – 72 тыс. $, США – 65 тыс. $, Франция – 56 тыс. $, Япония – 50 тыс. $, Великобритания – 47 тыс. $. Китай отстаёт – всего 5535 $. Как видим, данный показатель по Китаю отличается от ранее приведенного (3600 $ на чел., который получается, если просто поделить ВВП Китая в 2009 г. примерно 5 трлн. долл. на его население = 1,34 млрд. чел.). Возможно, разные исследовательские учреждения применяли разную методику расчёта. Тем более что банк Credit Suisse оценивал богатство взрослого населения планеты. (Между прочим, отбрасывая людей моложе 20 лет, детей, аналитики данного швейцарского банка умышленно снижали разрыв (точнее, пропасть) между самыми богатыми и самыми бедными странами планеты, т.к. в азиатских и  африканских странах семьи с большим количеством детей. Не принимая их в расчёт, цифры по беднейшим странам выглядят чуть лучше, хотя, в общем и целом – картина удручающая и показывающая нещадную эксплуатацию Западом большинства стран и населения планеты, чтобы обеспечить более-менее пристойное существование т.н . «золотому миллиарду»).

В любом случае, какова бы ни была методика расчёта, цифры говорят сами за себя — Китаю пока ещё очень далеко даже до среднемирового уровня благосостояния населения (задача выйти на среднемировой уровень жизни поставлена Компартией Китая к 2050 году).

ІІ. СЛЕДУЯ ТЕОРИИ ДЭН СЯОПИНА

ХV  Всекитайский съезд Компартии Китая (1997 г.) принял поправки к Уставу КПК, в соответствии с которыми теория Дэн Сяопина утверждалась руководящей идеей партии и было дано определение, что в своих действиях КПК руководствуется марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна и теорией Дэн Сяопина.

Поворотным пунктом на пути китайских реформ стал 3-й пленум ЦК КПК 11 созыва, состоявшийся в декабре 1978 г. Пленум поставил задачу в кратчайшие исторические сроки вывести Китай из отсталости и нищеты. Упор в деятельности партии был перенесён с классовой борьбы на развитие производительных сил и постепенное осуществление модернизации в 4-х областях – в промышленности, сельском хозяйстве, национальной обороне, науке и технике. Содержание инициированной Дэн Сяопином реформы сводилось к двум главным требованиям: оживление национальной экономики и расширение внешних связей. Причём и в выступлениях Дэн Сяопина, и в документах КПК подчёркивалось, что проводимая реформа основывается на четырёх принципах: социалистическом пути, демократической диктатуре народа, руководстве со стороны КПК, марксизме-ленинизме и идеях Мао Цзэдуна.

Реформы начались с сельского хозяйства, когда народные коммуны были упразднены. Была введена подрядная система работы, при которой оплата труда зависит от его результатов. Приватизация земли при этом не допускалась. Земля передавалась в пользование индивидуальным (семейным) крестьянским хозяйствам на основе договора. Крестьяне, выплатив государству сельхозналог, полностью распоряжались результатами своего труда и обеспечивали себя всем необходимым.

На ХІІ Всекитайском съезде КПК (1982 г.) Дэн Сяопин выдвинул концепцию построения социализма с китайской спецификой. Съезд определил генеральную задачу на новый исторический период (1981-2000 г.г.) – на основе всестороннего улучшения экономической деятельности увеличить стоимость промышленной и сельхозпродукции в 4 раза. Было также решено продолжать проводить политику открытости Китая внешнему миру.

ХІІІ Всекитайский съезд КПК (1987 г.) обосновал концепцию «начального этапа строительства  социализма в Китае», суть которой состояла в том, что такой огромной восточной стране как Китай потребуется, по меньшей мере, столетие, считая со дня образования КНР (1.10.1949 г.), чтобы преодолеть отсталость от развитых стран.

ХIV Всекитайский съезд КПК (1992 г.) провозгласил, что целевой установкой реформы экономической системы Китая  является создание социалистической рыночной экономики. На съезде были обобщены многочисленные оценки и высказывания в выступлениях и трудах Дэн Сяопина, конкретные решения партийно-государственных органов Китая, касавшиеся различных аспектов концепции строительства социализма с китайской спецификой. Отныне эта концепция стала называться теорией Дэн Сяопина о построении социализма с китайской спецификой.

Данная концепция получила своё дальнейшее развитие в решениях ХV Всекитайского съезда КПК (1997 г.). Теория Дэн Сяопина была утверждена руководящей идеей партии.

Одновременно в ходе реформ усиливалась роль частной собственности, роль национального и международного капитала, причём всё это нашло своё обоснование на съездах Компартии Китая.

На ХV съезде КПК тов. Цзян Цземинь, бывший в тот период Председателем КНР, Генеральным секретарём ЦК КПК, отметил: «все формы собственности, которые благоприятствуют развитию социалистических общественных производительных сил, укреплению совокупной мощи социалистического государства и повышению жизненного уровня народа, могут и должны быть допущены во благо социализма».

Таким образом, под социалистической рыночной экономикой подразумевалось формирование  многоукладной экономики со всеми формами собственности: частной, общественной, кооперативной, мелкобуржуазной (индивидуальные хозяйства на селе).

На XVI съезде (2002 г.) КПК пошла ещё дальше. Тов. Цзян Цземинь призвал: «стимулировать здоровое развитие необщественного сектора экономики. Совершенствовать правовую систему охраны частной собственности». В совокупности с идеями тройного представительства, выдвинутыми и обоснованными Цзян Цземинем, в партию был открыт доступ буржуазии. Компартия Китая превращалась в ярого защитника её интересов. Положение о защите, неприкосновенности частной собственности вносится в Конституцию КНР. Китай открыто переходит на рельсы капиталистического развития. По данным экономистов, около 70% ВВП Китая обеспечивается предприятиями частной собственности.

На XVI съезде КПК Генеральным секретарём ЦК КПК избирается Ху Цзиньтао, далее ставший и главой Китайского государства – Председателем КНР.

***

Расширение внешних связей, «политика открытости» стала составной и важнейшей частью китайских реформ.

Это политика привлечения иностранного капитала в китайскую экономику в виде займов, прямых инвестиций, организации СП (совместных предприятий) с зарубежными партнерами, привлечение капитала через СЭЗ (свободные экономические зоны).

Первая свободная экономическая зона была создана в маленькой деревушке Шеньчжэнь в 1979 г. Менее чем через 10 лет Шеньчжень превратился в современный город с населением в 2 млн. чел., а в 1990 г. там уже действовало свыше 3000 предприятий с участием иностранного капитала, причём около 2000 из них были совместными иностранно-китайскими, а 354 – полностью иностранными.

Основными целями создания СЭЗ являются: привлечение иностранного капитала, передовой техники и технологии, овладение опытом управления, подготовка национальных кадров; увеличение экспортной валютной выручки; стимулирование развития экономики страны в целом, передача передовой зарубежной технологии и опыта управления во внутренние районы страны; мобилизация финансовых возможностей китайской эмиграции; создание «буферов» в связи с возвращением Гонконга (1997 г.) и Макао (1999 г.) и др.

К началу 2002 г. в Китае было 6 специальных экономических зон, более 30 государственных зон  экономического и технического развития, 14 открытых портов, а также иные зоны свободной торговли, таможенные пространства, районы и территории, имеющие специальный налоговый и торговый статус. СЭЗ являются наиболее развитыми экономическими регионами страны.  4 из 6 СЭЗ расположены на юго-восточном побережье.

СЭЗ Шэньчжень включает 17,5 тыс. предприятий с общим объёмом инвестиций в 22,4 млрд.$, из которых 85% приходятся на Гонконг (Сянган). Основные формы инвестирования — ядерная энергетика, электроника, машиностроение, инфраструктура, финансы, высокие технологии. Объём экспорта промышленной продукции в 2001 г. – 7,5 млрд.$.

СЭЗ Чжухай насчитывает около 4980 предприятий с иностранным капиталом. Вложения направлены в сферу услуг, тяжёлую промышленность, электронику, портовое и дорожное строительство и т.д. 80% капитала – инвестиции из Гонконга, Макао (Аомынь), Тайваня и Сингапура.

СЭЗ Сямынь – 4150 предприятий с иностранным капиталом на сумму 15 млрд.$., из которых 80% — из Тайваня. Основные отрасли инвестирования – электроника, текстиль, пищевая и химическая промышленность.

СЭЗ Шаньтоу – более 3000 проектов с участием иностранного капитала в области нефтехимии, портовой и др. инфраструктуры, производства одежды, обуви и электроники. Объём иностранных инвестиций – 3,5 млрд.$, из которых 95% поступают от китайских соотечественников из Гонконга, Тайваня, Сингапура.

СЭЗ Хайнань – 7320 предприятий, совокупный объём заявленных инвестиций – 22,3 млрд.$.

СЭЗ Пудун (составная часть Шанхая) – 5405 проектов в автомобилестроении, электронике, приборостроении, телекоммуникациях, высоких технологиях, энергетике на сумму инвестиций 27,3 млрд.$.

(данные по СЭЗ — на начало 2002 г.).

В 1984 г. было принято решение об «открытии» 14 городов-портов на побережье Жёлтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. Это территории, на которых проживают десятки миллионов чел., ещё до «открытия», относились к индустриально развитой части Китая. Они давали 23% всего промышленного производства страны, их доля в экспорте составляла 40%, суммарная мощность этих портов – 97%. В открытых портах размещены технопарки (15), разрабатываются новейшие технологии с участием иностранного капитала, функционирует экспортно-ориентированное производство. Практически «открытые» города можно назвать комплексными зонами, на обустройство этих территорий были затрачены огромные средства, примерно 15-17 млн.$. на каждый га зоны. В приморских «открытых» городах действуют значительные налоговые льготы, они получили большие свободы в проведении экономической политики. «Открытые» города-порты дают 40% экспорта и почти 100% грузооборота морских портов. Производительность здесь на 2/3 выше среднекитайского уровня.

Многие СЭЗ относятся к комплексным зонам Китая, которые имеют собственные административные границы и законодательство. Это касается, в частности зоны комплексного назначения, созданной в апреле 1988 г. на о-ве Хайнань, в одном из самых отсталых регионов Китая. Для привлечения иностранного капитала там создана целая система налоговых скидок и льгот в самых разных отраслях. В начале 90-х в Шанхае создана зона развития «Пудун». В этой зоне действуют: зона свободной торговли, районы финансово-торговой, промышленной и научной специализации. Главные инвесторы – США, Япония, Сингапур, Франция, Канада.

