Как появляются легендарные книги


Сегодня мы предлагаем нашим читателям легендарную книгу, оклеветанную даже больше, чем такой же легендарный «Краткий курс. История ВКП(б)». Книгу Л.П. Берия «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье».

Основной претензией, которую выдвигали антикоммунисты от троцкистов до либералов автору книги, было утверждение, что книга написана из конъюнктурных, подхалимских целей, дескать, этой книгой Берия хотел выслужиться перед Сталиным  (1.)   Видимо судят по себе.

Однако, анализ ситуации в Закавказье к 1935 году, когда в июле Берия и выступил с докладом, позволяет найти и другие причины появления книги.

На тот момент Берия был первым секретарем Закавказского крайкома ВКП(б). В 1932 году он сменил на этом посту М. Орахелашвили, с которым у Берии было несколько крупных конфликтов, и который вскоре стал замдиректора Института Маркса-Энгельса-Ленина.

Первой задачей, которую нужно было решить Берия на новом посту, было налаживание работы нефтяных предприятий Баку. С этой задачей он справился, но Берия активно занимался не только нефтью. Достаточно сказать, что уже в октябре 1933 года Берия лично передал Сталину две записки — одну о нефти, а другую — о редких металлах в Грузии.

Берия предлагал включить в план 1934 года:
— строительство крекингов и заводов по первичной переработке нефти;
— строительство керосинопровода Махачкала-Сталинград;
— расширение нефтепровода Баку-Батум;
— проведение геологоразведочных работ на новых площадях в Азербайджане;
— строительство новых судов для Каспийского пароходства. (2)

В одной только Абхазии надо было форсировать строительство рудника в Ткварчели, Сухумской ГЭС, Черноморской железной дороги, развивать производство цитрусовых, табака, чая…

Общесоюзные директивы по новому пятилетнему плану (1933-1937 гг.) были представлены на Семнадцатой конференции ВКП(б) закончившийся 4 февраля 1932. А в марте объединенный пленум Заккрайкома рассмотрел основные направления пятилетнего плана развития Закавказской Федерации. Объем промышленного производства в Грузии должен был возрасти более чем в пять раз, производство ферросплавов — в семь с половиной раз, добыча угля — в двенадцать раз…

Огромные изменения ждали сельское хозяйство: он быстро переориентировал сельскохозяйственное производство в Грузии на выращивание таких культур, которые могла дать стране лишь горная и субтропическая зона Грузии: цитрусовые, виноград, чай, табак. Однако начинал Берия не с чая, а с того, что ликвидировал грузинский Колхозцентр, заменив его Народным комиссариатом земледелия. И в отличие от, например, Косиора на Украине, не сократил, а даже несколько расширил подсобные хозяйства колхозников, чтобы избежать угрозы голода. При этом существенно выросло количество крестьянских хозяйств, объединенных в колхозы: в 1931 году в колхозах было объединено 36% крестьянских хозяйств, к 1939 году — 86%.

В итоге в январе 1934 года на IX съезде Компартии Грузии он имел полное право сказать:

«Стало реальностью вполне устойчивое положение деревни Грузии, укрепление колхозов, рост коллективизации, успешное внедрение специальных и технических культур… и добросовестное выполнение колхозниками и трудящимися-единоличниками своих обязательств перед государством».

А через несколько дней, 28 января 1934 г., на вечернем заседании XVII съезда ВКП(б) отметить:

«Укрепилось хозяйственно-политическое положение деревни. В 1930-1931 гг. еще было такое положение, когда в деревне Закавказья многие колхозы разваливались. Кулаки и остатки разгромленных антисоветских партий — дашнаков, муссаватистов, грузинских меньшевиков — пытались использовать для оживления своей контрреволюционной работы грубые политические ошибки в крестьянском вопросе, допущенные закавказскими партийными организациями.

…Сейчас, товарищи, положение в закавказской деревне коренным образом изменилось. Проделана огромная работа в области социалистической реконструкции сельского хозяйства, выросла механическая база сельского хозяйства края. Нанесен решительный удар кулацким и антисоветским элементам. Широко развиваются и внедряются специальные и технические культуры: хлопок, чай, виноград, табак, цитрус и др. Растут и крепнут организационно-хозяйственно и политически колхозы. Сотни колхозов стали большевистскими, тысячи и десятки тысяч колхозников — зажиточными. Колхозники и трудящиеся-единоличники стали лучше работать. Укрепилась трудовая дисциплина в колхозах.

