Как Зюганов Рохлина сдавал


Есть необходимость вспомнить две даты, приходящиеся на эти дни. Исполнилось 15 лет, как Лев Рохлин создал оппозиционное Движение в поддержку армии (ДПА), и 14 лет с того момента, как в результате сговора КПРФ с тогдашней «партией жуликов и воров» Рохлин был отстранен от должности председателя Комитета Госдумы по обороне.

Предыстория такова. Герой афганской и чеченской войн генерал Лев Рохлин был в 1995 году избран в Госдуму по списку тогдашней партии власти «Наш дом Россия» (НДР) и по её квоте стал председателем Комитета Госдумы по обороне. Однако позже, ознакомившись с состоянием, до которого «реформаторы» довели не только Вооружённые силы, но и всю страну, Рохлин вышел из НДР и создал оппозиционное Движение в поддержку армии. После чего фракция НДР стала добиваться отставки генерала с поста председателя комитета по обороне. Тогдашние жулики и воры из НДР почти год не могли заручиться поддержкой оппозиционного на тот момент большинства Госдумы. Наконец, 20 мая 1998 г. всё-таки сумели сговориться с руководством КПРФ. КПРФ согласилась проголосовать за отставку Рохлина в обмен на избрание представителя КПРФ О.Миронова уполномоченным по правам человека в РФ (какую пользу народу принёс данный представитель КПРФ на указанном посту, о том история умалчивает, молчит и КПРФ).

Надо понимать, «последней каплей», что подвигла руководство КПРФ на такой удар в спину, стала активность Л.Рохлина в инициировании импичмента Ельцину. Ещё с марта-апреля 1998 г. Рохлин и Илюхин пытались начать процедуру импичмента президенту. КПРФ всячески уклонялась и не давала нужного числа подписей депутатов. Но Рохлин утром 20 мая 1998 г. организовал пикет у Госдумы с требованием импичмента, вынеся этот вопрос из сферы подковёрных обсуждений на публику (кстати говоря, уведомление на тот пикет подавали представители РКРП). Только тогда зюгановцы были вынуждены дать свои подписи.Впоследствии, уже в качестве рядового депутата, Рохлин заставил депутатов Госдумы проголосовать за создание комиссии по импичменту тем, что привёл в здание парламента шахтёров с пикета на Горбатом мосту, которые стали стучать касками прямо у зала заседаний. Член ЦК РКРП Борис Хорев, в те дни тесно работавший вместе с Рохлиным, впоследствии писал:

«Действительно ли Рохлин надеялся на импичмент? Было не так. Вопрос об импичменте он считал легальным прикрытием для массовых «протестных действий», средством нажима на власть, заставить которую уйти надо всеми доступными способами. На первое место он ставил открытые армейские выступления и поначалу вообще надеялся только на них, но вскоре понял, что без массового рабочего движения, без самого широкого протестного движения не обойтись.

Кабинетную суетню и интриги в «коридорах власти» и примыкающих к ним генерал решительно отвергал. Он шел к людям, к рабочим. Шахтеры скорее почувствовали, чем поняли умом, что за ним, Рохлиным, стоят силы, какие в случае обострения конфликта будут на их стороне, придут им на помощь. Именно это придало их протесту столь необходимое упорство (Именно это заставило Ельцина публично прорычать перед СМИ: «Мы сметём этих Рохлиных!» — А.Б.).

Его гибель для меня была таким ударом, какой можно сравнить только с нашим октябрьским поражением 1993 года. Революционная ситуация, которая сложилась в стране во многом благодаря яркой личности Рохлина, сломалась».

8 июня по инициативе Л.Рохлина был создан штаб по координации протестных действий, в работе которого приняли участие представители многих оппозиционных организаций, в том числе РКРП и РКСМ(б). КПРФ тоже была приглашена, но первоначально не пожелала участвовать в работе штаба, ее на первых заседаниях представлял В.Илюхин. Именно он и стал руководителем штаба протестных действий, а его двумя заместителями — Л.Рохлин и член ЦК РКРП Б.Хорев. Однако, увидев, что верх в протестном движении берут радикалы, КПРФ решила активизироваться и, ссылаясь на свое численное преимущество, переполнила штаб своими представителями, после чего его работа была сведена на нет. Говорят, что этот зюгановский «штаб протестных действий» где-то заседает и по сей день, но участникам реального протестного движения от него ни холодно ни жарко.

Неудивительно, что Рохлина Зюганов рассматривал как опасного конкурента. Не случайно в день его гибели 3 июля 1998 г. Зюганов, даже не ознакомившись с материалами дела, начал направо и налево давать интервью, что произошло не политическое убийство, а лишь «бытовуха». Преемником Рохлина во главе Движения в поддержку армии стал Виктор Илюхин — человек, при всём уважении к нему, не обладавший боевыми качествами Рохлина, и закономерно, что ДПА при нём трансформировалось в одного из сателлитов КПРФ.

О состоявшейся смычке КПРФ и правящего режима в те дни интересное заключение либерального историка О.Греченевского:

«23 июля 1998 года Ю.Д. Маслюкова [одного из лидеров КПРФ] назначили министром промышленности и торговли. Похоже, что Кремлю нужен был в правительстве ручной «коммунист» на период дефолта и потрясений в обществе. [Через несколько дней] генерал Ковалев был снят с поста директора ФСБ — его сменил В.Путин. Это были уже последние приготовления к дефолту. Правящая мафия не могла доверить руководство ФСБ в такой критический момент «лужковцу» — у московских чекистов могло появиться искушение воспользоваться ситуацией и захватить власть. Нужен был преданный «семье» человек! В интернете есть информация, которая исходит от родственника генерала Рохлина: ему как-то удалось узнать, что убийство Рохлина организовал по поручению «семьи» Путин. Будто бы устроили ему такой экзамен, чтобы Путин доказал свою пригодность как будущий руководитель ФСБ. А заодно «повязали кровью», чтобы гарантировать его преданность …»

Насколько эта гипотеза соответствует действительности, мы, наверно, узнаем, лишь когда после победы революции откроем архивы.                          Артём БУСЛАЕВ                                                                                                       Газета»Трудовая Россия»№378.

Реклама
Запись опубликована в рубрике КПРФ - злейший враг коммунизма. Добавьте в закладки постоянную ссылку.