Привлекая иностранный капитал к развитию страны, власти Китая ставили всяческие барьеры на пути импорта в страну устаревших или второстепенных технологий, а также всячески стимулировали создание иностранными корпорациями научных и исследовательских центров непосредственно на территории КНР.

Такие признанные авторитеты в области ИТ как Motorola, IBM, Lucent Technologies, Hewlett-Packard, Microsoft, Nokia, Cisco, AT &T и др. создают в середине 90-х годов в крупнейших городах Китая собственные исследовательские центры, в которых работают и обучаются работе с новейшими технологиями десятки тысяч китайских инженерно-технических работников и учёных.  Иностранные корпорации не жалеют средств на различные некоммерческие программы, фонды, гранты, щедро финансируют обучение китайских специалистов в ведущих учебных заведениях Старого и Нового света.

Руководство страны ещё в 1988 г. принимает генеральную программу развития китайской науки и техники. Главной целью данной программы является не только развитие национальной науки и техники, но и быстрейшее внедрение в производство передовых отечественных разработок. Уже в начале 90-х годов в Китае начали возникать т.н. «Зоны высоких технологий» (технопарки).

По состоянию на 2004 г. в КНР действовали 120 зон освоения высоких и новейших технологий различного уровня, из них 53 – государственного значения. Фактически, технопарки организационно и территориально пересекаются со специальными экономическими зонами. Такое соседство позволяет учёным в парках весьма эффективно взаимодействовать с зарубежными компаниями и участвовать в международном научно-техническом обмене.

Согласно статистике, в парках действует от 14 до 16,5 тысяч предприятий, занятых исследовательской и внедренческой деятельностью. Важнейшими направлениями научных исследований и производства в парках были: микроэлектроника, телекоммуникации, биоинженерия,  технологии новых материалов и др.

Первым технопарком стала Пекинская экспериментальная зона развития новых технологий (1988 г.). Площадь — 100 км2; здесь функционируют десятки учебных заведений, 130 НИИ и лабораторий, занято более 100 тысяч специалистов.

Вторым по величине технопарком является Наньху, который расположен в г. Шеньян и занимает площадь в 22 км2. На территории технопарка 12 вузов, 30 НИИ, 210 многопрофильных исследовательских лабораторий, 220 предприятий высокой и новейшей технологии, в числе которых 30 компаний с участием иностранного капитала (7 млрд.$.).

Свободные экономические зоны (СЭЗ), сыграли свою роль в выходе Китая на мировой рынок, в производстве товаров с экспортной ориентацией.

В то же время в их функционировании выявились и ряд проблем. В частности:

— подавляющее большинство вкладов (около 80% иностранных инвестиций) в СЭЗ вложено лицами китайского происхождения, прежде всего из Гонконга. Инвестиции транснациональных корпораций, способных на создание крупномасштабных технически современных предприятий,  пока направляются главным образом в другие районы Китая;

— невысокий уровень внедряемой зарубежной технологии, низкая квалификация китайской рабочей силы и недостаток специалистов;

— рост издержек на аренду земли и рабочей силы, что влияет на темпы привлечения иностранного капитала. По оценкам специалистов, создание и содержание СП в СЭЗ обходится в среднем в 5 раз дороже, чем во внутренних районах КНР;

— процветает сверхэксплуатация работников СП, и др.

Прямые иностранные инвестиции в экономику Китая

По предварительным прогнозам аналитиков, общий объём прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в экономику Китая в 2010 г. превысит рекордную сумму 100 млрд.$ США.  Иностранные инвесторы вдохновлены экономическими перспективами страны и усилиями правительства по улучшению инвестиционной среды.  По темпам прироста ПИИ Китай с начала 21-го века вышел на первое место в мире.

Объём исходящих инвестиций к концу года может достигнуть 60 млрд.$. В настоящий момент Китай является пятым в мире инвестором (в 2008 был двенадцатым), и первым среди развивающихся стран.

Китайская концепция привлечения прямых иностранных инвестиций  исходит из целесообразности их использования в различных формах, однако приоритетной формой участия иностранного инвестора являются совместные предприятия (СП), которые предусматривают наиболее сложную форму кооперации и глубокое вовлечение иностранного участника в производство и, соответственно, его высокую заинтересованность в успехе проекта. Иностранные инвесторы зачастую предпочитают создавать полностью принадлежащие им предприятия, что объясняется их большей самостоятельностью в управлении производственно-сбытовой деятельностью.

Так, например, в 2002 г. в Китае было учреждено свыше 34 тысяч новых предприятий с иностранным капиталом, по сравнению с предшествующим годом эта цифра увеличилась на 30,72%. Только за два первые месяца 2010 г. в Китае было открыто 3163 предприятия с участием иностранного капитала.

ПИИ служат для Китая дополнительным источником средств, передовых технологий, современного менеджмента, способствуют рыночным преобразованиям, повышению конкурентоспособности отечественной продукции. В Китае считается, что инвестиции и экспорт —  это два главных «кита», которые выводят китайскую экономику на новые рубежи. При этом исходят из того, что ПИИ дают дополнительный источник капитальных вложений в производство, в ряде случаев осуществляемый в виде передачи прогрессивных технологий, ноу-хау, новейших методов управления. Кроме того, ПИИ не ложатся бременем на госбюджет, на его внешний долг.

Согласно официальным данным, общая сумма накопленных ПИИ с 1979 по конец 2009 г. составила около 900 млрд. долл., хотя некоторые китаеведы считают эту цифру завышенной.

Традиционно наибольшее значение китайское правительство придаёт развитию инвестиционного сотрудничества с наиболее развитыми странами мира, что определяется рядом обстоятельств. Прежде всего, именно крупнейшие американские, японские и европейские ТНК являются разработчиками многих видов современных технологий, носителями передовых форм и методов управления производством. Хотя в Китай перемещаются относительно устаревшие производства, тем не менее, существует возможность обновлять технологическую базу и налаживать выпуск более сложных изделий, которые ранее там не производились. Китайская сторона при этом не несёт больших финансовых расходов и свою долю обычно вносит в виде зданий, сооружений, земельных участков, в то время как иностранный партнёр передаёт технологии и вкладывает денежные средства. Такая практика делает инвестиционное сотрудничество чрезвычайно привлекательным для принимающей стороны.

Географическая структура иностранных инвесторов отличается большим разнообразием и имеет определённую специфику, характерную только для Китая. С момента осуществления первых шагов по привлечению иностранного капитала, позиции ведущего инвестора в китайскую экономику занимает Гонконг. На его долю в 80-90-е годы приходилось свыше 50%, а в отдельные периоды – свыше 60% направляемых в Китай ПИИ. С учётом капитала, поступающего из Тайваня и Сингапура, порядка 70% прямых иностранных капиталовложений приходилось на долю зарубежных китайцев («хуацяо»). Такая ситуация объясняется этнической близостью и экономическими интересами стран и территорий, составляющих зону т.н. «Большого Китая». Хотя Гонконг и Макао вернулись под юрисдикцию КНР, сохраняется их таможенная автономия, и инвестиции оттуда на материковую территорию Китая считаются инвестициями иностранного происхождения.

В то же время, как отмечают специалисты, происходит трансформация ПИИ  в экономику Китая со стороны крупнейших ТНК, проявляющаяся: в увеличении доли вложений новейших технологий в общем объёме инвестиций; в расширении сети научно-исследовательских центров, создаваемых ТНК на территории Китая; в переориентация ТНК на преимущественное использование национальных кадров КНР; в смещении приоритетов инвестиций из трудоёмких в высокотехнологичные отрасли КНР.

ІІІ. НОВАЯ «МАСТЕРСКАЯ» МИРА

Из вышесказанного видно, что Китай всё более уверенно перехватывает у США статус мирового экономического лидера, наступая крупнейшей экономике мира на пятки. По мнению экономистов, место экономического лидера рано или поздно занимает страна, занимающая первенство по производству самых дешёвых и качественных товаров.

В XIX веке «мастерской мира» была Англия. Однако к двадцатым годам прошлого века производственная база её экономики оказалась подорванной первой мировой войной, содержанием громадной колониальной империи, но, прежде всего, гипертрофированным развитием финансово-банковского сектора и тем, что ведущие английские бизнесмены увлеклись спекуляциями на бирже в ущерб реальной экономике. Новой «мастерской мира» уверенно стали Соединённые Штаты. Лучшие автомобили, лучшие станки, лучшая электроника производились, по общепринятому мнению, в США.

Американскую экономику подкосила финансовая модель, внедрявшаяся в этой стране с начала 80-х годов. Прокручивать деньги, играя на разнице в курсах ценных бумаг, стало гораздо выгоднее, чем вкладывать их в реальное производство. Результатом стала постепенная деградация производственной сферы и появление многомиллиардных финансовых пузырей, прорвавшихся в 2008 г. и обусловивших современный мировой финансово-экономический кризис.

Китай же в эти годы ускоренными темпами развивал именно производственную сферу (промышленность, сельское хозяйство, инфраструктуру), привлекая к этому многомилиардные суммы иностранного капитала в форме займов, кредитов и прямых инвестиций.

Привлекательной для зарубежного капитала стала дешевизна китайской рабочей силы. Капитал всегда стремится туда, где можно получить максимальную прибыль и сверхприбыль за счёт сверхэксплуатации дешёвой рабочей силы. Стоимость рабочей силы в Китае в 7-10 раз ниже, чем в США и крупнейших экономиках Европы. Именно поэтому в Китай устремились американские, японские и европейские транснациональные корпорации. В свою очередь из Китая в эти страны потекли дешёвые и довольно качественные товары. За годы реформ внешнеторговый оборот Китая увеличился стократно и, по прогнозам аналитиков, по итогам 2010 г. он составит 2,9 трлн.$. Причём уже многие годы экспорт стабильно превышает импорт, и торговый баланс сводится со значительным профицитом.

Это способствует росту золотовалютных резервов (ЗВР) Китая, являющихся самыми крупными в мире и достигших величины 2,65 трлн.$. (Китай является крупнейшим в мире держателем международных резервов. На втором месте – Япония, ЗВР которой достигли 1,11 трлн.$. к концу сентября 2010 г.; Россия прочно удерживает 3-е место – 494,4 млрд.$; на 4-м — Тайвань – 380,5 млрд.$. – ИА Росбалт, 13.10.2010.).