Товарищи! Показателем крепкого положения закавказской деревни является то, что впервые за все годы Закавказье в 1933 г. выполнило и перевыполнило все основные Показатели сельскохозяйственных заготовок.

…Разводимый главным образом на колхозных полях, чай стал основным источником поднятия благосостояния массы колхозников. Уже в прошлом 1933 г. ЦК ВКП (б) констатировал, что положено начало независимости Советского Союза от заграницы в деле производства чая. В дальнейшем развитии чайной культуры мы делаем упор на поднятие урожайности. Уже теперь, товарищи, мы имеем в отдельных колхозах сбор с гектара примерно 1 200-2 300 кг. Это, товарищи, является большим достижением, но все еще пока мы отстаем по урожайности от цейлонских и других районов, в особенности от Японии. Япония сама собирает в 2-3 раза больший урожай, чем Цейлон, Ява и др.» (3)

Будущее сельского хозяйства Грузии Берия видит радужно:

«Районы влажных субтропиков в Грузии после окончания развернутых сейчас работ по осушению Колхидской низменности — а эта низменность не маленькая, примерно 214 тыс. га — превратятся в огромный сплошной массив, где будут развиваться субтропические сады.»

Нужно отметить, что Мамия Орахелашвили доказывал, что в Грузии невозможно крупное колхозное хозяйство… Но при этом упорно перевыполнял планы коллективизации, сокращал подсобные хозяйства и так «успешно» боролся с религиозными пережитками, что спровоцировал два вооруженных выступления мусульман, ликвидировать которые пришлось Берии, тогда наркому внутренних дел Закавказья.

Орахелашвили выступал за сохранение посевов кукурузы и выступал против посадок цитрусовых, мотивируя это нуждами крестьянам.

Берия же мыслил всегда в масштабах и интересах всего Советского Союза, и не имел ни одной националистической «задней мысли». Кукурузу и пшеницу можно было выращивать и на Кубани, привозя зерно в Грузию. А вот мандарины и лимоны… За годы пребывания Берия на посту первого секретаря Закавказской Федерации, а потом Грузинской СССР производство цитрусовых плодов выросло более чем в 20 раз.

Можно с уверенностью сказать, что тот облик Советского Закавказья, который с такой теплотой и болью мы вспоминаем сейчас — во многом результат политики именно Берия.

На фоне очевидных успехов развития Закавказья начинается новый виток идеологической борьбы в партии. Ареной этого этапа стала история.

Борьба за свою версию историю никогда не имеет отвлеченно научных целей. Когда начинают ломаться копья на, казалось бы, далекие, исторические темы, всегда цели участников лежат в настоящем и будущем. Именно поэтому, не утихают идеологические споры между сталинистами и троцкистами об истории СССР (а не потому, что «нет настоящего движения», как утверждают некоторые «примиренцы»), именно поэтому пересматриваются итоги Второй мировой в Прибалтике и на Украине (а не для того что бы посадить в тюрьму нескольких стариков, а других таких же немногочисленных и таких же старых наградить), именно поэтому не может угомониться Сванидзе, именно поэтому и мы уделяем большое внимание истории…

Да, тогда был не первый поход за умалчивание роли Сталина. Собственно, он не прекращался, а только менял интенсивность. Вот один из характерных примеров — первое издание Большой советской энциклопедии. В состав редакционного совета тогда входили Бухарин, Пятаков и ряд других видных оппозиционеров. Редакционная работа над томом, в котором была помещена объемная статья «Грузинская Советская Социалистическая Республика (ССРГ)», закончилась 1 ноября 1930 года. В подразделе «Начало рабочего движения и социал-демократия» первое встречающееся имя — Ф. Махарадзе. В подразделе приводится его цитата, начинающаяся так: «Уже на исходе 1894 закладывается фундамент первой строго марксистской группы…». Второе упоминаемое в подразделе имя — Ной Жордания… Он, правда, аттестуется как лидер «право-оппортунистического» течения в противовес «ортодоксально-марксистскому», во главе которого «стояли М.Цхакая, Ф. Махарадзе, Coco Джугашвили (Сталин), Ал. Цулукидзе и др.».