Китай занимает первое место в мире по экспорту хлопчатобумажных тканей и натурального шёлка. Текстильная промышленность Китая служит важнейшим источником инвалютных доходов КНР. Опасаясь быстрого роста ввоза изделий китайской текстильной промышленности на свои внутренние рынки, ряд стран потребовал от КНР ограничить их ввоз. В частности, США в сферу действия ограничений включено 75% текстильных изделий. Несмотря на введение импортных квот, Китай удерживает первое место на рынке США по поставке текстильной продукции. По мере того, как экспорт традиционных видов этой продукции подпадает под ограничения, Китай последовательно развивает экспорт новых категорий и улучшает качество изделий.

Меняется и структура экспорта, в котором всё большую долю, наряду с потребительскими товарами (текстиль, одежда, обувь, мебель, игрушки и т.п.) занимают продукты промышленной переработки, машины и оборудование, компьютерная техника.  Так, в 2003 г. первое место в экспорте КНР заняла продукция машиностроения (86 млрд.$), доля которой в общем объёме достигает 30%. В том же году было экспортировано наукоёмкой продукции более чем на 46 млрд. долл. (17,5%).

В настоящее время Китай поддерживает внешнеэкономические связи более чем с 220 странами и территориями мира. Ведущими торговыми партнёрами Китая являются ЕС, США, Япония, Южная Корея, Австралия, Россия, Канада, Тайвань, Гонконг.

За счёт экспорта Китай формирует около 40% ВВП. Поэтому любые негативные процессы во внешнеэкономических отношениях болезненно сказываются на китайской экономике. К примеру, профицит внешней торговли Китая с США в 2007 г. составил порядка 250 млрд.$. Поэтому, когда летом 2007 г. в США началась компания по неприятию китайских товаров, экспортная отрасль страны сильно подсела. Начали закрываться многие предприятия.

Удар по экспорту Китая нанёс и мировой кризис. Начали резко снижаться поступления от экспорта. Так, например, по сообщению Государственного статистического управления КНР, в январе 2009 г. экспорт из Поднебесной упал на 17,5% по сравнению с январём 2008 г. импорт и вовсе рухнул – на 43,1%. В целом за 2008 г. внешнеторговый оборот Китая составил 2,56 трлн.$., вт.ч. экспорт – 1,43 трлн.$., импорт – 1,13 трлн.$., положительное сальдо торгового баланса — 296 млрд.$. В 2009 г. внешнеторговый оборот снизился до 2,207 трлн.$. Но, всё же, итог говорит сам за себя: экспорт в 2009 г. превысил импорт на 196,11 млрд.$. В 2010 г. внешнеторговый оборот вновь начал расти. Так, по данным главного таможенного управления КНР, в период с января по ноябрь 2010 г. объём внешнего товарооборота Китая с главными торговыми партнёрами ЕС, США и Японией соответственно, составил: 433,88 млрд.$ (рост 33,1%), 346,89 млрд.$ (рост 30,2%) и 267,79 млрд.$ (рост 31,7%). Китай стал главным торговым партнёром Японии, далеко опередив США (за 10 мес. 2010 г. объём торговли между Китаем и Японией составил 239 млрд.$, а между США и Японией – 131 млрд.$. Правда, и Китай, и США торгуют с Японией с дефицитом: около 50 млрд.$ и 42 млрд.$, соответственно, за указанный период. Причиной торгового дефицита Китая с Японией, как сообщает CNTV, стал значительный рост импорта из Японии промышленной продукции, в т.ч. автомобилей, строительного оборудования и электродвигателей.).

Чтобы минимизировать влияние кризиса, руководство Китая пошло на стимулирование внутреннего спроса. В 2008 г. на борьбу с кризисом было выделено 585 млрд.$. Деньги были направлены на поддержку десяти базовых секторов экономики: производства текстильных изделий и машиностроительной продукции, судостроения и автомобилестроения, сталелитейной промышленности, развития информационных технологий, нефтехимической и лёгкой промышленности, логистики и цветной металлургии. Создаётся фонд по инвестиционному сотрудничеству с АСЕАН размером в 10 млрд.$, что является финальным шагом на пути создания зоны свободной торговли КНР-АСЕАН. По объёму торговли (1,2 трлн.$ в год) она будет уступать лишь ЕС и НАФТА (Североамериканское соглашение о свободной торговле).

Жёстко контролировались цены на нефтепродукты, чтобы сдержать галопирующую инфляцию, которая в первом квартале 2008 г. составила 8,3%.  Субсидирование цен на сырую нефть заставило держать стабильно низкие цены на бензин, другие виды топлива, что помогло увеличить потребление, удешевить себестоимость товаров, логистику и производство. А инвестируемые 540 млрд.$ в сферу IT позволяет контролировать высоко-конкурентные рынки и привлечь интерес хедж-фондов  и венчурных капиталистов, которые потеряли более 400 млрд.$ за 16 месяцев кризиса ликвидности. Как следствие, в то время как рынки других стран находились в жестокой стагнации, Китай закончил развёртывание компьютерной сети нового поколения, в которой скорость соединения в тысячу раз превосходит возможности существующих аналогов. При этом CERNET-2 (так называется «новый Интернет») представляет значительно большее число IP-адресов. Кроме того, сеть обеспечивает более удобную и надёжную связь на дальних расстояниях. Из сообщений информагентств известно, что осенью 2010 г. Китай ввёл в строй самый мощный и быстродействующий компьютер в мире. (Его аналог в России занимает 7-е место в компьютерной иерархии).

(Примечание: Логистика – часть экономической науки и область деятельности, предмет которой заключается в организации рационального продвижения товаров от производителей к потребителям. Хедж-фонд – это инвестиционный фонд, не подпадающий под надзор рыночных регуляторов в силу своей дислокации (оффшорная зона) или особенностей клиентской базы. Хедж-фонды доступны только «квалифицированным инвесторам», чей уровень активов превышает некий порог. Широко известным стал хедж-фонд Дж.Сороса «Quantum», сыгравший на падении стоимости английского фунта стерлингов. После Чёрной среды 1992 г. произошла девальвация английской валюты, а фонд Сороса заработал 1 млрд.$. Венчурный капитал – капитал инвесторов, предназначенный для финансирования новых, растущих или борющихся за место на рынке предприятий и фирм и потому сопряжённый с относительно высокой степенью риска. Венчурный капитал, как правило, ассоциируется с инновационными компаниями.).

IV. ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ

Таким образом, о чём мы уже писали выше, Китаю удалось без потерь преодолеть кризис и даже нарастить свои возможности. Но это, если судить с точки зрения макроэкономических показателей.

В то же время мировой финансово-экономический кризис больно ударил по китайским трудящимся, которые, как и повсюду в мире, стали заложниками и главной жертвой кризиса империализма.

По заявлению генерального директора исследовательского бюро Банка Китая Лю Пин, сделанного ею в ноябре 2008 г., из-за кризиса обанкротилось 70 тысяч компаний (16.11.2008 г., ForUm).

По информации China Daily, уровень безработицы в городах Китая в 4-м квартале 2008 г. увеличился с 4% до 4,2% , что дало прирост числа безработных на 560 тыс. чел. К концу 2009 г. уровень городской безработицы составил уже порядка 9 млн. чел.

По информации Е.Колесова, генерального директора компании Optim Consalt, специализирующейся на консультациях по вопросам бизнеса с КНР, за первые два месяца 2009  г. обанкротилось более 3-х тысяч заводов, что добавило новую массу безработных (www.exspress-release; 31.03.2009 г.).

Результатом проведенной реформы в сельском хозяйстве был не только значительный рост объёмов производства сельхозпродукции, но и громадный рост безработицы на селе. По данным исследований, проведенных в 1990 г. Академией наук КНР, для выполнения всех сельскохозяйственных работ вполне хватило бы 192 млн. чел., а для деревенских работ, не связанных непосредственно с сельскохозяйственным производством – ещё 160 млн.  Таким образом, потенциально безработными на селе, по данным на 1990 г., являлись 260 млн. чел., а в конце 1990-х годов – 320 млн.

Стремительное развитие промышленности, создание свободных экономических зон, громадное строительство, рост расходов на образование и науку привлекало миллионы сельских жителей в города, поставляло им дешёвую рабочую силу.

В связи с разразившимся кризисом и массовым банкротством предприятий в Китае, по данным компании Optim Consalt, 70 млн. сельских жителей к концу 2008 г. покинули города и приехали обратно к себе в деревню, т.е., пополнили армию сельских безработных. Но уже в первые месяцы 2009 г. 56 млн. из них вернулись в город. Среди них 45 млн. нашли себе работу. Следовательно, 11 млн. чел. пополнило армию безработных в городе, которых официальная статистика, как видим, не учитывает. 14 млн. оставшихся в деревне, точно также вряд ли имеют какую-либо постоянную и оплачиваемую работу.

Социальная дифференциация в Китае большая, —  отмечает доктор политических наук К.Сыроежкин, либерал по своим взглядам (Интернет-издание «Новое поколение», Казахстан, 20.03.2009 г.). «Имущественное расслоение, — продолжает К. Сыроежкин, —  даже по западным меркам, очень высокое. И это проблема. Потому что всё в Китае исчисляется десятками миллионов. Много миллионеров, много богатых людей. Но примерно 60% населения – нищие. Причём нищета городская и деревенская – это разные понятия. Кроме того, существует большая разница между отдельными регионами».

Стремительное развитие Китая по капиталистическому пути привело, за счёт нещадной эксплуатации трудящихся масс, к образованию социального слоя миллиардеров.

Самое большое число долларовых миллиардеров в настоящее время проживает в Китае, говорится в опубликованном 12.10.2010 докладе исследовательской организации Hurun Research Institute. По данным исследования, в Китае проживает 189 чел., о которых достоверно известно, что их состояние больше миллиарда долл., тогда как в реальности их насчитывается от 400 до 500, что и ставит Китай на первое место в мире по числу долларовых миллиардеров. По мнению авторов исследования, богатые китайцы не склонны публиковать данные о своих активах, поэтому информация, собранная с открытых источников будет, как правило, заниженной. Как отмечает Руперт Хугверф, основатель и составитель рейтинга Hurun Research Institute: «В Китае сейчас состоятельных людей больше, чем где угодно в мире. Пройдёт ещё 10-15 лет и их количество удвоится, если не утроится. Ведь страна растёт, растёт неравенство между бедными и богатыми» (Украинский бизнес-ресурс, ubr.ua, 12.10.2010). И далее он продолжает: «Дело в том, что большинство миллиардеров в США или Европе – пожилые люди. А в Китае же – они моложе 51 года. Это означает, что ещё минимум лет 20 их богатства будут умножаться. Ведь эти люди имеют хороший бизнес, социальное положение и ум».

Самым богатым китайцем, по версии Hurun, является владелец корпорации Wahaha (производитель напитков) Цзун Цинхоу с состоянием около 12 млрд.$.  На втором месте находится Ли Ли, владелец фармацевтической компании Гепалинк с состоянием в 6  млрд.$; на третьем – Чжан Инь, одна из богатейших женщин мира, владеющая концерном по переработке бумаги Nine Dragons Paper, с состоянием в 5,6 млрд.$.  В целом же 95% китайских миллиардеров разбогатели благодаря внутреннему спросу и только 5% — за счёт экспорта.

Китай занял первое место в мире и по количеству женщин-миллиардеров. В мире насчитывается 20 женщин-миллиардеров, из них 11 проживает в Китае (и одна — в России, Елена Батурина, жена экс-мэра Москвы Ю.Лужкова). При этом три самые богатые женщины мира также проживают в Китае. «В мире нет другой такой страны, где было бы такое количество женщин, которые бы сами «сделали себя». В настоящее время они на голову выше жительниц любой другой страны», — заявил Руперт Хегворф. Рейтинг самых богатых женщин возглавила 53-летняя Чжан Инь из Шанхая. На втором месте 46-летняя У Яцзюнь, владелица компании Longfor Property с состоянием в 4,1 млрд.$. На третьей позиции – 69-летняя Чень Лихуа, которая создала конгломерат Fuhua International и теперь владеет активами в 4 млрд.$.

Общее число китайцев с состоянием более одного миллиарда юаней (примерно 150 миллионов $) составляет 1363 чел. Между тем 10 лет назад таких людей в КНР насчитывалось всего 24, отмечается в докладе. Авторы исследования отмечают растущие связи китайских богачей с госструктурами – 173 юаневых миллиардера занимали посты советников при различных госструктурах, что давало им дополнительные возможности по приобретению контактов среди чиновников. 83 юаневых миллиардера являлись депутатами Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), 7 – делегатами 17 съезда КПК. Треть юаневых миллиардеровчлены КПК (партии «рабочего» (?!) класса), (РИА НОВОСТИ, www.rian.ru, 12.10.2010).

В то же время, по версии журнала Forbes, первое место по числу миллиардеров занимают США. По итогам 2009 г. в США проживает 403 миллиардера. Китай, по списку Forbes, занял второе место с 64-мя миллиардерами, третье – Россия, 62 миллиардера. Думается, что китайские исследователи из Hurun Research Institute ближе к истине. К тому же, американцам очень уж не хочется уступать первое место в данном «престижном» списке, списке крупнейших эксплуататоров и угнетателей трудящихся планеты.

Увеличивается число китайских компаний и банков в списке 2000 самых крупнейших ТНК и ТНБ мира (транснациональных корпораций и транснациональных банков).

Так, по списку журнала Forbes, в это число в 2008 г. входили компании из 60 стран мира, в т.ч.: 598 американских компаний (30%, уменьшилось по сравнению с 2006 г. на 95 компаний), 259 японских (13%, минус 61 компания), 123 английских (6%, минус 7), 70 китайских (3,5%, плюс 26). Далее в списке расположились Франция (67 компаний, плюс 1), Германия (59 компаний, плюс 1), Индия (42 компании, плюс 9) и Россия (29 компаний, плюс 15). Китайская корпорация PetroChina вошла в тридцатку крупнейших компаний, заняв 30-е место.

Данный список журнал Forbes составляет с 2003 г., тогда в него вошли компании из 47 стран. С 2004 г. число компаний из стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай; группа этих 4-х стран считается самой динамичной и наиболее быстроразвивающейся)  увеличилось в списке на 102. Лидер среди развивающихся стран – Китай, число китайских корпораций в рейтинге выросло с 45 до 70, а их совокупная капитализация – с 1,4% до 7,5% от общей стоимости компаний в списке.

В 2009 г. в данный список по версии журнала Forbes вошли компании из 62 стран мира. Наибольшее количество при этом, как и ранее, составляют американские. Но их число уже уменьшилось до 551 (на 47 компаний и составило 27,5% от общего списка). Далее в списке идут Япония (288 компаний, плюс 29), Великобритания – 102 (минус 21), Китай – 91(плюс 21), Франция – 72 (плюс 5), Германия – 57 (минус 2), Индия 47 (плюс 5), Россия – 28 (минус 1). В тридцатку крупнейших компаний мира уже вошли 4 китайских компании, в т.ч. одна крупнейшая нефтегазовая корпорация Китая PetroChina (14 место), и 3 крупнейших китайских банка: IСBС (12 место), CCB (China Construction Bank, 23 место), Bank of China (30 место).

В 2010 г.  крупнейший банк Китая ICBC, вошёл в пятёрку самых крупных корпораций планеты (5-е место), а среди крупнейших банков мира стал третьим, после двух американских – JPMorgan Chase  и Bank of America. Нефтехимическая корпорация Китая PetroChina, вошла в пятёрку крупнейших нефтехимических корпораций планеты, на 4-м месте, после американской ExxonMobil, голландской Royal Dutch Shell, британской BP. На пятом месте, после китайской корпорации, следует «Газпром» (в рейтинге 2009 Газпром опережал PetroChina).

Всё это свидетельствует о том, что Китай в ходе реформ на пути «социализма с китайской спецификой» превращается в одну из крупнейших империалистических держав мира, а Компартия Китая стала типичной социал-демократической партией под коммунистической вывеской.

Трудящиеся Китая поднимаются на борьбу за свои права

Именно дешёвая рабочая сила, многомиллионная армия трудящихся сыграли важнейшую роль в стремительном экономическом подъёме Китая за последние 30 лет. Как отмечают обозреватели, китайские рабочие были готовы работать по 12-14 час. в сутки и по 6-7 дней в неделю за мизерную зарплату. Однако это не позволяло им выйти из нищеты. С ростом социальной поляризации китайского общества началась усиливаться классовая борьба трудящихся Китая за свои права.

Приведу отдельные примеры.

Согласно официальным данным, в 2005 г. в стране было 87 тысяч митингов протеста или, как их называют, «массовых инцидентов».

Как сообщает интернет-издание lenta.ru от 27.07.2009 «в Китае 30 тысяч сталеваров утроили драку с полицией. Погибший (главный управляющий компании Jianlong Steel Holding Company) ежемесячно получал три миллиона юаней (около 438 тыс. $), в то время как пенсия среднего работника Tonghua Iron and Steel Group не превышает 200 юаней (примерно 30$ — А.М.) в месяц».

Зарплата китайских трудящихся колеблется от региона к региону и наиболее высокая она в приморских городах, где минимальная оплата труда колеблется от 117 до 147 $ в месяц (примерно 800-1000 юаней), на которую и одному человеку прожить в крупном городе крайне трудно, что заставляет работать сверхурочно.

В 2010 г. по Китаю прокатилась волна забастовок, что вынудило власти Пекина и четырнадцати провинций повысить минимальную зарплату на 10-20%.

Наибольшую известность получили забастовки в мае-июне на четырёх автозаводах японской фирмы Honda в Китае, продолжавшиеся две недели. Работники одного из автозаводов в Nanhai прекратили выпуск запчастей с требованием повышения зарплаты.  Это сразу же привело к остановке всех четырёх заводов. Потери компании составляли 2500 автомобилей в день. Попытки администрации расколоть рабочих успехом не увенчались. Следует отметить, что официальные профсоюзы в Китае (Всекитайская Федерация Профсоюзов) контролируются государством. И во время забастовки профсоюзы играли «посредническую» роль и отказались поддержать рабочих, т.е. стали на сторону буржуазии. Более того, члены местного профсоюза даже физически атаковали группу из сорока рабочих, причинив семерым или восьмерым серьёзные травмы. Однако это не испугало рабочих, а только укрепило их боевой дух и усилило солидарность, что вынудило местный профсоюз принести «публичное извинение». Рабочие завода организовались самостоятельно, помимо профсоюза, избрали представителей для переговоров с администрацией, выдвинули ряд требований, касающихся повышения зарплаты на 75%, введения дополнительной денежной премии за выслугу лет, недопущение преследования участников забастовки, реорганизация местного профсоюза и т.п. Забастовка, продолжавшаяся с 19 мая по 4 июня, завершилась частичной победой рабочих. Honda согласилась поднять зарплату всем работникам на 500 юаней (около 33%), а также на выплату регулярных денежных премий, и другие требования.  К концу забастовки переговорный комитет рабочих из 16 чел. направил два письма к общественности, которые были опубликованы местными СМИ. По примеру работников завода в Nanhai, 7 июня забастовали работники завода Fengfu Honda, выдвинув аналогичные требования. И хотя забастовка продолжалась всего три дня и в ней участвовала половина работников (250 из примерно 500), это вынудило компанию вновь остановить работу на двух заводах. Наконец, вечером 9 июня было достигнуто соглашение, которое предоставляло значительные уступки рабочим. Ранее в тот же день, 9 июня началась третья забастовка  на Honda, на заводе Honda Lock. Отличительной чертой этой третьей забастовки было то, что помимо требований о повышении зарплаты и им подобным, как и на других двух заводах Honda, здесь рабочие избрали 10 членов «общезаводского совета» для ведения переговоров с руководством. Администрация согласилась принять требования рабочих по зарплате, однако заявила, что у неё нет полномочий для утверждения независимого профсоюза. Создание на заводах Honda в ходе забастовочной борьбы рабочих комитетов и общезаводского совета говорит о том, что китайские трудящиеся приступают к самоорганизации для отстаивания своих прав.

Понятно, что продвигаясь далее по пути капиталистического развития на его высшей империалистической стадии, социальное противостояние в Китае только будет нарастать.

V. ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ КИТАЯ

Выше мы уже писали о стремительном росте золотовалютных резервов Китая, обусловленном профицитом внешней торговли, причём, главным образом, с основным торговым партнёром Китая – США.