Итак, номер Coco Джугашвили был всего лишь четвертым… Причем дальше пространно излагается деятельность опять-таки Жордании. И только потом автор статьи в БСЭ, сообщив, что в начале 1903 года «избирается Союзный комитет, в составе к-рого большинство оказалось на стороне будущих большевиков (Цхакая, Махарадзе, Кнуньянц, Зурабов, Цулукидзе, Бочорошвили, Сталин и др.)» дежурно, формально отписывается: «Руководящую роль в революционном крыле Закавказской организации начинает играть т. Сталин».

Но затем в подразделах «Между двумя революциями», «Организация власти в период Февральской революции», в следующем разделе «Октябрьская революция и борьба за Советскую Грузию» (с подразделами «Отделение Закавказья от России», «Меньшевистская диктатура в Грузии», «Большевистская организация в 1918-1920», «Крестьянские восстания 1918-1921», «Конец меньшевистской власти», «Первые шаги Советской власти» и «Антисоветская деятельность меньшевиков»), имя Сталина вообще отсутствует! Вот такая «руководящая роль».

Не упоминаются там ни Орджоникидзе, ни Киров… Зато не раз упоминается Жордания, и — само собой: Махарадзе, Кавтарадзе, Цхакая, Окуджава, Орахелашвили «и др.».

Так Сталин попал в «др.».

В библиографии к этой энциклопедической статье работ Сталина тоже, конечно, нет. Зато там есть труды Махарадзе и Орахелашвили.

Что это были за труды?

Например, книга Махарадзе «Очерки революционного движения в Закавказье», где Сталин также не упомянут, а к меньшевикам высказано вполне примиренческое отношение. Или книги Орахелашвили 1926 года «Путь грузинской жиронды» и более поздние «Закавказские большевистские организации в 1917 г.» и «Вопросы пролетарской революции», где меньшевики и их лидер Н.Жодания названы марксистами. Нужно обратить внимание на то, что писались и издавались эти книги в Закавказье, где в отличие от центральной России, меньшевики успели проявить себя во всей красе — и участием в расстреле Бакинских комиссаров, и арестами и расстрелами большевиков в меньшевистской Грузии, и вооруженным мятежом августа 1924 года. Казалось бы, градус противостояния должен был бы быть выше, а примеры антикоммунистической деятельности меньшевиков — ярче, но нет. Складывается устойчивое впечатление, что «свои родные» кавказские меньшевики были некоторым «большевикам» гораздо ближе, чем большевики «московские».

Недаром Берия называет подход этих авторов в первую очередь «недобросовестным».

И вот, к середине 30-х годов в Грузии выросло новое поколение, полностью сформированное Советской властью и не знакомое с теми работами Сталина, которые сделали его лидером большевиков Закавказья и которые доказывали его выдающийся теоретический, пропагандистский и публицистический уровень.

Именно в Грузии немалым количеством «старых большевиков» (а уж тем более бывших меньшевиков и т.п.) распускались слухи о второстепенной роли Сталина в начальную эпоху революционной борьбы.

Так что должны были думать о роли товарища Сталина молодые коммунисты, комсомольцы Грузии и просто молодые грузины? Рабочие не очень-то верят голословным утверждениям. А тут — работ Сталина нет, зато «признанные большевики» Миха Цхакая, Филипп Махарадзе, Шалва Элиава, Мамия Орахелашвили недоумевают по его поводу: «Какой же это вождь?»

Формально признавая «руководящую роль» Сталина эти партийные руководители всячески замалчивали содержание теоретической и практической работы Сталина, старательно создавая образ ненастоящего, незаслуженного, случайного на руководящем посту человека.

А бывшие меньшевики не пропускают случая упомянуть, что, первый марксист Грузии, Ной Жордания, называл Сталина не иначе как варваром.

Фактически оппозицией не просто искажалась роль Сталина в развитии рабочего движения в Закавказье, а делалась попытка дезавуировать как его самого, так и его политику не в далеком начале века, а в текущих 30-х!

А коммунисты и беспартийные были лишены возможности увидеть объективную историческую картину.

Берия был слишком молод, что бы иметь собственный богатый дореволюционный опыт, он вступил в РКП(б) только в марте 1917. Нечем ему было меряться с Махарадзе или Орахелашвили. Да и незачем — не он был объектом умолчания и искажения в этих книгах. Задачей Берия, как партийного руководителя, как коммуниста, становится восстановление исторической правды в отношении партийной истории.