Так, директор программы «Международные финансы» Теймураз Вашакмадзе отмечает, что по итогам 2007 г. экспорт Китая в США составил 321,5 млрд.$ , а импорт – 65,2 млрд.$ , т.е, положительное сальдо составило 256,3 млрд.$  (The US-China Business Council). Тогда как положительное сальдо со всем остальным миром в 2007 г. составило 262,2 млрд.$. (экспорт – 1,218 трлн.$, импорт – 955,8 трлн.$). Т.о., экспорт в США обеспечивает около 98% положительного сальдо Китая, или, иными словами, поступлений ЗВР (Комментарии.РУ, 24.02.2009 г.).

Рост ЗВР Китая впечатляет. Приведу несколько цифр за последнее время.  К концу апреля 2008 г. ЗВР Китая составили 1,756 трлн.$, только за месяц увеличившись на 74,46 млрд.$ (что составило в среднем 100 млн. $ в час). К концу июня 2008 г. – 1,809 трлн.$. Ровно через год они уже превысили отметку в 2 трлн.$ и составили 2,13 трлн.$, и это в период мирового финансово-экономического кризиса.  Всего же по итогам 2009 г. прирост ЗВР превысил 450 млрд.$. По итогам 3-го кв. 2010 г. ЗВР Китая составили, по сообщению Народного банка КНР, 2,648 трлн.$, увеличившись за квартал на 194 млрд.$  (во 2-м кв. = 2,454 трлн.$).

В сентябре 2010 г. Пекин впервые раскрыл структуру своих ЗВР, сообщив, что 65% всех ЗВР номинировано в американских долл., 26% — в евро, 5% — в фунтах стерлингов и ещё 3% — в иенах.

Примерно треть всех ЗВР Китая составляют американские ценные бумаги (казначейские облигации), выпущенные под гарантии правительства США и позволяющие США финансировать дефицит своего бюджета. Китай является крупнейшим держателем американских гособлигаций, т.е., крупнейшим кредитором правительства США, что помогает США избежать дефолта (банкротства). Во всём мире считается, что американские гособлигации являются самыми надёжными в мире долговыми обязательствами и большинство правительств вкладывают в них свои золотовалютные резервы (крупнейшими кредиторами экономики США, вкладчиками в американские гособлигации, наряду с Китаем, являются также Япония и Россия).

С ослаблением доллара ЗВР Китая автоматически сокращаются.

Поэтому Китай стремится, по мере возможности, избавляться от своих долларовых активов, вкладывая их в сырьё. Тем более что с развитием китайской экономики потребности Поднебесной в сырье и топливе стремительно растут и КНР начала создавать стратегические запасы сырья и топлива. Так, если в 1999 г. Китай импортировал, к примеру, 15-20% потребляемой нефти, то в настоящее время эта доля приближается к 80%.

Китай стал крупнейшем в мире потребителем энергетических ресурсов, обойдя США, сообщило Dow Jones. Со ссылкой на данные Международного энергетического агентства (МЭА), Китай в 2009 г. использовал 2252 млн. т. нефтяного эквивалента, тогда как США 2170 млн. т. «Тот факт, что Китай обошёл США в качестве крупнейшего в мире потребителя энергии, символизирует начало новой эры», заявил главный экономист МЭА Фатих Бироль (ИА Росбалт, 19.07.2010).

Китай сделал ставку на покупку сырья, ещё не находящегося в обращении. Речь идёт о выдаче кредитов под гарантии поставок сырья в долгосрочной перспективе (на 10-25 и более лет), причём приоритет в качестве заёмщиков отдаётся национальным правительствам или близким к ним компаниям. Фактически, это является завуалированной программой купли-продажи природных ресурсов по принципу «сырьё в обмен на доллары» и, одновременно, стремлением Пекина постепенно избавляться от громадной долларовой массы.

Аналитики выделяют несколько сырьевых баз, традиционных для китайской экономики: Ближний Восток, Африка, Австралия и Латинская Америка. В последнее время к ним прибавились Иран, Центральная Азия и Россия.

Приведу несколько примеров.

В апреле 2010 г. была заключена сделка между КНР и Венесуэлой. По соглашению, подписанному венесуэльской компанией Petroleos de Venezuela SA (PdVSA) и китайской China National Petroleum Corp. (CNPC), Каракас получит кредит на развитие совместного предприятия по добыче нефти, а расплачиваться будет поставками сырья в течение 25 лет. Сумма сделки — 20 млрд.$. Следует отметить, что это не первое соглашение между Пекином и Каркасом – обе страны давно сотрудничают в энергетической области. Венесуэла экспортирует в Китай 460 тыс. баррелей нефти в сутки в счёт погашения выданного ранее Китаем кредита на 8 млрд.$.

Центральная Азия. В июне 2009 г.  КНР объявила о предоставлении кредита в размере 5 млрд.$ на освоение крупнейшего в Туркмении месторождения газа Южный Иолотань, запасы которого Ашхабад оценивает в 16 трлн.м3 . Тогда же CNPC в содружестве с южнокорейскими LG и Hyundai, а также Petrofac Emirates из ОАЭ приступила к разработке этого месторождения. В 2010 г. во время визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Ташкент на саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в присутствии узбекского лидера Ислама Каримова между «Узбекнефтегазом» и CNPC заключено первое рамочное соглашение о поставках 10 млрд.м3 узбекского газа в Китай. Подписание документов сопровождалось договорённостями о предоставлении кредитов на сумму около 2 млрд.$, а также прямых инвестиций в создание газотранспортной инфраструктуры в Узбекистане. С учётом ранее подписанных соглашений на 40 млрд. м3 с «Туркменгазом» и на 10 млрд. м3 с «Казмунайгазом» весь пакет договорённостей Пекина со странами Центральной Азии достиг 60 млрд. м3 в год. В разгар мирового кризиса Китай предоставил Казахстану кредит в размере 10 млрд.$ , половина из которых будет направлена в энергетический сектор.

В ноябре 2008 г. CNPC стала первой иностранной компанией, подписавшей контракт с правительством Ирака на освоение месторождения Аль-Ахдаб к юго-востоку от Багдада. Сумма инвестиций данного соглашения составила 3 млрд.$ с правом разработки углеводородов на 23 года.

Австралия. В разгар кризиса китайская алюминиевая компания Aluminum Corporation of China за 19,5 млрд.$  купила 18% подешевевших акций британо-австралийского производителя руды Rio Tinto, что позволило Китаю обеспечить себя рудой на годы вперёд (Datalife Engine, www.np.kz/engine/, 1.05.2009г.)

В целом же общий объём выданных Пекином по всему миру средств в рамках программы «сырьё в обмен на доллары» (или, иначе, «кредиты в обмен на ресурсы») оценивается примерно в размере 150-200 млрд.$.

Россия ещё в начале «нулевых» выступила одной из опытных площадок, на которой эта стратегия проходила первоначальную обкатку. В 2005 г. китайские банки предоставили «Роснефти» 6 млрд.$  для покупки «Юганскнефтегаза». Чтобы погасить долг, «Роснефть» обязалась экспортировать в Китай 48,8 млн.т нефти по железной дороге до 2010 г. Судя по всему, опыт признали удачным – в 2009 г. China Development Bank (CDB) предоставил кредит в размере 15 млрд.$ «Роснефти» и 10 млрд.$ «Транснефти». В обмен «Роснефть» должна будет поставить в Китай 300 млн.т  нефти в течение 20 лет, а «Транснефть» — построить ответвление от трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО) Сковородино-Мохэ мощностью 15 млн.т с возможным увеличением до 30 млн.т нефти в год (Павел Салин. «Пекинский пасьянс», 7.08.2010, www.globalaffairs.ru ). 29.08.2010, как передало НТВ, на станции Сковородино с участием В.Путина состоялась торжественная церемония открытия российского участка ВСТО, протяжённостью 60 км. По участку пока пошла технологическая нефть. В ближайшее время должен быть сдан в эксплуатацию и китайский участок протяжённостью 900 км. Как отметил Путин, с пуском данного трубопровода удастся транспортировать 30 млн. т нефти в Китай, а при расширении ВСТО – до 50 млн. т в год.

В соответствии с программой сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР, подписанной в сентябре 2009 г.,  предполагается совместная разработка месторождений широкого спектра полезных ископаемых на территории России и вывоз их в Китай. В Китае же будет происходить развитие глубокой обрабатывающей промышленности. Сотрудничество будет происходить по схеме: «наше сырьё — ваши технологии». Объясняется это тем, что в Сибири и на Дальнем Востоке нет условий для создания перерабатывающей промышленности и внедрения высоких технологий, т.к. отсутствуют трудовые ресурсы и необходимая инфраструктура.  В разработке месторождений будут участвовать китайские рабочие, для которых будут построены целые городки. Будет налажено транспортное сообщение: Китай со своей территории построит автомагистрали к перерабатывающим предприятиям на территории России, будут организованы авиарейсы, например Далянь-Хабаровск, Далянь-Иркутск и т.д. При реализации данной программы в полном объёме произойдёт то, что экономика Дальнего Востока России будет прочно интегрирована в экономику Китая на основе функционирования территориально-производственных комплексов.

Учитывая то, что население Дальнего Востока России составляет 7 млн. чел. и имеет тенденцию к сокращению, а население северо-восточных провинций Китая около ста миллионов, можно с уверенностью сказать, что Россия постепенно превращается в сырьевой придаток Китая.

Африка. Согласно докладу, представленному китайскому правительству, общий торговый оборот между Китаем и странами Африки вырос на 43,5% за период с января по ноябрь 2010 г. и составил 114,8 млрд.$. Торговые отношения между Китаем и Африкой продолжают интенсивно развиваться. В 2009 г. объём прямых китайских инвестиций в экономику  африканских стран составил 9,3 млрд.$. С 2000 по 2009 г. Китай простил долги более 35 африканских стран на сумму 2,9 млрд.$. (AFP/InterRight/fastcompany.com, 24.12.2010).

В настоящее время в сфере энергетики Китай является крупнейшим партнёром таких стран как Ангола, Нигерия, Судан, Экваториальная Гвинея, Демократическая Республика Конго (ДРК). Ещё в 2006 г. Ангола вышла на первое место среди экспортёров нефти в Китай, потеснив Саудовскую Аравию. Успешно развивается и энергетическое сотрудничество Пекина с Суданом, который является четвёртым после Анголы, Саудовской Аравии и Ирана экспортёром нефти в Китай. Сотрудничество китайцев с Суданом в сфере нефтедобычи началось в 1998 г. после ухода из этой страны американских нефтяных компаний в связи с эмбарго, наложенным Конгрессом США на сотрудничество с Суданом. Китайцы вложили немалые деньги в развитие суданской инфраструктуры, в строительство дорог, школ, больниц.

В Африке привлекает Китай и другое минеральное сырьё, в частности, цветные металлы. В 2007 г. экономика КНР потребляла 30% мирового цинка, 25% свинца, 22% стали и 27% алюминия. На территории самого Китая тоже есть месторождения цветных металлов, но их разработка крайне затруднена из-за низкой концентрации минералов. Всё это обусловило повышенный интерес китайских компаний к природным богатствам Замбии, Зимбабве, ЮАР, ДРК, Габона и Марокко. Цинк, кобальт, платина, медь, бокситы – вот объекты китайского интереса в этих странах. Примером сотрудничества  Пекина с африканцами в полиметаллической сфере является соглашение, заключённое в 2008 г. с ДРК и получившее за свою масштабность название «конголезского плана Маршалла». Согласно договору, китайцы инвестируют в конголезскую горнодобывающую промышленность (строительство медных и кобальтовых шахт), а также в строительство автомобильных и железных дорог, школ и больниц 9 млрд.$. Взамен китайские компании получают эксклюзивную концессию на эксплуатацию месторождений кобальта и меди на 25 лет, в течение которых в Китай должны поступить 6,8 млн.т меди и 620 тыс.т  кобальта.

В мае 2010 г. китайская государственная горнорудная компания «Цзиньчуань» приобрела за 227 млн.$  пакет в 51% акций южноафриканской компании по добыче платины «Весизве», что впервые в истории дало Китаю прямой доступ к платине.

«Китайские компании построили в Африке 30 тыс. км дорог… это хорошо для Африки», — отмечает глава аналитического центра по КНР при преторийском Гордоновском институте бизнес-наук Мартин Дэйвис. Исполнительный директор китайской энергетической компании «Инли грин энерджи» Ли Цзунвэй говорит: «В Китае – миллионы частных компаний, и всё больше их в Африке». По данным министерства коммерции КНР, на 2009 г. в Африке действовали около тысячи китайских компаний – частных, государственных и смешанных.

В настоящее время Китай является вторым после США экономическим партнёром Чёрного континента.  Пропорционально экономическим успехам КНР растёт и китайская диаспора на континенте, которая составляет, по разным оценкам, от 750 тыс. до одного млн. чел. и большая часть их проживает в ЮАР. Не случайно один из французских журналистов, путешествовавших в Африке в 2009 г., отметил любопытную деталь: если раньше африканские дети приветствовали белых людей возгласами «Месье» или «Хеллоу, мистер», то теперь они обращаются к незнакомцам с китайским приветствием «Нихао»!

Китайцы завлекают своих партнёров привлекательными социальными проектами: строительством дорог, школ, больниц, выгодными условиями внедрения мобильной телефонии, чтобы потом совершенно колониальным образом взять в свои руки природные богатства той или иной страны. Здесь китайские компании ведут себя в соответствии с рекомендациями классика древнекитайской военной стратегии Сунь-цзы: «Чтобы одолеть противника, надо вначале поддержать его, чтоб он утратил свою бдительность. Чтобы получить, вначале нужно дать».

(По материалам сайтов: Портал Родон, 31.07.2010, ИТАР-ТАСС; А.Кузнецов «Африка: прыжок китайского дракона» 19.07.2010, Геополитика.ру www.geopolitica.ru).

Как видим, Китай и в Африке ведёт себя так же, как и предшествующие ему колонизаторы из Великобритании, Франции, Португалии, постепенно прибирая к своим рукам богатейшие природные ресурсы Чёрного континента.

***

Для уменьшения зависимости от доллара, Китай всё больше применяет юань во взаимных расчётах с торговыми партнёрами, выдаче кредитов другим странам. Например, сумма юаневых кредитов Китая, выданных Латинской Америке, превышает 63 млрд.$. В 2010 г. кредитные соглашения, по которым расчёты будут осуществляться в юанях, подписали с Китаем индонезийский оператор мобильной связи PT Bakrie Telecom, японская Mitsui Finance&Leasing Co. Ltd.  22 ноября 2010 г. российский рубль впервые стал торговаться на валютной бирже Китая. Это ещё один шаг к расчётам рубль-юань без конвертации через доллар.

По прогнозам Китайского строительного банка, к 2015 г. расчёты в юанях могут увеличится до 3 трлн. $ (т.е., более 440 млрд. $ по нынешнему курсу валют), на фоне уменьшения зависимости от доллара.

По решению китайского правительства в Шанхае намечено создать центр «современной индустрии услуг и передовой обрабатывающей промышленности», «международный финансовый центр и центр морского судоходства» (www. seversrub.com,4.11.2009). В рамках программы построения международного финансового центра, мегаполис Шанхай готов продолжать прилагать усилия к привлечению выдающихся специалистов-финансистов, совершенствованию финансовой системы и улучшению условий рыночного развития в целом.

Шанхайская финансовая биржа к 2013 г. должна стать крупнейшей международной финансовой площадкой Азии, к 2020 г. – крупнейшей в мире, с круглосуточным графиком работы.

Тем самым Китай, объективно, подписывает себе смертный приговор, т.к. первую роль в его экономике станет играть финансово-спекулятивный капитал, всё более отрывающийся от реального сектора производства.  Китай ждёт судьба Англии и США, утративших значительную часть своего промышленного капитала, в пользу капитала финансово-спекулятивного.

VІ. НАРАЩИВАНИЕ ВОЕННОГО МОГУЩЕСТВА

Доступ к энергетическим и сырьевым ресурсам является важнейшей составной частью китайской внешней политики. И в этом плане интересы Китая приходят в прямое столкновение с интересами США, для которых борьба за ресурсы и завоевание безраздельного мирового господства является  главной, стратегической целью. США просто так, без борьбы, не уступят  Китаю место мирового экономического лидера.

Данные противоречия ведут к росту напряжённости в американо-китайских отношениях.

Усиление внешнеэкономической экспансии Китая, необходимость обеспечивать безопасность торговых путей, которые проходят по мировому океану, вынуждают Китай усиливать мощь своих вооруженных сил, повышать боеготовность и военно-техническую оснащённость НОАК (Народно-освободительной армии Китая).

По оценкам военных аналитиков, темпы роста военных расходов Китая в последние годы в три раза превышают темпы роста китайского ВВП, хотя примерно в 10 раз по своему объёму меньше, чем военные расходы США.

В настоящее время Китай, наряду с США и Россией, относится к числу трёх государств мира, обладающих полноценной ядерной триадой. Ядерная триада – это способ построения стратегических ядерных сил, обеспечивающий невозможность их полного уничтожения в случае внезапного ядерного нападения противника и дающий большую гибкость в их применении. Даже в случае полного уничтожения двух любых компонентов, третий должен быть способен нанести ответный удар, гарантирующий уничтожение противника или причинение ему непоправимого ущерба. Классическая ядерная триада состоит из сухопутного (МБР наземного базирования), морского (подводный атомный флот) и воздушного (стратегическая авиация) компонентов.

Стратегические ядерные силы (СЯС) по своему предназначению подразделяются на три категории: стратегического, оперативно-тактического и тактического назначения.

По оценкам ряда экспертов, ядерный потенциал НОАК является третьим в мире по числу боезарядов. Но, учитывая глубокую закрытость военных структур НОАК КНР, нельзя исключить, что реальное состояние стратегических ядерных сил Китая может превзойти самые смелые прогнозы специалистов.

В настоящее время в составе СЯС НОАК состоят МБР (межконтинентальные баллистические ракеты) и БРСД (баллистические ракеты средней дальности), которые относятся к «первому поколению», считаются устаревшими, но способными решать стратегические задачи на региональном уровне.

По различным сведениям из открытых источников в США, Японии, Индии, России и др. стран, в конце 1980—начале 1990-х годов КНР приступила к модернизации СЯС «первого поколения» и постановке на боевое дежурство ядерного оружия и ракет-носителей «второго поколения». В т.ч. – двух новых МБР СН (стратегического назначения) ДФ-31 и ДФ-41 («Ветер с Востока»), одной баллистической ракеты для подводной лодки, не менее двух-трёх баллистических ракет оперативно-тактического и тактического назначения и двух крылатых ракет воздушного и морского базирования повышенной дальности. Осуществляется и программа создания «нейтронной бомбы» — термоядерного боеприпаса повышенной радиации.

Считается, что в случае успешной модернизации СЯС НОАК, в ближайшие годы число стратегических МБР (МБР СН) возрастёт до 40-50 единиц, могущих достигнуть территории США.

Число оперативно-тактических и тактических ракет средней и малой дальности, способных нести как ядерные, так и химические и обычные боеголовки, превышает несколько сотен и достигает территории близлежащих стран, в т.ч. и России.

В составе ядерных сил оперативно-тактического и тактического назначения НОАК имеется небольшое количество бомбардировщиков – носителей ядерного оружия. Это Н-6 (Ту-16), Н-5 (Ил-28), Q-5 («Фонтан А-5»), большинство которых устарели и выводятся из боевого состава. Предполагается, что данные машины заменяются в НОАК самолётами Су-27, часть которых, возможно, оборудуют в качестве носителей ядерного оружия.

В составе атомного подводного флота Китая пока имеется одна подлодка с 12-ю баллистическим ракетами с дальностью стрельбы 2500 км. Намечается до 2015 г. построить семь новых стратегических подводных ракетных крейсеров в соответствии с новой военно-морской стратегией Китая «передовых океанских рубежей обороны» («океанская китайская стена»). ПЛАРБ (подводные лодки атомные с ракетами баллистическими) ВМС НОАК, по расчётам китайских военных, должны повысить возможности стратегического сдерживания на глобальном уровне, а на случай всеобщей ядерной войны играть роль стратегического ядерного резерва и, при необходимости, обеспечивать возможность для нанесения т.н. второго удара по агрессору.

Следует отметить, что Китай особое внимание уделяет развитию своих военно-морских сил (ВМС) и созданию баз за рубежом для того, чтобы, во-первых, обеспечить безопасность своих океанских перевозок нефти, иного сырья и ресурсов; во-вторых, создать возможность противостоять влиянию ВМС США и его союзников, в частности, Японии, Индии и др. в мировом океане.

Гонка вооружений в Азии.