Сначала Берия действует прямолинейно. Так, как поступили и современные коммунисты, оказавшись в ситуации извращения роли и взглядов Сталина — он предлагает собрать и издать работы Сталина дореволюционного периода. Однако, против этого выступает сам Иосиф Виссарионович. Сталин отлично понимал, что на нем лежит огромная ответственность, враги готовы записать «каждое лыко в строку», и потому очень тщательно относился к переизданию и переводу своих ранних статей. Это видно и по записке Сталина Кагановичу, Ежову и Молотову:

«Прошу воспретить Заккрайкому за личной ответственностью Берии переиздание без моей санкции моих статей и брошюр периода 1905-1910 годов. Мотивы: изданы они неряшливо, цитаты из Ильича сплошь перевраны, исправить эти пробелы некому, кроме меня, я каждый раз отклонял просьбу Берии о переиздании без моего пересмотра, но несмотря на это закавказцы бесцеремонно игнорируют мои протесты. Ввиду чего категорический запрет ЦК о переиздании без моей санкции является единственным выходом». ( 4 )

Берия обращается к Сталину с просьбами о переиздании его работ еще неоднократно. И ясно, что это не подхалимаж, а суровая политическая необходимость.

В этих условиях Берия принимает решение сам ответить на книги Махарадзе и Орахелашвили. Так появляется доклад и брошюра Берии, однако он понимает, что этого недостаточно, и наилучшим ответом на все вопросы было бы переиздание статей Сталина. Это способствовало бы политическому образованию коммунистов, не только в историческом, но и в теоретическом плане. Ведь такие работы Сталина, как «Анархизм или социализм», «Об экономическом терроризме», «Марксизм и национальный вопрос» актуальны и сегодня.

Именно старания Берии в этом направлении инициировали очень актуальное решение ЦК от 25 августа 1935 года — в ближайшие три-четыре года: «приступить к изданию сочинений Сталина». (5)

Заместителем директора ИМЭЛ был тогда уже упоминавшийся Мамия Орахелашвили. Но он и прочие так «старались» выполнять постановление ЦК, что первый том Собрания сочинений Сталина был подписан в печать только после войны (предисловие автора к первому тому датировано январем 1946 года).

Впрочем, летом 1935 года Мамии Орахелашвили было не до постановлений ЦК — он дни и ночи проводил у Авеля Енукидзе, автора еще одной книги «Наши подпольные типографии Кавказе», со своим видением истории. Енукидзе был исключен из партии, освобожден от обязанностей председателя ЦИК Закавказья и пребывал в Кисловодске в качестве уполномоченного ЦИК СССР по Минераловодческой группе. 7 сентября 1935 г Сталин писал из Сочи в Москву.

«… назначение Енукидзе уполномоченным ЦИКа создало двусмысленное положение для партии, правительства и местных организаций в Кисловодске. Он исключен из партии и вместе с тем он выше местных организаций по положению, так как он является уполномоченным ЦИКа. Так как Енукидзе не сознает своего падения, а скромностью он не страдает, то он берется контролировать местные организации, дает им задание, распределяет отдыхающих ответственных товарищей по санаториям, дает им помещение …. Люди, оказывается, поговаривают о том, что исключение Енукидзе из партии есть по сути дела маневр для отвода глаз, что он послан в Кисловодск для отдыха, а не для наказания, что он будет восстановлен осенью, так как у него в Москве «есть свои друзья». А сам Енукидзе, оказывается, доволен своим положением, играет в политику, собирает вокруг себя недовольных и ловко изображает из себя жертву разгоревшихся страстей в партии. Двусмысленность положения усугубилась тем, что Орахелашвили, будучи в Кисловодске, дни и ночи проводил вместе с Енукидзе.»       ( 6 )

Для Енукидзе и Орахелашвили противостояние скоро закончилось. Но сначала они были побеждены идеологически. Ф. Махарадзе в январе 1936 года выступил в «Заре Востока» с покаянной статьей «В порядке самокритики», он умер в возрасте 73 лет естественной смертью.

Вернемся к книге Берии.

Берия сумел собрать множество документов и свидетельств — архивы большевистских и меньшевистских газет и листовок, письма, воспоминания участников, донесения жандармов. Многие сталинские статьи, письма и листовки именно тогда были впервые переведены на русский язык.