Азиатско-тихоокеанский регион (АТР)

США по всему миру создали сеть своих военных баз. Имеются они и в АТР, которые несут непосредственную угрозу Китаю и его ВМС. Проблемной зоной для Китайского флота является т.н. «первая островная гряда»: Корейский полуостров, Курильские острова, Япония, Тайвань, Филиппины, Индонезия и Австралия. Любое звено в этой цепи в будущем может стать горячей точкой. Китай уже сейчас вовлечён в споры о принадлежности различных участков дна  Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, богатых энергоносителями, а также некоторых островов с Японией, Филиппинами, Вьетнамом.

Первая островная гряда, по мнению сотрудников Колледжа ВМФ США Джеймса Холмса и Тоши Йошихары, представляет  собой нечто вроде «Великой Китайской стены, развёрнутой против Китая». Это эффективно организованный оборонительный рубеж, выстроенный союзниками США наподобие сторожевых вышек, позволяющих наблюдать за Китаем и, если понадобится, воспрепятствовать его проникновению в воды Тихого океана. Далее следует «вторая островная гряда», включающая в себя о. Гуам, принадлежащий США, и Северные Марианские острова.

О твёрдом желании Китая обеспечить свои позиции на море свидетельствуют и крупные военные приобретения последних лет. Пекин стремится перекрыть американскому флоту доступ в Южно-Китайское море и в китайские прибрежные воды. Китай модернизировал свои эсминцы и намерен обзавестись одним-двумя авианосцами. Но при этом сосредоточил свои усилия на строительстве подводного флота: дизельных, атомных и ракетных подлодок нового типа. Как считают Сет Кропси, бывший помощник замминистра ВМС США, и Рональд О’Рурк, сотрудник исследовательской службы  Конгресса США, Китай способен в течение 15 лет (т.е., до 2025 г.) создать флот подводных лодок, который может превзойти американский аналог, в настоящее время насчитывающий 75 боеготовых подводных лодок. Китайские ВМС намереваются также создать систему противокорабельных баллистических ракет, используя в ней космические спутники, оборудование для компьютерных войн, загоризонтные радиолокаторы, чтобы в будущем помешать беспрепятственному доступу ВМС США в наиболее значимые области Тихого океана.

Пытаясь установить контроль над прибрежной зоной в Тайваньском проливе и Восточно-Китайском море, Пекин совершенствует группу морских тральщиков, покупает у России истребители четвёртого поколения и развернул вдоль побережья около полутора тысяч российских ракет класса «земля-воздух».

Разумеется, в ближайшем будущем Китай не способен пока бросить военный вызов США. Однако налицо стремление нарастить на своих берегах необходимый военный потенциал, чтобы американцы не смели вводить свои корабли, когда и где им того захочется, в пространство между первой островной грядой и китайским побережьем.

Проблема Тайваня

Пекин выступает за территориальную целостность Китая, за воссоединения Тайваня с материковым Китаем.

Разумеется, США против этого, т.к. о-в Тайвань представляет собой «непотопляемый авианосец», занимающий позицию ровно посередине береговой лини Китая. Именно отсюда, по мнению военных планировщиков Холмса и Йошихары, США могут «проецировать силу» в сторону китайского побережья и прилегающих к нему районов. Если Тайвань вернётся в лоно материкового Китая, то китайский флот не только внезапно окажется в стратегически выгодной позиции по отношению к первой островной гряде, но и выйдет за её пределы, что вызывает беспокойство у американских военных и политиков.

Согласно результатам исследования, проведенного в 2009 г. RAND Corporation, к 2020 г. США не смогут противостоять Китаю в случае попытки военного решения вопроса и воссоединения Тайваня с Китаем силой оружия. Китайцы, говорится в этом отчёте, к этому времени будут способны нанести поражение США в возможной войне в Тайваньском проливе, даже если американцы будут иметь в своём распоряжении истребители пятого поколения F-22, две авианосные ударные группы и сохранят доступ к авиабазе Кадена на японском о-ве Окинава. В отчёте делается акцент на боях в воздухе. Здесь же указывается, что китайцы будут по-прежнему стоять перед необходимостью высаживать на острове многотысячный сухопутный десант, а их транспортные суда останутся уязвимыми для американских подлодок. В то же время в отчёте отмечается, что Китай отделяет от Тайваня всего сто миль, тогда как США придётся доставлять свои войска с другого конца планеты.

Американцев также беспокоит и то, что Пекин делает всё для того, чтобы взять Тайвань в тесное кольцо не только в военном, но и в экономическом отношении. Примерно 30% тайваньского экспорта приходится на Китай. Еженедельно между Китаем и Тайванем совершается 270 коммерческих авиарейсов. В последние 5 лет две трети тайваньских компаний осуществили инвестиции в китайскую экономику. Ежегодно остров посещают около полумиллиона туристов с материка, а 750 тыс. тайваньцев проживают в Китае, проводя там каждый год по шесть месяцев.

Поэтому США продолжают оказывать беспрецедентную военную помощь Тайваню, о чём свидетельствует решение администрации Б. Обамы, заявившей в начале 2010 г. о намерении продать Тайваню оружия на сумму 6,4 млрд. долл.  США поставляют Тайваню 114 противокорабельных ракет Patriot и десятки ультрасовременных систем связи.

Проблема Тайваня является одним из основных «яблок раздора» между США и КНР.

Гонка вооружений в АТР и Индийском океане продолжается. Модернизируют свой флот союзники США Япония и Южная Корея. Мощные военно-морские силы создаёт Индия.

КНР создаёт мощную морскую базу на о-ве Хайнань с подземными доками, позволяющими разместить до 20 атомных и дизельных подлодок.

Основные союзники США в Азии (Япония, Индия, Южная Корея, Сингапур) хотят, чтобы американский флот и авиация координировали свои действия с вооружёнными силами этих стран, что позволит США и в будущем остаться «неизымаемой частью азиатского военного ландшафта на суше и на море».

(По материалам сайта «Россия в глобальной политике»: Роберт Каплан «География китайской мощи», 7.08.2010, www.globalaffairs.ru).

Один из планов, циркулирующих в Пентагоне, предполагает, что США способны «противостоять китайской стратегической мощи… без прямой военной конфронтации», опираясь на военный флот, насчитывающий 250 кораблей. Этот план, составленный полковником ВМФ в отставке Пэтом Гарретом, включает в евразийское уравнение такую стратегическую величину как Океания. Гуам, Каролинские, Маршалловы, Северные Марианские и Соломоновы о-ва являются либо американскими территориями, либо республиками, имеющими военные соглашения с США, либо государствами, готовыми заключить такие соглашения. Значение Океании будет расти, поскольку она сравнительно близко находится к Восточной Азии, а с другой – вне той зоны, из которой Китай хотел бы вытеснить американский флот. От Гуама всего 4 часа лёта до КНДР и два дня плавания до Тайваня. Авиабаза Андерсен на Гуаме уже сейчас играет роль господствующей высоты, с которой США могут проецировать «жёсткую силу» в любом направлении. Это самая мощная стратегическая авиабаза США в мире, обеспечивающая скоростную заправку самолётов; здесь хранится сто тысяч авиаснарядов и 66 млн. галлонов (более 300 тысяч т; 1 галл = примерно 4,5 л) авиационного топлива. Взлётные полосы заполнены длинными рядами транспортных самолётов G-17 Globemaster  и истребителями F/A-18 Hornet. Кроме того, на Гуаме размещена эскадра американских подлодок; здешняя военно-морская база расширяется. Гуам и соседние Северные Марианские о-ва находятся на почти равном расстоянии от Японии и Малаккского пролива (Малаккский пролив – пролив между Южно-Китайским морем и Индийским океаном, через который проходят основные маршруты китайских торговых судов и танкеров, обеспечивающих доставку в Китай нефти, др. сырья и продукции из стран Персидского залива и Африки). А юго-западная оконечность Океании, выглядывающая из-под Индонезийского архипелага – группки принадлежащих Австралии островов Ашмор и Картье и близлежащий западный берег самой Австралии (от Дарвина до Перта), — держит под прицелом Индийский океан.

Таким образом, согласно плану Гаррета, флот и авиация США способны использовать географические преимущества Океании, чтобы поддерживать «региональную боеготовность», локализуемую непосредственно за горизонтом «Великого Китая» и той акватории, где проходят основные евразийские морские пути. («Великий Китай» — используемое в материалах американских аналитиков понятие, означающее стремление Китая оказывать всё более сильное влияние – финансовое, экономическое, социальное, политическое и военное —  на соседние регионы и страны; стремление Китая выйти за пределы первой островной гряды на океанские просторы. Сюда включается и намерение (вполне справедливое — А.М.) КНР воссоединить Тайвань с материковым Китаем.).

Центральная Азия, Индийский океан, Юго-Восточная Азия, западная часть Тихого океана – таковы обширные регионы, которые рискуют (с американской геополитической точки зрения) оказаться под политическим, экономическим и военным контролем возникающего Великого Китая. Однако вдоль его границ будет курсировать американский флот, дислоцированный как можно ожидать, по большей части в Океании и тесно сотрудничающий с военно-морскими силами Индии, Японии и др. «демократических» (в американских понятиях) государств.

Так или иначе, заключает автор упомянутой выше статьи Роберт Каплан, в ближайшие годы сам факт укрепления военной и экономической мощи Китая усугубит напряжённость в американо-китайских отношениях.

С данным выводом мы целиком согласны. Конкуренция двух империалистических гигантов: замедляющих свой рост и агонизирующих США и быстро растущего (пока) Китая неминуемо, рано или поздно, приведёт к схватке между ними.

Межимпериалистическое соперничество в Индийском океане.

Борьба за лидерство между Китаем и Индией

Как уже подчёркивалось выше, Индийский океан играет для Китая громадную роль в снабжении энергетическими (главным образом, нефть), сырьевыми и иными ресурсами стремительно развивающейся экономики, является стратегической транспортной океанской артерией, по которой пролегают морские пути Китая.

И в этом регионе мира США создали громадное число баз, складов и иных военных объектов, в частности, на Андаманских о-вах, Коморах, Мальдивах, Маврикии, Реюньоне и Сейшелах (некоторые из них прямо или косвенно управляются Францией и Индией); заключили военные соглашения с Брунеем, Малайзией и Сингапуром, т.е., со странами, контролирующими выход из Южно-Китайского моря в Малаккский пролив и, далее, в Индийский океан.

Помимо США, в данном регионе разворачивается острое соперничество за лидерство между Китаем и Индией, являющейся крупнейшим союзником США в Южной Азии.

Самой большой угрозой для китайско-индийских отношений последних десятилетий, со второй половины 20 в., являются их взаимные претензии по поводу спорных территорий. Китай утверждает, что восточный индийский штат Аруначал-Прадеш исторически является  частью Южного Тибета. Индия хочет, чтобы Китай вернул территорию, именуемую Аксай Чин – заброшенные высокогорные соляные плато, которые считаются частью древнего буддийского королевства.

«Первой ласточкой» стал пограничный конфликт в августе 1959 г. в районе Лонгжу. После обмена ударами стороны на тот раз разошлись.

Однако по настоящему конфронтация достигла предела летом 1962 г., когда Далай-лама получил политическое убежище в Индии, что было равносильно объявлению войны. Уже в сентябре китайские войска перешли границу в районе Цангдхар, а в октябре начали массированное наступление сразу на двух спорных направлениях. 21 ноября в результате переговоров, по которым индийцы согласились на передачу соседям района бирманской границы, китайские войска начали отходить за старую границу, которая была установлена между Индией и Тибетом в1914 г.

Наступил период длительного замораживания дипломатических контактов, всплеска национализма, проявлений взаимного недоверия и отчуждённости.

Только в 80-х гг. наметилась тенденция к восстановлению  добрососедских отношений между двумя великими азиатскими державами.

В 1981-1987 гг. проходили регулярные встречи официальных делегаций КНР и Индии для обсуждения территориально-пограничных проблем. С конца 80-х начались встречи на высшем уровне, которые привели к постепенному потеплению китайско-индийских отношений.

В 2003 г. была подписана «Декларация КНР и Индии о принципах отношений и всестороннем сотрудничестве». В Декларации индийское правительство впервые чётко признало, что Тибетский автономный район является частью территории Китая. Индийское правительство также подтвердило недопустимость антикитайской деятельности тибетцев на территории Индии. Китай, в свою очередь, признал Сикким частью Индии.

Однако остались нерешёнными вопросы по части территорий. Отвергая возможность обмена территориями (Индия отказывается от претензий на Аксай Чин, а Китай – на Аруначал-Прадеш), Пекин занял позицию, согласно которой он претендует на обе спорные территории.  Территориальный спор обостряется поддержкой Индией непризнанного правительства Далай-ламы в Дарамсале.

Для ограничения влияния Индии в регионе, КНР продолжает разыгрывать «пакистанскую карту». С учётом особой сложности индийско-пакистанских отношений (в первую очередь имеются в виду индийско-пакистанские противоречия вокруг Кашмира и связанная с этим гонка вооружений, в т.ч. ядерных), Пакистан является для Китая фактором, создающим для Пекина благоприятный баланс сил в Южной Азии.

Ключевой проблемой безопасности в китайско-индийских отношениях и потенциальным источником конфликта становится вода. Экономические системы Китая и Индии  уже сейчас страдают от недостатка водных ресурсов. Распространение орошаемых угодий сельского хозяйства и интенсивно использующих воду отраслей промышленности привело к серьёзной борьбе за водные ресурсы. Обе страны вошли в эру постоянного водного дефицита, что может сказаться и на темпах экономического роста.

Именно Тибет является источником большинства главных индийских рек. Обширные ледники Тибетского плато, огромное количество подземных источников и значительная высота делают Тибет самым большим в мире пресноводным хранилищем после полярных ледниковых покровов. Истоки всех главных рек Азии, кроме Ганга, находятся на территории Тибетского плато. Даже два главных притока Ганга берут начало в Тибете.

Сейчас Китай стремится реализовать такие проекты развития междуречного пространства и бассейнов рек на Тибетском плато, которые угрожают уменьшить международные речные потоки в Индию и другие соприбрежные государства. Расположенные вверх по течению дамбы, заграждения, каналы и ирригационные системы могут превратить воду в политическое оружие.

Самой опасной идеей, из рассматриваемых Китаем, является идея поворота на север реки Брахмапутры (самой высокогорной реки в мире и одной из самых быстрых), что приведёт к экологическому опустошению северо-восточных равнин Индии и восточного Бангладеш и равносильно объявлению водной войны с этими странами.

Таким образом, гидрологические проекты и планы Китая являются дополнительным источником напряжения в китайско-индийских отношениях.

Китай и Индия, являясь самыми быстрорастущими экономиками в мире, ведут конкурентную борьбу за источники сырья и энергоресурсов по всему земному шару. Потребление энергии в Индии, как предполагается, будет расти в районе между 3,6 и 4,3% ежегодно и более чем удвоится к 2030 г. Это сделает Индию третьим крупнейшим импортёром нефти к 2025 г. Соответственно этому, и Китай и Индия увеличивают потоки инвестиций в иностранные источники энергии. В настоящее время  в этом вопросе больше преуспевает Китай.

Как уже говорилось выше, 80% нефти Китая проходит через Малаккский пролив, который контролируют ВМС США. Чтобы изменить эту неблагоприятную для себя ситуацию, Китай начал наращивать своё присутствие не только в Тихоокеанском регионе, но и на просторах Индийского океана. Он создаёт базы во всех стратегически важных точках региона не только для обслуживания своих торговых интересов, но и для эскалации военной силы.

В настоящее время Китай реализует стратегию «нитки жемчуга», которая уже значительно увеличила проникновение Китая на задворки Индии.

«Нитка жемчуга», — это цепочка военно-морских баз НОАК КНР, это пункты присутствия и дипломатические связи Китая  в регионе Индийского океана. Порт Гвадар в Пакистане, военно-морские базы в Мьянме (Бирме), средства радиоэлектронной разведки на островах в Бенгальском заливе, воды которого омывают Индию, финансирование строительства канала через тайский перешеек Кра Истмус, военное соглашение с Кампучией, наращивание сил в Южно-Китайском море.

Для успешного решения своих торговых, экономических и военно-политических задач, Китай добивается расположения государств Южной Азии, прежде всего Бангладеш, Бутана, Непала, вышеупомянутой Мьянмы и др. Китай строит контейнерные порты в Бангладеш (Читтагонг) и на Шри-Ланке (Хамбантота), помогает Мальдивам строить военно-морскую базу в Марао и т.д. Так, например, в мае 2007 г. между КНР и Шри-Ланкой было подписано соглашение о строительстве порта в Хамбантоте, который будет служить станцией дозаправки и обслуживания для китайского гражданского и военного флота, будет являться естественной гаванью для всех судов, ходящих под флагом КНР, независимо от их целевого предназначения, в т.ч. и АПЛ (атомных подлодок). У Китая появляется возможность отслеживать весь морской и воздушный трафик (движение) в Индийском океане с данной базы; появляется возможность сжать кольцо вокруг своего давнего соперника в регионе – Индии. Поэтому, несмотря на неоднократные заявления китайской стороны, что строительство данного порта является чисто коммерческим предприятием, понятно, что эти работы являются частью стратегии «нитки жемчуга» и направлены на получение определённых преимуществ Китая перед Индией в регионе Индийского океана и Южной Азии.

Сейчас военно-морской флот Китая считается третьим в мире по величине после США и России и превосходит индийский и качественно, и количественно. В модернизацию вооружённых сил в целом и ВМС, в частности, Китай вкладывает гораздо больше средств, чем Индия, что крайне болезненно воспринимается последней.

В свою очередь, беспокойство КНР вызывает военное сотрудничество Индии со многими странами мира, среди которых особняком стоит сотрудничество Индии и США в области атомной энергетики, которое, по мнению многих аналитиков КНР, не ограничивается только «мирным атомом», а также сотрудничество непосредственно в военной области. Благодаря соглашению о мониторинге, подписанному в 2010 г., американские оборонные компании могут беспрепятственно  продавать Индии технологии. В настоящее время (2010 г.) компания Honeywell Aerospace осталась одним из двух участников тендера, борющихся за контракт на замену двигателей 300 истребителей Jaguar, состоящих на вооружении индийских ВВС. Стоимость контракта – 5 млрд.$.

Всё вышесказанное свидетельствует о грядущем противостоянии двух азиатских гигантов. Тем более что США будут стремиться подливать «масла в огонь» и разжигать это противостояние, т.е., будут пытаться решать свои стратегические задачи достижения мирового господства, используя и китайско-индийские противоречия и конкуренцию.

(По материалам сайта «Время Востока»: «Проблемы и перспективы китайско-индийских отношений», 11., 12.08.2010; «Конфликты и соперничество между Китаем и Индией», 2.09.2010 г. — easttime.ru).

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

Таким образом, можно сделать вывод, что Китай под руководством КПК в ходе 30-летнего осуществления реформ и строительства «социализма с китайской спецификой» превратился в одну из крупнейших империалистических держав мира, со всеми присущими капитализму на его высшей империалистической стадии противоречиями, главным из которых становится противоречие между трудом и капиталом.

Усиливаются и противоречия Китая на международной арене, в первую очередь, со своим главным конкурентом, которому Китай всё более наступает на пятки, Соединёнными Штатами Америки.

На наших глазах разворачивается противостояние двух гигантов. Разумеется, США, борющиеся за безраздельное мировое господство и стремящиеся сохранить свои ведущие позиции в мире, без боя не уступят Китаю место лидера. Но, при этом, США попытаются использовать противоречия Китая со своими ближайшими соседями, попытаются стравить Китай с Индией либо с Россией, чтобы затем выступить в лицемерной роли «миротворца» и использовать данные противоречия в своих гегемонистских интересах, в том числе подчинить себе Китай.

Глубокий финансово-экономический кризис империализма, поразивший практически весь капиталистический мир, показал всю несостоятельность капиталистического пути развития. Крупнейшие империалистические экономики, в том числе и Китай, выход из кризиса осуществляли за счёт трудящихся. Всё это вызвало волну массовых выступлений рабочего класса, трудящихся многих стран мира, протестующих против стремления капитала переложить тяжесть кризиса на их плечи.

На наших глазах нарастает и углубляется противоречие между трудом и капиталом. Трудящиеся начинают играть всё более активную роль в истории; классовая борьба разгорается и принимает всеобъемлющий характер, что неизменно приведёт к краху прогнившей империалистической системы.

 

А.А.МАЕВСКИЙ, секретарь ЦК ВКПБ, редактор газеты  «Рабоче-крестьянская правда».

Реклама
Запись опубликована в рубрике Вопросы теории и практики марксизма, Общество, Разоблачение буржуазных мифов с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.