Книга содержит четко выделяемые две части. Первую в основном историческую, в которой подробно рассмотрено становление большевистских типографий в Закавказье, борьба с меньшевиками, ликвидаторами и отзовистами… и вторую, посвященную, в основном, разгрому националистов. Националистов всяких — и меньшевистских, и либеральных, и с партбилетами ВКП(б).

Тогда в 1935 году, на третьем году руководства Берией Закавказской Федерацией, процитированные им выдержки из закона Грузии вызвали смех в зале.

«31 марта 1922 г., за подписью председателя ЦИК тов. Махарадзе и зам. пред. Совнаркома тов. М. Окуджава, посылается следующая телеграмма:

«Ростов-Дон, исполкому, …:

«От сего числа границы республики Грузии объявляются закрытыми [Смех в зале], и дальнейший пропуск беженцев на территорию ССР Грузии прекращен. Просим срочно зависящих распоряжений соответственным органам. Просьба подтвердить получение настоящей телеграммы»…

§ 1. Лица, получающие разрешения на право в’езда в пределы Грузии своих родственников, платят за выдаваемые им разрешения 50.000 руб. .

§ 2. Правительственные учреждения, возбуждающие ходатайства о выдаче разрешения на в’езд лицам, кои по своим специальным познаниям необходимы, платят 500.000 руб.

§ 5. Лица, после 13 августа 1917 года прибывшие в пределы Грузии и желающие получить право на постоянное жительство в Грузии, в случае удовлетворения их просьбы, платят за выдаваемые им разрешения 1 мил. рублей.

§ 6. Лица, коим к 13 августа 1922 г. исполнилось 5 лет пребывания в пределах Грузии… за право на дальнейшее пребывание в пределах Грузии платят 1 мил. рублей…

§ 8. Право на дальнейшее пребывание в пределах Грузии из лиц, прибывающих в ее пределы после 13 августа 1917 года, имеют:

«…3. Все члены профессиональных союзов, состоящие в союзе 6 месяцев ко дню издания настоящего постановления.

4. Граждане, кои связаны с Грузией деловыми отношениями».

3) «Гражданство Грузии теряет: грузинская гражданка в том случае, если она выйдет замуж за иностранца». .

Это закон не буржуазной Грузии, а Грузии, руководимой «большевиками», которые и в 1935-ом были на руководящих постах в Закавказье. Т.е. прошло каких-то 13 лет и обстановка настолько оздоровилась, что предложения Окуджавы и Махарадзе стали выглядеть абсурдно и нелепо.

А еще через 60 лет грузинам и представителям других народов, живущим в этом прекрасном краю, снова стало не до смеха.

Хочется обратить внимание читателей на уровень политической работы в ВКП(б) того времени. Берия зачитывал свой доклад более 5 часов, затем были прения, доклад был опубликован в двух номерах «Зари Востока». Практика выступлений партийных руководителей с большими докладами по острым политическим вопросам позволяла не только повышать уровень теоретический руководителей, но поддерживать роль партии, как идеологического авангарда.

_______________________________________________________________________________

(1 ) См., например, Антонова-Овсеенко «Берия», «Портрет тирана», Волкогонова «Триумф и трагедия», а также тьмы и тьмы книг, посвященных И.В.Сталину, Л.П.Берия или истории СССР.

( 2 ) Некоторые цифры взяты из книг С. Кремлёва. «Берия. Лучший менеджер XX века.» (Москва, «ЯУЗА» «ЭКСМО» 2008) и Прудниковой Е. А. «Берия. Преступления, которых не было.» ( СПб.: Издательский Дом «Нева», 2005).

(3) Стенографический отчет воспроизводится с издания: «XVII съезд Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). 26 января — 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет.» Партиздат. Москва. 1934 г.

(4) Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936 гг. Сост.: О. В. Хлевнюк, Р. У. Дэвис, Л. П. Кошелева, Э. А. Рис, Л. А. Роговая. Федеральная архивная служба России; Российский государственный архив социально-политической истории. — М.: РОССПЭН, 2001. — 798 с.; ил.

(5) РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Ед. хр. 1164. Л. 113.

(6 ) РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. 963. Л. 70 Цит. По «Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936 гг.»

______________________________________________________________________________  Ольга Петрова

ИСТОЧНИК

Реклама
Запись опубликована в рубрике История, Разоблачение буржуазных мифов с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.